Книга Йехошуа

Глава 20

  1. И говорил Господь Йехошуа, говоря:

  2. «Говори сынам Израиля, говоря: «Дайте вам города-убежища, о которых говорил Я вам через Моше.

    В главах 20-21 идет речь о выполнении заповедей выделения каждым коленом городов-убежищ, а также городов, предназначенных для проживания левитов. Следует заметить, что в городах-убежищах тоже проживали левиты, а города, выделенные для проживания левитов, тоже служили убежищами для людей, совершивших непреднамеренное убийство.

    Как сказано в Торе (Дварим 19, 1-2), эти заповеди вступали в силу сразу после того, как Земля Израиля была поделена между коленами, и именно поэтому последнее предложение предыдущей главы заканчивается фразой «...и закончили делить Землю».

    Как пишет «Даат Софрим», заповедь выделения городов-убежищ для совершивших непреднамеренное убийство вступила в силу сразу после раздела Земли Израиля между коленами потому, что на протяжении затяжной войны, которую вели евреи, человеческая жизнь сильно обесценилась, люди привыкли убивать, и поэтому надо было сразу же им напомнить о запрете лишать человека жизни, о наказании, которое полагается даже за непредумышленное убийство, а также об обязанности препятствовать совершению кровной мести.

    Относительно сказанного в предложении №1 следует заметить, что фразы типа «И говорил Господь с ..., говоря» встречаются только в Торе, а в Книгах Пророков нигде, кроме этого места, их нет. Раши говорит, что здесь используется фраза, типичная только для Торы, потому что нигде больше, кроме как здесь, Бог не говорит кому-либо выполнить заповедь, записанную в Торе. Мальбим объясняет это тем, что нигде больше, кроме этого места, Бог не добавляет деталей к написанному в Торе. Здесь же Он сообщает Йехошуа законы, которые в Торе не записаны. Кроме того, использование фразы, такой же, как в Торе, должно подчеркнуть величие Йехошуа, ставя его в один ряд с Моше.

    Странное выражение «дайте вам» объясняет «Мецудат Давид». По его мнению, эта фраза имеет смысл «ради вас», «для того, чтобы вам было лучше», то есть выделение коленами городов-убежищ должно быть сделано для нужд самих представителей этих колен.

  3. Бежать туда убийце, погубившему душу по-ошибке, ненамеренно, и будут вам для убежища от освободителя крови.

    Человек, который совершил непреднамеренное убийство, мог укрыться в одном из городов-убежищ, и пока он находился там, освободителю крови убитого запрещено было совершать кровную месть.

    Освободителем крови считался самый близкий родственник убитого: либо один из его братьев, либо один из его сыновей. В случае преднамеренного убийства, после обвинительного приговора в суде, освободитель крови должен был умертвить убийцу, но в случае убийства непреднамеренного, этого ему было делать нельзя.

  4. И побежит к одному из городов этих, и встанет в городских воротах, и расскажет в уши старейшин города слова свои, и заберут его в город к ним, и дадут ему место, и будет жить с ними.

    То, что происходило в городских воротах, являлось ни чем иным, как предварительным слушанием дела убийцы старейшинами города, которые также являлись и судьями. На основании услышанного они решали, принимать ли убийцу в город, или закрыть перед ним городские ворота. Как будет сказано ниже (в предложении №6), в городе убийцу ожидало более серьезное судебное разбирательство. Следует заметить, что это предварительное слушание в городских воротах города-убежища никак не упомянуто в Торе, и таким образом Бог, обращаясь к Йехошуа, открывает ему новые законы, на что и указывал Мальбим (см. комментарий к предыдущему предложению).

    Итак, стоя в городских воротах, убийца описывал перед старейшинами обстоятельства своего дела и высказывал свои просьбы, после чего принималось решение о принятии его под защиту. Как сказано в Талмуде (Макот 13, а), в шести городах-убежищах (в отличие от 42 городов левитов, которые тоже принимали непреднамеренных убийц), такому человеку предоставлялось бесплатное место для проживания.

  5. И если будет преследовать его освободитель крови, не отдадут убийцу в руки его, ибо непреднамеренно погубил его близкого, и не ненавидел его со вчерашнего или позавчерашнего дня.

  6. И будет проживать в том городе до тех пор, пока не встанет перед обществом для суда, до смерти главного коена, который будет в те дни, тогда вернется убийца и придет в свой город и в свой дом, в город, из которого бежал он.»»

    Убийца имел право проживать в городе-убежище до суда, который производился над ним уже не в городе-убежище, а там, где находился Санхедрин. Этот суд мог постановить, что он невиновен, и тогда он имел право вернуться в свой родной город, а освободителю крови было запрещено его убивать. Либо суд мог счесть убийство преднамеренным, и тогда убийцу ожидала смертная казнь. Либо суд мог прийти к выводу, что убийство действительно непреднамеренное, и наказать его ссылкой обратно в город-убежище. Срок ссылки заканчивался после смерти главного коена, после чего непреднамеренный убийца мог вернуться в свой родной город, не боясь кровной мести со стороны освободителя крови. Следует заметить, что в Талмуде (Макот 13) приведен спор между рабби Йехудой и рабби Меиром о том, возвращается ли непреднамеренному убийце его общественное положение, или только его имущество.

  7. И выделили Кедеш в Галилее, на Горе Нафтали, и Шхем на Горе Эфраима, и Кирьят Арба, он же Хеврон на Горе Йехуды.

    Эти города выделили в качестве городов-убежищ те же самые люди, которые производили разделение территории Земли Израиля между коленами, то есть Элазар ха-Коен, Йехошуа бин Нун и главы колен.

    Относительно местонахождения города Кедеш – см. комментарий к главе 19, предложению №37.

    Гора Нафтали – горная часть надела Нафтали, то есть северная часть горного хребта, идущего с севера на юг до Негева через всю территорию Земли Израиля.

    Гора Эфраима – центральная часть этого хребта. Город Шхем, как было сказано выше, находился на границе между наделами Менаше и Эфраима и относился к наделу Эфраима.

    Относительно Хеврона далее (21, 11-13) будет сказано, что крепость Кирьят Арба получили сыны Ахарона ха-Коена и она стала городом-убежищем, а окружавшим ее городом, и вообще всем округом владел Калев бен Йефунэ.

    Гора Йехуды – южная часть хребта, проходящего через всю территорию Земли Израиля. Получается, что в каждой части этого хребта находился один город-убежище.

  8. И за Иорданом Йерихо к востоку дали Бецер в пустыне, на равнине от колена Реувена, и Рамот в Гиладе от колена Гада, и Голан в Башане от колена Менаше.

    Здесь имеется в виду не только Заиорданье на широте города Йерихо, а вся вообще еврейская территория, расположенная к востоку от Иордана.

    Три указанных здесь города-убежища выделил еще Моше, но пока не были выделены еще три к западу от Иордана, эти города не функционировали как города-убежища, так как в Торе сказано, что должно быть шесть городов-убежищ, а не три (Мишна Макот 2, 4).

    Местонахождение города Бецер в настоящее время неизвестно, но, как сказано в Тосефте Макот (3, 2), он находился примерно на широте Хеврона и отстоял от Иордана примерно на том же расстоянии, что и Хеврон. Кроме того, здесь сказано, что Бецер находился в пустыне, то есть в восточной части надела Реувена, и на равнине. Относительно этой равнины – см. комментарий к главе 13, предложению №9.

    Рамот Гилад находился в центральной части Заиорданья, и он, как сказано в Тосефте Макот, соотносился к Шхему так же, как Бецер – к Хеврону. Предполагается, что в настоящее время Рамот Гилад не что иное, как сирийский город Рамта (32°33'31.09"N, 36° 0'52.58"E), расположенный в 11 км. к юго-западу от современного города Деръа (Эдрэи):

    Рамот Гилад

    Город Голан находился в северной части Заиорданья, и он, как сказано в Тосефте Макот, соотносился к Кедешу так же, как Бецер – к Хеврону. Местонахождение его в настоящее время неизвестно.

  9. Эти были городами «муада» всем сынам Израиля и пришельцу, живущему среди них, бежать туда каждому, кто погубил душу по ошибке, и не умрет от руки освободителя крови до того, как встанет перед обществом.

    Это предложение подводит итог теме городов-убежищ.

    Прежде всего следует разобраться с не переведенным словом «муада», а не переведено оно потому, что его можно перевести по-разному. Дело в том, что слово «муада», которое в ивритской транскрипции пишется «מועדה» может иметь либо корень «йаад» (יעד), либо корень «ваад» (ועד). Корень «йаад» переводится, как «цель», или «предназначение», то есть в этом случае смысл в том, что города эти имели определенное предназначение и их выделение имело определенную цель, а именно – служить убежищем непреднамеренным убийцам (Раши). Корень «ваад» переводится, как «собрание» (на современном иврите – «комиссия», «комитет»), и в таком случае смысл в том, что в этих городах должны были собираться непреднамеренные убийцы (Радак и «Мецудат Цион»).

    Как видно из этого предложения, в городах-убежищах могли укрыться от кровной мести не только евреи, но также и неевреи, обладающие статусом «гер тошав» (непринявшие иудаизм неевреи, соблюдающие Семь заповедей для сынов Ноаха).

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator