Книга Йехошуа

Глава 14

  1. И это, что получили сыны Израиля в Земле Кнаан, которыми наделили их Элазар ха-Коен, и Йехошуа бин Нун, и главы отцов колен сынам Израиля.

    Это предложение – прямое продолжение предложения №32 предыдущей главы, в котором подводился итог описанию земель, распределенных Моше к востоку от Иордана. Здесь же начинает идти речь о респределении земель, находящихся от него к западу.

    Список людей, которые будут делить территорию Земли Кнаана между девятью с половиной коленами, был определен в Торе (см. Бамидбар 34, 16-29), причем все эти люди были там названы поименно: это были Элазар ха-Коен (главный коен), Йехошуа бин Нун, а также главы каждого из колен (названные здесь главами отцов колен), кроме глав колен Реувена и Гада, которые уже получили территории, лежащие к востоку от Иордана.

  2. В жребии надел их, как приказал Господь через Моше, девяти коленам и половине колена.

    Территория Кнаана была поделена между коленами с помощью жребия, а также посредством пророчества. Книга Йехошуа не рассказывает о том, как именно это происходило, но описание сего процесса можно найти в Вавилонском Талмуде (Баба Батра 122, а). В соответствии с Талмудом, Элазар ха-Коен в полном облачении главного коена, включая Урим и Тумим, стоял перед Йехошуа, главами колен и всем народом. Перед ним были установлены две урны: одна с названиями колен, а другая – с названиями территорий. На Элазара ха-Коена снизходил пророческий дар, и он объявлял что-то вроде: «Звулун получает округ Ако». Затем он засовывал руку в урну с названиями колен и вытаскивал жребий с именем Звулуна, а после этого засовывал руку в урну с названиями территорий и вытаскивал жребий с округом Ако, и т.д. Талмуд там задается вопросом, зачем нужен пророческий дар, если используется жребий, и зачем жребий, если используется пророческий дар, тем более, что вполне могла сложиться неприятная ситуация, при которой то, что объявлял Элазар ха-Коен, не совпало бы с вытащенным жребием. Раши в комментарии к Талмуду отвечает, что так было сделано для того, чтобы все присутствующие видели, что жребий не случаен и раздел земли происходит в соответствии с желанием Бога.

  3. Ибо дал Моше надел двух колен и половины колена за Иорданом, а левитам не дал надела среди них.

    В этом и в следующем предложении объясняется, почему территории, лежащие к западу от Иордана, были разделены между девятью с половиной коленами. Ведь если колен всего было двенадцать, и к востоку от Иордана земли получили два с половиной колена, а колено Леви вообще не участвовало в раздаче, то выходит, что оставались не девять с половиной, а восемь с половиной колен, которые должны были получить земли к западу от Иордана.

  4. Ибо были сыны Йосефа двумя коленами, Менаше и Эфраима, и не дали часть левитам в Земле, а только города для проживания, и участки для скота их и для имущества их.

    Причина того, что земля к западу от Иордана была разделена между девятью с половиной коленами состоит в том, что сыновья Йосефа стали родоначальниками двух колен. Так решил еще Яаков, когда сказал: «Эфраим и Менаше как Реувен и Шимон будут мне» (Берешит 48, 5).

    Начиная со слов «и не дали часть...», Книга Йехошуа возвращается к предложению №1, где шла речь о разделении земли Элазаром ха-Коеном, Йехошуа и главами колен.

    «Часть» - то же самое, что и «надел». Это слово используется здесь для того, чтобы напомнить о том, что говорил Бог Аарону: «В земле их ты не получишь надела, и части не будет тебе среди них; Я твоя часть и твой надел среди сынов Израиля» (Бамидбар 18, 20).

    После окончания раздела Кнаана между коленами, колено Леви должно было получить от каждого колена определенное количество городов, в соответствии с указанным в Торе (см. Бамидбар 35, 8). «Мецудат Давид» замечает, что города эти не переходили в собственность колена Леви, а лишь использовались ими «для проживания».

    Упоминаемые здесь участки представляли собой земли вокруг городов, и использовались для выпаса скота и для хозяйственных нужд местных жителей. Размер этих участков тоже указан в Торе (см. Бамидбар 35, 4-5).

  5. Как велел Господь Моше, так сделали сыны Израиля и поделили землю.

    Все указания, данные Богом Моше относительно раздела Кнаана между коленами и городов, которые следует передать колену Леви, записаны в Торе в Книге Бамидбар, начиная с конца 33-й главы, и заканчивая 35-й.

    «Сыны Израиля» - это на самом деле упомянутые в предложении №1 Элазар ха-Коен, Йехошуа бин Нун и главы колен. А названы они здесь сынами Израиля потому, что заповедь Торы относительно раздела Кнаана касалась не только их, но и всего еврейского народа.

  6. И подошли сыны Иехуды к Йехошуа в Гилгале, и сказал ему Калев бен Йефунэ ха-Книзи: «Тебе известно то, что говорил Господь Моше, человеку Божьему, насчет меня и насчет тебя в Кадеш Барнеа.

    Описываемые здесь события произошли еще до начала раздела Кнаана между коленами. Из того, что будет сказано в конце данной главы, можно сделать вывод о том, что разговор между Йехошуа и Калевом состоялся в конце периода завоевания.

    Калев напоминает Йехошуа о событиях, описанных в Торе, а именно о грехе разведчиков, когда Моше, находясь в Кадеш Барнеа (о местоположении Кадеш Барнеа – см. комментарий к главе 10, предложению №41), послал в Кнаан 12 разведчиков, среди которых были и Йехошуа бин Нун, и Калев бен Йефунэ. Вернувшиеся разведчики, кроме Йехошуа и Калева, принесли Моше плохие известия, народ впал в депрессию, и тогда Бог приказал евреям 40 лет скитаться по пустыне, пока не умрут все вышедшие из Египта, кроме Йехошуа и Калева, которые удостоятся чести войти в Кнаан.

    Причиной разговора Калева с Йехошуа было близящееся разделение Кнаана между коленами, которое должно было свершиться с помощью жребия. Калев не хотел получать землю таким способом, и, опираясь на прошлые заслуги, пришел требовать свой надел вне жеребьевки.

    Теперь рассмотрим это предложение более детально.

    Калев бен Йефунэ являлся главой колена Йехуды, и к Йехошуа подошел не он один, а все колено. Причиной этому, наверное, было то, что человек обычно бывает более покладист тогда, когда разговаривает с толпой, а не с каким-либо другим человеком.

    Разговор происходил в Гилгале, где Йехошуа держал свой главный лагерь и откуда руководил процессом завоевания Кнаана.

    «Книзи» Калев назван еще в Торе (см. Бамидбар 32, 11), по всей видимости по имени отчима, отца его младшего брата Отниэля.

  7. Сорок лет мне было, когда послал Моше, раб Господа, меня из Кадеш Барнеа разведать Землю, и я принес ему то, что было у меня на сердце.

    Прежде всего следует обратить внимание на то, что Калев не говорит «послал нас» и «мы принесли», а говорит только про себя, несмотря на то, что они тогда все делали вместе с Йехошуа. Причина этого в том, что в данный момент Калев добивается для себя льгот, и ему совсем не нужно делить прошлые заслуги с кем бы то ни было.

    Насчет того, что Калев принес Моше то, что было у него на сердце, есть несколько объяснений. «Даат Микра» говорит по-простому, что Калев не стал поддакивать остальным разведчикам и не побоялся народного гнева, а выложил Моше все, что думал. Раши и «Мецудат Давид» утверждают, что у Калева на уме было одно, а на языке – совсем другое. Пока разведчики ходили по Кнаану и обсуждали, что они будут говорить Моше, Калев с ними во всем соглашался, так как опасался, что в другом случае его убъют, а потом война все спишет. Но после их возвращения, когда опасность миновала, Калев заговорил совсем по-другому и рассказал Моше что он на самом деле думает.

  8. И братья мои, которые взошли со мной, растопили сердце народа, а я исполнил все по воле Господа, Бога моего.

    Упоминаемые здесь братья, которые взошли с Калевом – остальные разведчики, которые по возвращении «растопили сердце народа», что значит испугали народ, подобно тому, что было сказано в главе 7, предложении №5: «растаяло сердце народа, и стало водой».

    Когда Калев говорит «исполнил все по воле Господа», он намекает на то, что сказано о нем в Торе (Бамидбар 14, 24): «исполнил волю Мою».

  9. И поклялся Моше в день тот, говоря: «Если нет, земля, на которую ступала нога твоя, тебе в надел будет, и сыновьям твоим навечно, ибо исполнил ты волю Господа, Бога моего».

    На самом деле клялся не Моше, а Бог (см. Бамидбар 14, 21-24; 32, 11-12; Дварим 1, 34-36), но Калев слышал эту клятву из уст Моше.

    «Если нет» - формула начала клятвы, что-то вроде «если не исполнится что-либо, то наказанием за это будет...» («Мецудат Давид»).

    Здесь Калев напоминает Йехошуа сказанное в Торе (Дварим 1, 36): «Кроме Калева бен Йефунэ, он увидит ее, и ему дам Я землю, на которую ступал он, и сыновьям его, за то, что исполнил он волю Господа». А ступал Калев на землю Хеврона, как сказано в Торе (Бамидбар 13, 22): «...и дошел до Хеврона». Ниже Калев затребует Хеврон явным образом.

  10. И теперь оставил в живых Господь меня, как сказал, в течение сорока пяти лет с того времени, как сказал Господь это Моше, когда ходил Израиль в пустыне, и вот мне теперь восемьдесят пять лет.

    С момента выхода евреев из Египта до того, как они вошли в Кнаан, прошло сорок лет. Инцидент с разведчиками произошел на второй год после выхода из Египта, то есть между этим прискорбным случаем и переходом через Иордан прошло 38 лет. Если Калев говорит, что грех разведчиков произошел 45 лет назад, получается, что разговор Калева с Йехошуа имел место через семь лет после начала завоевания Кнаана, т.е. на исходе периода завоевания.

  11. Я еще сегодня силен, как в день, когда послал меня Моше, как силен был тогда, так же силен теперь для войны и для командования.

    Так как Калев собирается потребовать себе Хеврон, который тогда все еще находился в руках неприятеля, он опасается, что Йехошуа ему откажет, ссылаясь на то, что он уже старик и не сможет отвоевать свою землю. Поэтому он, прежде, чем выдвинуть определенные требования, сначала заявляет, что в нем все еще хватит силы и для того, чтобы воевать самому, и для того, чтобы командовать войском («Мецудат Давид» и «Даат Микра»).

  12. А сейчас дай мне гору эту, как говорил Господь в тот день, ибо слышал ты в тот день, что великаны там, и города большие укрепленные, может будет Господь со мной и уничтожу я их, как говорил Господь.

    Здесь Калев требует гору Хеврон, и хоть явным образом в Торе нигде не указывается, что гора Хеврон должна принадлежать Калеву, Калев здесь толкует то, что сказал Бог, и говорит Йехошуа: «Ты сам слышал, что там великаны» и т.д. А из Торы известно, что великаны жили в Хевроне: «И дошел до Хеврона, а там Ахиман, и Шешай, и Талмай – дети великана» (Бамидбар 13, 22).

    Несмотря на то, что Бог пообещал Калеву землю, куда ступала его нога, т.е. Хеврон, он не говорит Йехошуа о том, что теперь Бог должен ему помочь, а использует более осторожную формулировку «может будет Господь со мной».

  13. И благословил его Йехошуа, и отдал Хеврон Калеву бен Йефунэ в надел.

    Йехошуа благословил его на удачу в войне с великанами («Мецудат Давид»), и пожелал, чтобы Бог помог ему («Даат Микра»). 

    Таким образом Калев бен Йефунэ получил «вне конкурса» всю территорию, которая находилась под контролем Хеврона, включая принадлежащие Хеврону сельскохозяйственные угодья и его города-спутники, но сам Хеврон впоследствии стал городом-убежищем и был передан коенам («Мецудат Давид»).

  14. Поэтому стал Хеврон Калеву бен Йефунэ ха-Книзи наделом до сегодняшнего дня за то, что исполнил он волю Господа, Бога Израиля.

    Почему «поэтому»? Кроме явно указанной причины (из-за того, что он исполнил волю Господа), существуют два варианта объяснения. «Даат Микра» считает, что Хеврон перешел к Калеву потому, что он сумел уничтожить засевших в нем великанов, а «Мецудат Давид» говорит, что «поэтому» служит объяснением причины того, почему Калев не получил надел вместе со своим коленом в порядке жеребьевки.

    Теперь следует разобраться с завоеванием Хеврона. Выше уже в двух местах упоминалось о войне с Хевроном. Сначала в главе 10, предложении №37 было сказано, что Йехошуа захватил Хеврон в ходе своей южной кампании, а потом еще раз в главе 11, предложении №21 говорилось о том, что Йехошуа уничтожил всех великанов в нескольких городах, среди которых был и Хеврон. А сейчас выясняется, что Калев идет воевать с великанами Хеврона.

    На самом деле никакого противоречия тут нет. В ходе южной кампании Йехошуа действительно захватил Хеврон и его города-спутники, но не смог захватить городскую крепость Кирьят Арба, в которой засели великаны. Впоследствии эти великаны были уничтожены Калевом бен Йефунэ, и именно об этом идет речь в главе 11 при подведении итогов завоевания. А то, что там сказано, что это сделал Йехошуа, является следствием того, что Йехошуа в то время был главнокомандующим и все победы и поражения записывались на его счет.

  15. И прежнее название Хеврона – Кирьят Арба, это самый большой человек из великанов, и Земля успокоилась от войны.

    Хеврон сначала назывался Кирьят Арба по имени отца Ахимана, Шешая и Талмая, которого звали Арба, он был правителем Хеврона и считался великаном даже среди великанов (Раши и «Мецудат Давид»). Либо Кирьят Арба был так назван из-за четверых великанов, отца и трех сыновей, составлявших правящий дом: «арба» (ארבע) на иврите – «четыре» (Раши).

    «Даат Микра» считает, что Кирьят Арба – название укрепленной части города, которая служила цитаделью великанам. Сам же Хеврон по всей видимости состоял из нескольких поселений, которые объединились в город. Например, в Торе (Берешит 18, 1) упоминается Алонэй Мамрэ, про который тоже говорится, что это Хеврон, а также Эшколь (Бамидбар 13, 23-24). Само же название «Хеврон» говорит о том, что город был создан посредством слияния нескольких поселений: на иврите «хибур» (חיבור) – «сложение» или «соединение».

    Фраза «и Земля успокоилась от войны» уже встречалась в главе 11, предложении №23. Сейчас она повторяется еще раз для того, чтобы указать, что то, что было сказано в главе 11, предложении №21 произошло после того, как Калев получил в надел Хеврон и отвоевал его у великанов.

 

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator