Книга Йехошуа

Глава 8

  1. И сказал Господь Йехошуа: «Не бойся и не страшись, возьми с собой весь народ войны и встань, поднимись к Аю; смотри: отдал Я в твои руки царя Ая, и народ его, и город его, и страну его.

    После первого поражения Йехошуа боялся снова выступать в поход на Ай, поэтому Бог успокоил его словами «не бойся и не страшись» («Мецудат Давид»).

    «Даат Микра», ссылаясь на раби Элазара из Мидраша Песнь Песней Раба (гл. 4) замечает, что «весь народ войны», что означает всю армию Йехошуа, исчислялся 60,000 воинами.

    Комментаторы дают два объяснения того, почему второй свой поход на Ай Йехошуа осуществил при участии всей своей армии, хотя, судя по донесениям разведки, для этого было достаточно 3,000 человек (см. главу 7, предложение №3).

    По мнению «Мецудат Давид», Бог приказал Йехошуа собирать в поход всю свою армию для того, чтобы жители Ая решили, что евреи выигрывают все свои войны не с Божьей помощью, а численным превосходством. Поэтому, для того, чтобы противостоять Йехошуа, они должны были собрать в Ае все свои силы, которые Йехошуа разобьет одним ударом, и после чего ему не надо будет ходить от города к городу для того, чтобы добивать остатки вражеской армии.

    Ральбаг же, придерживаясь своего мнения о том, что Бог не совершает чудеса, если можно достигнуть желаемого, оставаясь в рамках законов природы (см. комментарий к главе 3, предложению №17), говорит, что в силах Йехошуа было подавить армию Ая, если бы он использовал всю мощь своей армии и воинское искусство, так как воины Ая наверняка совершат еще одну вылазку за пределы городских укреплений, которая в первый раз оказалась победоносной.

  2. И сделаешь с Аем и царем его, как сделал ты с Йерихо и царем его, только трофеи его и скот его возьмите себе; поставь себе засаду за городом».

    Ранее не упоминалось то, что евреи сделали с царем Йерихо, но это станет ясно после того, как ниже будет рассказано о том, что они сделали с царем Ая («Даат Микра»).

    Видно, что в отличие от Йерихо, городские трофеи переходили в собственность евреев.

    Засада, о которой говорится Йехошуа, должна была быть поставлена к западу от Ая, а главные силы евреев должны были подойти с востока («Мецудат Давид» и «Даат Микра»).

  3. И встал Йехошуа и весь народ войны подниматься в Ай, и выбрал Йехошуа тридцать тысяч человек, сильных воинов, и послал их ночью.

    30,000 человек – это половина войска Йехошуа, и число, в 10 раз превосходящее то, которое указали разведчики. «Даат Микра» говорит, что Йехошуа собрал так много народа для того, чтобы не надо было полагаться на чудо.

    Насчет «послал», так еще не послал, а только приготовил. Таким образом, ниже в предложениях №4-8 Йехошуа опишет им то, что они должны будут сделать, а потом, в предложении №9, Йехошуа уже их пошлет («Даат Микра»).

  4. И приказал им, говоря: «Смотрите, вы сидите в засаде за городом, не удаляйтесь сильно от города и будьте все наготове.

    Засада должна была залечь к западу от Ая либо из-за того, что городские ворота Ая находились на востоке, либо из-за того, что жители Ая ожидали появления евреев с востока, так как Гильгаль находился к востоку («Даат Микра»).

    Наготове засада должна была находиться из-за того, что в любой момент времени они по знаку Йехошуа должны были выйти из засады и захватить город. Следует заметить, что здесь не упоминается знак, который должен был дать им Йехошуа, и о нем будет рассказано ниже, в предложении №18.

  5. А я и весь народ, который со мной, приблизимся к городу, и будет, как выйдут они нам навстречу, как в первый раз, и отступим мы перед ними.

    Йехошуа планировал предпринять тактическое отступление для того, чтобы выманить жителей Ая подальше от города.

  6. И выйдут они за нами до того, что оторвем мы их от города, ибо скажут они: «Отступают перед нами, как в первый раз», а мы продолжим отступать перед ними.

    Йехошуа планировал таким образом выманить из Ая весь его гарнизон.

  7. А вы встанете из засады и унаследуете город, и отдаст его Господь, Бог ваш, в руки ваши.

    «Унаследуете» - см. комментарий к Главе 1, предложению №11.

  8. И будет, как захватите город, подожжете город огнем, как сказал Господь сделаете, смотрите, приказал я вам».

    Йехошуа понял, что Бог хочет, чтобы он сжег Ай из того, что Бог сказал ему «И сделаешь с Аем... как ты сделал с Йерихо» («Мецудат Давид» и «Даат Микра»).

  9. И послал их Йехошуа, и пошли они к засаде, и засели между Бейт Элем и Аем к западу от Ая, и ночевал Йехошуа той ночью среди народа.

    «Среди народа» - подразумевается «народ войны», то есть войско. В ту ночь покинул Йехошуа главный лагерь в Гилгале и заночевал в военном лагере, находившемся неподалеку, для того, чтобы быть готовым выступить рано утром (Раши и «Даат Микра»).

  10. И пробудился Йехошуа утром, и построил народ, и поднялся он и старейшины Израиля перед народом в Ай.

    Во время построения проверил Йехошуа боеготовность воинов («Мецудат Давид»), а также разбил их на подразделения («Даат Микра»).

    Видно, что на этот раз Йехошуа шел во главе войска.

  11. И весь народ войны, который с ним, взошли и приблизились, и подошли к городу, и встали лагерем к северу от Ая, и долина между ними и Аем.

    Три глагола «взошли», «приблизились» и «подошли», следующие один за другим, указывают на то, что все эти действия происходили очень быстро («Даат Микра»).

    Упоминаемая здесь долина на самом деле не совсем долина (в оригинальном тексте используется слово «гай» (גיא), обозначающее узкую долину между горами, но не ущелье), а вади. В настоящее время эта долина носит название Вади Эль-Джайа, что очень похоже на «гай», находится севернее арабской деревни Дир Дибван, и на нижеприведенном снимке местности она отмечена красным («Атлас Даат Микра»):

    Вади Эль-Джайа

  12. И взял около пяти тысяч человек, и поставил их засадой между Бэйт Элем и Аем к западу от города.

    Йехошуа выделил из своего отряда 5,000 солдат для создания еще одной засады, которая расположилась ближе к Аю, чем та, которая выступила ночью (Раши). Многие комментаторы пытаются объяснить, что этим хотел добиться Йехошуа, но их объяснения не очень убедительны. Ральбаг, например, считает, что вторая засада должна была использоваться, как связующее звено между Йехошуа и первой засадой, в частности, она должна была увидеть поданный Йехошуа знак и передать его первой засаде, чтобы ее воины начали атаковать город. В таком случае непонятно зачем во второй засаде участвовали 5,000 человек, ведь для того, чтобы передать знак, достаточно было маленького отряда.

    С моей точки зрения самое лучшее объяснение того, что, как и почему сделал Йехошуа во время боя за Ай, дает Амрам Кехати. Его анализ произошедшего будет приведен ниже, после окончания описания хода сражения.

  13. И поставили народ, весь лагерь, который к северу от города, и его пяту к западу от города, и ходил Йехошуа в ту ночь в долине.

    Смысл заключается в том, что Йехошуа и старейшины выстроили («поставили») всю армию («народ», т.е. «народ войны»), и основной отряд («лагерь»), и вторую засаду («пяту») в боевом порядке, приготовив ее таким образом к ведению боевых действий (все комментаторы).

    Конец предложения указывает на то, что этой ночью Йехошуа спать не ложился. Эту ночь он провел, обходя войска, проверяя их боеготовность и поднимая их воинский дух. По этой же самой причине Йехошуа шел в походе на Ай во главе армии и поэтому находился этой ночью в долине, т.е. в самом опасном с военной точки зрения месте (Ральбаг и «Даат Микра»).

  14. И было, как увидел царь Ая, и поспешили, и встали, и вышли люди города навстречу Израилю на войну, он и весь народ его, в «моэд» перед степью, и не знал он, что засада у него за городом.

    Здесь не указывается, что именно увидел царь Ая, но он явно увидел еврейскую армию, и похоже на то, что он увидел, как евреи ставят лагерь или строятся в боевые порядки, из чего заключил, что сейчас самое время нанести превентивный удар («Даат Микра»).

    «И поспешили, и встали, и вышли» - три глагола, следующие один за другим, указывают на быстроту совершаемых действий («Даат Микра»).

    «Люди города» - армейский гарнизон Ая, а «весь народ его» - городское ополчение, которое должно было оказать гарнизону поддержку («Даат Микра»).

    «Моэд» можно перевести двумя способами. Либо это запланированное место боя («Даат Микра»), либо определенный момент времени (все комментаторы). Этот момент времени был очень важен для царя Ая, так как был признан благоприятным в соответствии с предсказаниями колдунов (Раши), либо из-за того, что именно в этом часу жители Ая в предыдущем бою одержали победу и эта деталь должна была способствовать поддержанию воинского духа защитников города (Ральбаг).

    «Перед степью» - в то же самое место, где в предыдущий раз были разбиты евреи (Ральбаг и «Даат Микра»), или в то место, куда выманил его Йехошуа, и которое находилось ниже по склону, чем город Ай, из-за чего во время боя царь Ая не мог видеть захватывающую город засаду (Ральбаг).

  15. И были уязвлены Йехошуа и весь Израиль перед ними, и отступили по Дороге Пустыни.

    «Уязвлены» - сделали вид, что побежали (Раши, «Мецудат Давид» и «Даат Микра»).

    Дорога Пустыни – дорога, ведущая из Йерихо в Бейт Эль. Имеется в виду Пустыня Бейт Авен, расположенная на восточных склонах горы Бейт Эль («Даат Микра»).

  16. И возопили весь народ, который в городе, преследовать их, и преследовали Йехошуа, и оторвались от города.

    По мнению «Даат Микра» и «Мецудат Давид», речь идет о мужчинах, все еще остававшихся в городе. Когда они увидели, что еврейская армия сломлена, их собрали для преследования и окончательного разгрома противника с помощью специальных крикунов (т.е. глашатаев), и после того, как они покинули город, он остался абсолютно незащищенным.

  17. И не осталось никого в Ае и Бейт Эле, кто бы не вышел за Израилем, и оставили город открытым, и преследовали Израиль.

    Похоже, что ворота Бейт Эля местные жители все же за собой закрыли, поэтому в этом бою Бейт Эль не был захвачен. Он был завоеван гораздо позже коленами Йосефа (события, описанные в Книге Судей), и лишь царь Бейт Эля был убит еще во времена Йехошуа (см. ниже главу 12, предложение №16).

  18. И сказал Господь Йехошуа: «Взмахни копьем, которое в руке твоей, в сторону Ая, ибо в руки твои отдам Я его»; и взмахнул Йехошуа копьем, которое в руке его, в сторону города.

    Взмах копьем послужил знаком засаде для начала атаки на город (Раши, «Мецудат Давид» и «Даат Микра»).

  19. И засада встала быстро с места своего, и побежали, как взмахнул он рукой, и зашли в город, и захватили его, и поспешили, и подожгли город огнем.

    Город был подожжен для того, чтобы отрезать путь к отступлению воинам Ая («Даат Микра»).

  20. И обернулись люди Ая назад, и увидели, и вот поднялся дым города в небеса, и не было у них силы отступить никуда, а народ, отступающий в пустыню, повернулся к преследователям.

    Слово «ядаим» (ידים), дословно «руки», которое Раши вслед за переводом Йонатана на арамейский объясняет, как «сила», Радак и «Мецудат Цион» объясняют, как «место», и похоже, что оба объяснения являются правильными.

    Таким образом сложилась ситуация, при которой отступавшие евреи повернулись на 180 градусов и начали наступление на преследовавшие их силы Ая, а воины Ая обнаружили, что отступить в город уже не представляется возможным.

  21. Ибо Йехошуа и весь Израиль увидели, что захватила засада город, и что поднялся дым города, и возвратились, и ударили людей Ая.

    Йехошуа и весь Израиль увидели дым, поднимающийся из города, поняли, что город захвачен, повернулись и атаковали силы Ая («Даат Микра»).

  22. А эти вышли из города им навстречу, и стали Израилю посредине, эти отсюда, и эти отсюда, и ударили их, пока не осталось у них ни выжившего, ни беженца.

    После того, как город был захвачен и подожжен, учавствовавшие в этом воины вышли из городских ворот навстречу отступавшим воинам Ая, и, совместно с наступавшими с востока силами Йехошуа, нанесли по ним одновременный удар с фронта и с тыла, в результате чего защитники Ая были перебиты поголовно.

    Несмотря на подробное описание событий, бой за Ай оставляет за собой немало вопросов, на которые ни один из комментаторов не дает внятного ответа, и на которые обратил внимание Амрам Кехати (псевдоним, настоящее имя Авраам Яаков Шпрингер), живший в Израиле в середине прошлого века. В отличие от остальных комментаторов Танаха, Амрам Кехати немало повоевал: сначала два с половиной года в составе английской армии во время Второй Мировой войны, затем в Лехи, а затем и в Цахале, поэтому к его мнению относительно этого сражения стоит прислушаться.

    Итак, Амрам Кехати обращает внимание на три следующих неясности:

    1. Почему Йехошуа занял позиции к северу от Ая, а не к востоку или не к юго-востоку от него, ведь евреи подошли к Аю с юго-востока?

    2. Зачем понадобилось Йехошуа отделять от своей группировки отряд в 5,000 человек, которых он отправил в засаду к западу от Ая? Ведь была уже одна засада к западу от Ая, гораздо более многочисленная, чем вторая, в 30,000 человек?

    3. Зачем понадобилось точно указывать место предполагаемого боя («моэд» перед степью) и путь отступления евреев (Дорога Пустыни)? Какое это имеет значение для правильного понимания хода сражения?

    Для того, чтобы ответить на эти вопросы, вернемся к началу описываемых событий.

    Когда Йехошуа шел во второй раз воевать с Аем, он намеревался одержать победу силой воинского искусства. После неудачи первой, лобовой атаки на Ай ограниченными силами, ему было ясно, что прямым приступом взять Ай будет невозможно, тем более в свете падения морали еврейских бойцов после первого поражения.

    Он понимал также, что длительная осада Ая невозможна по причине начинающегося объединения местных царей для противостояния вторгшимся в их владения евреям.

    Поэтому Йехошуа тайно посылает 30-тысячный отряд, состоящий из отборных воинов («...и послал их ночью»), для того, чтобы они устроили засаду к западу от города, пока основные еврейские силы занимают позиции к северу от него. Оперативной задачей этой засады было захват города после того, как основные силы евреев выманят из города его защитников в результате тактического отступления.

    Вместе с тем следует заметить, что подобная техника захвата укрепленных городов в те времена была уже хорошо известна, и по-всей видимости Йехошуа не смог бы обмануть защитников города своим инсценированным тактическим отступлением, не предприми он еще одну военную хитрость.

    Эта военная хитрость заключалась в том, что Йехошуа выделил еще один отряд в 5,000 человек, который тоже как-бы должен был играть роль засады. Этот отряд тоже занимает позиции к западу от города, северней первой засады в 30,000 человек, очень близко к северо-западной окраине Ая и гораздо ближе к Бейт Элю, чем первая засада.

    Этот второй отряд был послан на свои позиции средь бела дня и без всяческой маскировки, с тем, чтобы неприятель заметил его, принял его за засаду и успокоился на достигнутом. Таким образом, выделение 5,000 человек в качестве засады представляло собой намеренную военную небрежность.

    В результате перед началом боя образовалась следующая диспозиция:

    Битва за Ай - начальная диспозиция

    Йехошуа принимает в расчет, и, как оказалось впоследствии, совершенно справедливо, что Ай и Бейт Эль связанны военными соглашениями, в соответствии с которыми жители Бейт Эля не будут безучастно наблюдать за ходом событий, а примут участие в атаке и в разгроме еврейских сил.

    Именно поэтому Йехошуа принимает решение поставить свои силы к северу от Ая, а не к югу и не к востоку, так как в этом случае жители Бейт Эля, для того, чтобы войти в соприкосновение с силами Йехошуа, должны были бы обогнуть Ай с запада, и тогда они наверняка бы заметили отряд в 30,000 человек, что положило бы конец всему его замыслу. Если же силы Йехошуа будут находиться к северу от Ая, они будут открыты для прямой фланговой атаки со стороны Бейт Эля, что позволит избежать обнаружения засады в 30,000 человек.

    Когда царь Ая со своим войском покидает городские стены, он очень спешит в место, которое называется «моэд перед степью». «Моэд», как было сказано выше, можно перевести, как «место», т.е. царь Ая спешит получить контроль над местом, где горы переходят в степь. Место это расположено восточнее сил Йехошуа, и, получив контроль над местностью, находящейся к востоку, царь Ая намеревался отрезать путь к отступлению Йехошуа в район Йерихо, после чего, с помощью соседей, разгром армии Йехошуа был бы только вопросом времени.

    Проблема была только в том, что Йехошуа совершенно не намеревался сражаться, и начал отступление на юго-восток сразу, как только увидел армию Ая. Таким образом царю Ая не удалось обойти Йехошуа с востока, и в результате он только сильно отдалился от города.

  23. А царя Ая схватили живым и привели его к Йехошуа.

  24. И было, как закончил Израиль убивать всех жителей Ая в поле, в пустыне, в которой они их преследовали, и пали все от меча, и вернулись весь Израиль в Ай, и ударили его мечом.

    «В поле» - имеется в виду на поле боя, а «в пустыне» - на восточных склонах горы, где пытались спастись бежавшие с поля боя («Даат Микра»).

    После этого все три отряда Йехошуа (60,000 воинов) собрались в Ае и уничтожили всех остававшихся в нем жителей, включая женщин и детей («Мецудат Давид» и «Даат Микра»).

    Следует заметить, что здесь не сказано, что произошло с Бейт Элем и его жителями, из чего можно сделать вывод, что с ними не произошло ничего, так как они успели вернуться под защиту стен Бейт Эля и запереть городские ворота («Даат Микра»).

  25. И было, все погибшие в тот день, от мужчины до женщины, двенадцать тысяч, все жители Ая.

  26. И Йехошуа не убрал руку, которой взмахнул копьем, пока не уничтожил всех жителей Ая.

  27. Только скот и трофеи того города разобрали себе Израиль, как сказал Господь, когда указал Йехошуа.

  28. И сжег Йехошуа Ай и сделал его курганом вечным, пустошью до сегодняшнего дня.

    После того, как Ай был подожжен взявшими город воинами засады, и после того, как все его жители были перебиты, а все их имущество взято в качестве трофеев, Йехошуа спалил его дотла. Хотя и первый поджог можно приписать Йехошуа, так как он был произведен по его приказу («Даат Микра»).

    Выражение «вечный курган» говорит о том, что Йехошуа запретил отстраивать Ай заново, а «до сегодняшнего дня» означает «до времени написания книги Йехошуа», так как, как можно видеть из более поздних книг Танаха, впоследствии рядом с курганом был отстроен другой город, который тоже назвали Аем («Даат Микра»).

  29. И царя Ая повесил на дереве до вечера, и на закате Солнца приказал Йехошуа, и сняли труп его с дерева, и бросили его в воротах города, и воздвигли на нем большую груду камней до сегодняшнего дня.

    Царь Ая был убит и после этого повешен на дереве в соответствии с указанием Торы (Дварим 21, 22) «...и будет умертвлен и повесишь его на дереве». То же самое будет сделано и с пятью царями Эмори. Вечером его труп был снят тоже в соответствии с указанием Торы (Дварим 21, 23) «Не оставляй на ночь труп его на дереве», и Радак утверждает, что это указание обязательно к исполнению по отношению к каждому повешенному на Земле Израиля. После этого его труп был брошен в городских воротах, так как городские ворота в то время являлись местом суда и главным общественным местом города («Даат Микра»).

    Ральбаг говорит, что место захоронения царя Ая было выбрано таким образом, чтобы его участь стала известна всем остальным местным царям, и чтобы они в результате этого побоялись воевать с евреями.

    В этом месте своих комментариев Ральбаг извлекает 14 уроков из событий, описанных, начиная с главы 5:

    • Первый урок относится к соблюдению заповеди обрезания. Как было описано в начале главы 5, евреи исполнили заповедь обрезания сразу же после того, как после того, как очутились в месте, где можно было оставаться до тех пор, пока они не поправятся после обрезания. Из этого следует вывод о том, что если кто-либо по какой-либо причине не исполнил эту заповедь на восьмой день после рождения ребенка, ему следует ее исполнить при первой же возможности.
    • Для того, чтобы произвести обряд массового обрезания еврейского народа, Йехошуа делает специальные острые ножи. Из этого следует вывод о том, что если кто-либо вынужден предпринять какие-либо действия, в результате которого кто-нибудь пострадает, он должен предпринять все, что в его силах, для того, чтобы причиненные им страдания были минимальными.

    • Во-время странствий по пустыне заповедь обрезания евреями не исполнялась. Причиной этого было то, что в тот период времени евреи совершали свои переходы не тогда, когда хотели, а тогда, когда этого хотел Бог. Они должны были отправляться в путь, когда начинал двигаться Облачный Столп, и поэтому могло случиться так, что они должны были начать переход до того, как заживет рана обрезанного младенца, в результате чего он подвергнется опасности. Поэтому Ральбаг делает вывод о том, что не следует делать обрезание в том случае, если в результате этого обрезанный подвергнется опасности.

    • Йехошуа произвел обрезание еврейского народа прежде, чем начать свои первые военные действия. Из этого следует вывод о пользе соблюдения заповедей вообще и о том, что соблюдение заповеди обрезания положительно влияет на поддержку, которую оказывает Бог еврейскому народу.

    • То, что евреи перешли с Мана на сельхозпродукцию на следующий день после наступления праздника Песах, Ральбаг приводит как доказательство того, что именно в этот день должен совершаться обряд Принесения Снопа («Омер»). Следует заметить, что члены секты саддукеев («цдуким») считали, что Омер следует приносить на следующий день после первой субботы нового года, когда в синагогах читают недельную главу «Берешит» (см. комментарий к главе 5, предложению №11).

    • Ман исчез сразу после того, как стало возможным употреблять продукцию сельского хозяйства. Из этого следует вывод о том, что Бог не совершает чудеса, в которых нет надобности.

    • В главе 5, предложении №13 рассказывается о том, что Йехошуа встретился с ангелом в Йерихо, хотя это произошло еще до падения этого города. Ральбаг там объясняет, что на самом деле дело было вне стен Йерихо, и что Йехошуа видел видение, как-будто он в Йерихо и общается с ангелом. Сейчас же он добавляет, что это стало возможным только из-за того, что мыслями Йехошуа уже был в Йерихо, из чего следует вывод о том, что для того, чтобы пророчество стало возможным, пророку следует к нему подготовиться.

    • Ангел, которого увидел Йехошуа, сначала показался ему воином. Из этого следует вывод о том, что детали пророческого видения во многом зависят от мыслей пророка во время подготовки с пророчеству.

    • События, сопровождающие падение Йерихо, учат нас тому, что в Бога следует верить и Его бояться, удача зависит только от этого.

    • Всякое доброе дело должно быть вознаграждено. Поэтому Йехошуа приказал оставить в живых Рахав и всех, кто с ней в доме, и сказал (глава 6, предложение №25), что причиной этого является то, что она спрятала у себя в доме посланных Йехошуа разведчиков. Следует заметить, что Йехошуа ни словом не упомянул данную Рахав разведчиками клятву, потому что на самом деле разведчики для этого не обладали необходимыми полномочиями.

    • Грех – враг общества и следует всеми силами препятствовать совершению греха. Этот вывод следует из того, что лишь один Ахан согрешил, взяв из херема, но весь народ пострадал из-за этого.

    • Правителю следует избегать силовых методов решения проблем, в результате которых народ может начать роптать. Напротив, он должен руководить народом так, чтобы причины для ропота не возникало. Ведь Йехошуа мог казнить Ахана сразу же после того, как на него указал жребий, но тогда наверняка началась бы гражданская война между коленом Йехуды и всем остальным народом. Поэтому Йехошуа добился сначала признания Ахана, а потом спешно послал в шатер Ахана своих людей для того, чтобы они нашли и вынесли на всеобщее обозрение именно те вещи, в которых признался Ахан.

    • Стиль ведения Йехошуа победоносного сражения за город Ай учит нас тому, что следует всеми силами создавать условия, способствующие достижению цели, и всеми силами устранять условия, препятствующие ее достижению.

    • Из того, что Ай был захвачен не чудесным образом, а с помощью одного лишь воинского искусства, следует вывод о том, что Бог не изменяет законы природы, когда в чудесах нет необходимости.
  30. Тогда построил Йехошуа жертвенник Господу, Богу Израиля, на горе Эйваль.

    Все комментаторы обращают внимение на довольно резкую смену темы. В этом и следующих за ним пяти предложениях будет рассказано о исполнении четырех заповедях:

    • Возведение жертвенника на горе Эйваль и принесение на нем жертв.

    • Написание «Второзакония Моше» на камнях.

    • Благословление «напротив горы Гризим... напротив горы Эйваль».

    • Чтение Торы.

    И все это без всякой логической связки с предыдущим повествованием.

    Еще мудрецы Мишны и Талмуда разошлись во мнениях о том, когда же произошли эти события. Рабби Шимон (см. Тосефта Сота 8 и трактат Сота 36), а за ним Раши и Радак говорят, что все это случилось в день перехода евреев через Иордан, после завершения которого весь народ совершил переход до горы Гризим, а затем вернулся обратно. Несмотря на то, что на тот момент времени евреи завладели лишь маленьким плацдармом на западном берегу Иордана, в том, что они смогли беспрепятственно совершить рейд в глубину вражеской территории, нет ничего удивительного: как было сказано вначале главы 5, рассечение вод Иордана так сильно впечатлило местных жителей, что они наглухо заперлись в своих городах-крепостях и предоставили евреям полную свободу действий.

    Рабби Ишмаэль считает, что все это произошло только после окончания завоевания Земли Израиля (которое длилось 7 лет) и ее раздела между коленами (еще 7 лет) (см. Йерушалми Сота 7, 3). Йосиф Флавий также пишет о том, что Йехошуа исполнил эти заповеди только после окончания завоевания и возведения временного Храма в Шило.

    Во-всяком случае и рабби Шимон, и рабби Ишмаэль считают, что эти события выпадают из хронологии повествования.

    Вместе с этим есть те (например Абарбанэль и Мальбим), кто утверждает, что никакого выпадения из хронологии нет и в помине, и все это случилось сразу же после того, как Йехошуа захватил Ай, так как только после этого Йехошуа получил свободу действий в районе, который называется «Гора Эфраима».

    Теперь следует понять о каких заповедях идет речь, и почему Йехошуа на каком-то этапе решил идти именно к горе Эйваль. В книге Дварим 11, 29-30 сказано:

    «И будет, как приведет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтобы ее унаследовать, и воздашь ты благословение на горе Гризим и проклятие на горе Эйваль. И они за Иорданом, за Западной дорогой, в стране кнаани, сидящего в степи, напротив Гилгаля, возле Элоней Морэ».

    Далее, в главе 27, Моше детально описывает то, что именно надо будет сделать (приведены только отрывки, имеющие отношение к нашей теме):

    «И будет в день, в который перейдете Иордан в Землю, которую Господь, Бог твой дает тебе, и воздвигнешь себе большие камни, и побелишь их известью. И напишешь на них все слова Торы этой, как перейдешь ты... И будет, как перейдете Иордан,  воздвигнете камни эти, которые Я приказываю вам сегодня, на горе Эйваль, и побелите их известью. И построишь там жертвенник Господу, Богу твоему, каменный жертвенник, не поднимай на них железо. Из целых камней построй жертвенник Господу, Богу твоему, и вознесешь на него жертвы вознесения Господу, Богу твоему. И принесешь жертвы шламим, и будешь есть их там, и возрадуешься перед Господом, Богом твоим. И напишешь на камнях все слова Торы этой на семидесяти языках (по Раши, или каллиграфически по Ибн Эзре)... Эти встанут благословить народ на горе Гризим, когда перейдете Иордан: Шимон, и Леви, и Йехуда, и Исасхар, и Йосеф, и Биньямин. А эти встанут на проклятье на горе Эйваль: Реувен, Гад, и Ашер, и Звулун, Дан и Нафтали... Проклят человек, который сделает идола и маску, мерзость Господу, дело рук ремесленника, и установит тайно... Проклят пренебрегающий отцом своим и метерью своей... Проклят преступающий границу ближнего... Проклят вводящий слепого в заблуждение на дороге... Проклят искажающий суд пришельца, сироты и вдовы... Проклят ложащийся с женой отца своего... Проклят ложащийся с всякой скотиной... Проклят ложащийся с сестрой своей, дочерью отца его, или матери его... Проклят ложащийся с невесткой своей... Проклят бьющий ближнего своего тайно... Проклят берущий взятку... Проклят тот, кто не соблюдет слова Торы этой осуществлять их...»

    Итак, Тора дает детальное описание места, где следует совершить эти заповеди. «За Иорданом» означает к западу от Иордана, ведь в то время евреи все еще находились к востоку от него, в степях Моава.

    «За Западной дорогой» - имеется в виду дорога, которая идет с восточного берега Иордана, через брод возле города Адам, затем по руслу ручья Тирца до Шхема:

    Западная Дорога

    «Кнаани, сидящий в степи» - указание на тех кнаани, которые живут на востоке Земли Израиля, а не на побережье Средиземного моря. Западная дорога пересекала именно их территорию.

    Гилгаль - это не тот Гилгаль, который расположен рядом с Йерихо. Наш Гилгаль находится в трех километрах юго-западнее Шхема, и он до сих пор называется Тель Джалиджиль (32°12'7.36"N, 35°18'13.27"E).

    Древний город Шхем, который в настоящее время носит название Тель Балата (32°12'49.31"N, 35°16'55.76"E), был расположен между горой Гризим и горой Эйваль.

    Элоней Морэ - долина Алон Морэ, находящаяся к востоку от Шхема, которая впервые упоминается в Торе в связи с Авраамом.

    Итак, место предстоящих событий выглядело следующим образом:

    Шхем и его окрестности

  31. Так, как приказал Моше, раб Божий, сынам Израиля, как написано в Торе Моше, жертвенник из цельных камней, на которые не поднималось железо, и вознесли на него жертвы вознесения, и принесли жертвы шламим.

    Жертвенник, который построил Йехошуа на горе Эйваль, был найден при раскопках в 1982 году:

    Жертвенник, который построил Йехошуа на горе Эйваль

    Находки, сопутствующие раскопкам, однозначно указывают на то, что раскопанный жертвенник – именно тот, который построил Йехошуа:

    Возраст найденных черепков установлен в 3250 лет, т.е. время Йехошуа.

    • 99% найденных костей принадлежат кошерным животным.

    • Более 90% животных были сожжены на открытом огне.

    • Установлено, что более, чем 90% животных были возрастом до года, т.е. лучшим возрастом для принесения жертвы по законам иудаизма.

    • При раскопках были найдены две фигурки скарабея, что указывает на место, откуда прибыли люди, приносившие жертвы.

    Реконструкция жертвенника, который Йехошуа построил на горе Эйваль, выглядит так:

    Реконструкция жертвенника Йехошуа

  32. И написал там на камнях Второзаконие Моше, которое написал он перед сынами Израиля.

    По-всей видимости, это были другие камни, не камни жертвенника, так как необработанные камни, из которых был сложен жертвенник, неудобны для писания на них даже после того, как их побелили известью («Даат Микра»).

    Комментаторы расходятся во мнениях насчет того, что именно написал на камнях Йехошуа. Ральбаг и «Мецудат Давид» считают, что он переписал всю книгу Дварим, а рав Саадия Гаон – что некоторые отрывки из нее, например, Десять Заповедей.

  33. И весь Израиль, и его старейшины, и стражи, и судьи, стоят с двух сторон от Ковчега, напротив коенов левитов, несущих Ковчег Завета Господа, и пришелец, и гражданин, половина напротив горы Гризим, и половина напротив горы Эйваль, как велел Моше, раб Господа, благословить народ Израиля сначала.

    Весь народ стоял в долине Шхема, между горами Гризим и Эйваль («Даат Микра»).

    «Пришелец» - принявшие иудаизм после выхода евреев из Египта («Даат Микра»).

    «Гражданин» - евреи от рождения («Мецудат Цион» и «Даат Микра»).

    Половина колен (Шимон, Леви, Йехуда, Исасхар, Йосеф и Биньямин) стояли поблизости от горы Гризим, а другая половина (Реувен, Гад, Ашер, Звулун, Дан и Нафтали) – поблизости от горы Эйваль. Следует заметить, что так суть происходящего объясняет рабби Йехуда ха-Наси (см. Сота 37, а). Другие же мудрецы Талмуда считали, что все колена поднялись на вершины этих гор.

    После этого было произнесено благословление: «Благословлен человек, который не сделает идола и маску...» и т.д., а затем проклятие: «Проклят человек, который сделает идола и маску...» и т.д., причем и то и другое произносили коены, стоящие с Ковчегом Завета посредине («Раши и «Мецудат Давид»).

  34. И после этого прочитал все слова Торы, благословление и проклятие, все, как записано в Книге Торы.

    После того, как коенами были прочитаны и благословление, и проклятие в соответствии с написанным в 27-й главе книги Дварим, Йехошуа прочитал благословление и проклятие, содержащиеся в 28-й главе этой же книги («Мецудат Давид»).

  35. Не было вещи из всего, что велел Моше, которую бы не прочитал Йехошуа перед всем обществом Израиля, и женщинами, и детьми, и пришельцами, которые шли в среде их.

     

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator