Книга Судей

Глава 21

  1. И мужи Израиля поклялись в Мицпе, говоря: «Никто из нас не отдаст дочь свою Биньямину в жены».

    Эту клятву евреи дали еще до начала войны с коленом Биньямина и, по мнению «Даат Микра», она была дана после того, как это колено отказалась выдать на суд виновных в том, что случилось в Гиве. Таким образом все колено Биньямина превратилось в соучастников совершенного преступления, и евреи из остальных колен предпочли не иметь ничего общего с этим преступным сообществом.

  2. И пришел народ в Бейт Эль, и сидели они там до вечера перед Богом, и возвысили они голоса свои и плакали великим плачем.

    А вот это уже случилось после завершения разгрома всего колена Биньямина.

    Здесь опять «Мецудат Давид» считает, что на самом деле евреи пришли в Шило, а «Даат Микра» - что в Бейт Эль, как написано.

  3. И сказали они: «Почему, Господь, Бог Израиля, было это в Израиле, исчезло сегодня из Израиля одно колено?»

    После того, как численность колена Биньямина в один день уменьшилась до шестисот мужчин, сумевших добраться до Сэлы ха-Римона, евреи ужаснулись произошедшему и обратились к Богу с жалобой на то, что случилось. Принимая во внимание данную евреями в Мицпе клятву, а также то, что своих женщин в колене Биньямина не осталось, им стало ясно, что колено Биньямина в скором времени перестанет существовать.

  4. И было назавтра, и пробудились народ, и построили там жертвенник, и принесли жертвы вознесения и шламим.

    На следующий день евреи построили в Бейт Эле (или в Шило) еще один жертвенник и принесли на нем жертвы вознесения и шламим. Относительно этих видов жертв см. комментарий к главе 20, предложению №26.

  5. И сказали сыны Израиля: «Кто тот, кто не поднялся с общиной из всех колен Израиля к Господу? Ибо великая клятва была по отношению к тому, кто не поднялся к Господу в Мицпу, говоря – смертью умрет!»

    Как было сказано в предложении №1 предыдущей главы, в городе Мицпа состоялось всеобщее еврейское собрание, на котором присутствовали все колена, кроме колена Биньямина, но может быть, были и другие, кто тоже не явился. Как здесь сказано, по отношению к не явившимся в Мицпе была дана клятва, что за неявку они заплатят смертью.

  6. И сжалились сыны Израиля над Биньямином, братом их, и сказали: «Отсечено было сегодня одно колено от Израиля.

  7. Что мы сделаем им, оставшимся, с женщинами, а мы поклялись Господом не давать им из дочерей наших в жены?!»

    Как было сказано выше, из всего колена Биньямина остались в живых лишь 600 укрывшихся в Сэле ха-Римоне мужчин, которым, в результате данной евреями из остальных колен клятвы, неоткуда было взять женщин для произведения потомства.

  8. И сказали они: «Кто один из колен Израиля, кто не поднялся к Господу в Мицпу?», и вот, не пришел никто в лагерь из Явеш Гилада в общину.

    Это предложение является прямым продолжением двух предыдущих, то есть получается, что тех, кто не явился на всеобщее собрание, которое состоялось в Мицпе, стали искать в рамках решения проблемы с женщинами, которая возникла в колене Биньямина. В ходе расследования выяснилось, что отсутствовали мужчины из города Явеш Гилада, причем в вину им вменялось не то, что они не пришли в Мицпу, а то, что они не явились в военный лагерь на войну с коленом Биньямина после принятия об этом решения на всеобщем собрании в Мицпе. Таким образом жители Явеш Гилада тоже стали расцениваться, как соучастники совершенного коленом Биньямина преступления, и должны были подвергнуться смертной казни.

    Город Явеш Гилад находился, как свидетельствует его название, в Гиладе, располагался возле ручья Явеш (который сейчас называется Вади Явис), и в настоящее время представляет собой курган Тель Абу Караз (32°23'46.72"N, 35°35'43.21"E), расположенный в 15 км. к востоку от Бейт Шеана на территории современной Иордании:

    Явеш Гилад

  9. И пересчитался народ, и вот, нет там ни человека из жителей Явеш Гилада.

    Это предложение объясняет то, каким образом выяснилось, что мужчины из Явеш Гилада не участвовали в войне с коленом Биньямина.

  10. И послало туда общество двенадцать тысяч человек из воинов, и велели им, говоря: «Идите и побейте жителей Явеш Гилада мечом, и женщин, и детей.

    Жители Явеш Гилада подлежали уничтожению в соответствии с клятвой, которую дали собравшиеся в Мицпе евреи, как об этом было сказано выше, в предложении №5. Как здесь сказано, смерти должны были быть преданы не только мужчины этого города, но также женщины и дети, так как, став соучастниками колена Биньямина, они должны были подвергнуться такому же наказанию, какое постигло евреев этого колена.

  11. И это вещь, которую вы сделаете: каждого мужчину и каждую женщину, знающую ложе мужчины, погубите».

    Помня о проблеме, связанной с женщинами колена Биньямина, пославшие в Явеш Гилад войско старейшины дали им особое указание: поубивать всех жителей Гилада, и мужчин, и женщин, кроме девственниц. Таким образом наказание жителям Явеш Гилада несколько отличалось от наказания колену Биньямина.

  12. И нашли они из жителей Явеш Гилада четыреста отроковиц девственниц, которые не знали мужчины, и привели их в лагерь Шило, который в Земле Кнаан.

    Всех найденных в Явеш Гиладе девственниц, а их набралось 400 человек, посланные с карательной операцией воины привели в Шило. Так как Явеш Гилад находился к востоку от Иордана, а Шило – к западу, Книга Судей уточняет, что девственницы были переправлены на запад, в Землю Кнаан.

    Местонахождение Шило будет довольно подробно описано ниже, в предложении №19.

  13. И послало все общество, и говорили они с Биньямином, который в Сэле Римоне, и призвали их к миру.

    Все остальные колена послали в Сэлу Римон, где жили остатки колена Биньямина, делегацию. Эта делегация заключила с коленом Биньямина мир.

  14. И вернулся Биньямин в то время, и дали им женщин, которых оставили в живых из женщин Явеш Гилада, и не было им достаточно их.

    После заключения мира с остальными коленами, оставшиеся в живых мужчины колена Биньямина покинули Сэлу Римон и вернулись в города своего надела. После этого остальные колена передали им 400 девственниц, которых оставили в живых во время уничтожения жителей Явеш Гилада, но этих женщин им было недостаточно, так как их было 600 человек, то есть им не хватало 200 женщин.

  15. И народ сжалился над Биньямином, ибо сделал Господь пролом в коленах Израиля.

    По-всей видимости остальные колена сами не ожидали, что у них так хорошо получится победить колено Биньямина, что оно после этого практически перестанет существовать. И когда они увидели то, что произошло, ужаснулись, и решили приложить все силы для того, чтобы исправить создавшееся положение.

  16. И сказали старцы общины: «Что мы сделаем оставшимся с женщинами, ибо изведена из Биньямина женщина?»

    Первая часть того, что сказали старцы, почти дословно повторяет сказанное выше, в предложении №7, но обладает немного другим смыслом: там речь шла о шестисот мужчинах из колена Биньямина, которые остались в живых после окончания войны, а здесь идет речь о тех двухстах из них, кому не достались девственницы из Явеш Гилада. Эти люди должны были навсегда остаться неженатыми, так как девственниц из Явеш Гилада им не хватило, все женщины из их колена были в ходе войны перебиты, а к женщинам из других колен они свататься не могли, так как евреи из остальных колен поклялись, что не будут отдавать своих дочерей в жены мужчинам из колена Биньямина.

  17. И сказали они: «Наследство выживших Биньямина, и не сотрется колено из Израиля.

    «Мецудат Давид» утверждает, что здесь приведены не слова старцев, а ответ народа на то, что сказали старцы в предыдущем предложении. И если вторая часть сказанного понятна, то первая его часть, «наследство выживших Биньямина» заставляет комментаторов давать ей совершенно разные трактовки.

    Раши считает, что «наследство выживших Биньямина» - это разоренный и безлюдный надел колена Биньямина, каким он стал после войны. По его мнению народ здесь говорит, что надо придумать, как сделать так, чтобы выжившие 600 мужчин из колена Биньямина произвели потомство, достаточное для того, чтобы снова заселить территорию их надела, чтобы одно из колен Израиля не перестало существовать.

    «Мецудат Давид» считает, что эту фразу следует читать, как «наследство выживших Биньямину», и что под наследством народ имеет в виду тех 400 девственниц из Явеш Гилада, которых отдали в жены выжившим мужчинам из колена Биньямина. Таким образом народ отвечает, что в принципе особой проблемы нет: несмотря на то, что 200 мужчин из колена Биньямина должны были остаться бездетными, зато 400 других смогут произвести потомство, достаточное для того, чтобы колено Биньямина не прекратило своего существования.

    Ральбаг говорит, что «выжившие Биньямина» - это, естественно, 600 выживших мужчин, и им требуется сейчас сделать «наследство», то есть сделать так, чтобы их генофонд не изчез после их смерти. Ведь так как все в мире происходит по воле Бога, то это означает, что Он захотел оставить в живых эти 600 человек для того, чтобы колено Биньямина не исчезло, причем Он оставил в живых именно 600 человек, а не 400, значит, нужно сделать так, чтобы у всех этих людей появилось потомство. И если нельзя отдавать им своих дочерей в жены, то нужно сделать так, чтобы они получили женщин вне уз брака, иначе произойдет нарушение данной евреями клятвы. Кроме этого Ральбаг отмечает, что евреи нашли «лазейку» в том, что они поклялись не давать колену Биньямина в жены своих дочерей, значит, что отдавать чужих дочерей запрета не было, ведь отдали же они колену Биньямина чужих дочерей из Явеш Гилада.

    «Даат Микра» так же, как Раши, считает, что «наследство выживших Биньямина» - это безлюдный надела колена Биньямина, каким он стал в результате войны, но в отличие от Раши, он говорит, что в ответе народа содержится призыв оставить этот надел колену Биньямина, и не заселять его пустующие территории евреями из других колен, иначе 600 оставшихся представителей колена Биньямина довольно быстро ассимилируются в среде представителей других колен, поселившихся на их земле, в результате чего колено Биньямина прекратит свое существование.

  18. А мы не сможем дать им женщин из дочерей наших, ибо поклялись сыны Израиля, говоря: «Проклят дающий женщину Биньямину!».

    Здесь заканчивается обсуждение проблемы колена Биньямина, которое началось в предложении №16, и в следующем предложении будет приведено решение, которое было в его результате принято.

  19. И сказали они: «Вот, праздник Господу в Шило из года в год», что к северу от Бейт Эля, к востоку от дороги, поднимающейся из Бейт Эля к Шхему, и к югу от Левоны.

    В то время в Шило каждый год евреи устраивали всенародный праздник, который по-всей видимости это был праздником окончания сбора урожая, и проводился в конце лета, что-то наподобие праздника 15-го ава. Как выяснится ниже, во время этого праздника мужчины из колена Биньямина должны были добыть себе недостающих женщин.

    Для того, чтобы избежать повторений, Книга Судей не говорит о том, какое именно решение было принято насчет того, что мужчины из колена Биньямина должны были сделать во время праздника в Шило. Это станет ясно из тех указаний, которые получили мужчины из колена Биньямина, о чем будет сказано ниже, в предложениях №20-22.

    После упоминания о празднике, в нашем предложении приводится довольно подробное указание местонахождения города Шило, что, на первый взгляд, выглядит довольно странно, так как во времена, описываемые в этой главе Книги Судей, в Шило находился временный Храм, этот город являлся культурным и религиозным центром всего еврейского народа, и в то время все знали, где он находится. Поэтому нужно сказать, что определение местонахождения Шило не является продолжением слов тех, кто вынес решение по поводу женщин для колена Биньямина, а является словами того, кто написал Книгу Судей. Дело в том, что город Шило был до основания разрушен в конце Периода Судей, и на момент написания Книги Судей его местонахождение уже забылось.

    Следует подробно остановиться на том, что здесь написано относительно местонахождения Шило, тем более, что следуя именно этому описанию, исследователи обнаружили и сам древний Шило, и место, на котором в нем стоял Храм.

    Итак, здесь сказано, что Шило находился северней Бейт Эля. Бейт Эль был известен, начиная еще с Периода Праотцев, и о его местонахождении см. главу 1, предложение №22. Бейт Эль южнее Шило на 15 км.

    Далее, здесь сказано о том, что Шило находился к востоку от дороги Бейт Эль – Шхем. Эта дорога уже упоминалась выше, в главе 20, предложении №31, и именно к ней отступал атаковавший Гиву отряд объединенной еврейской армии. Так было сказано там в комментарии, эта дорога проходила с юга на север через весь Кнаан, и называлась Царской дорогой, а сейчас в районе Шило ее довольно точно повторяет современное шоссе №60.

    Город Левона до Книги Судей нигде в Танахе не упоминается, и в настоящее время он представляет собой арабскую деревню Лубан э-Шаркийа (32° 4'15.33"N, 35°14'31.28"E), расположенную в 5 км. к северо-западу от древнего Шило:

    Левона

    И, наконец, город Шило, как было сказано выше, тогда был чем-то вроде общей еврейской столицы, а сейчас представляет собой курган Тель Салун, он же Тель Шило (32° 3'23.15"N, 35°17'23.73"E), и находится в 1 км. западнее одноименного современного поселения:

    Шило

    Вид кургана Тель Шило с высоты птичьего полета:

    Курган Тель Шило

    Для того, чтобы окончательно раскрыть тему местонахождения города Шило, стоит взглянуть на карту, на которой отмечены все упомянутые в нашем предложении географические объекты:

    Шило и его окрестности

  20. И велели сынам Биньямина, говоря: «Идите и сделайте засаду в виноградниках».

    «Мецудат Давид» считает, что подробный план действий был представлен старейшинами лишь мужчинам из колена Биньямина, а весь остальной народ его не знал. Старейшины держали этот план в секрете, чтобы он не стал известен жителям Шило, и чтобы они не приняли контр-меры.

  21. И смотрите, и вот, если выйдут дочери Шило танцевать в виноградниках, и выйдете вы, и похитите себе каждый жену его из дочерей Шило, и пойдете в землю Биньямина».

    В день праздника, который каждый год устраивался в Шило, существовал известный в то время обычай, в соответствии с которым девушки из Шило устраивали пляски и песнопения в виноградниках. Этим и должны были воспользоваться мужчины из колена Биньямина для того, чтобы организовать массовое похищение этих девушек. После совершения похищения, мужчины из колена Биньямина не должны были слоняться по окрестностям Шило, который находился на территории надела Эфраима, а быстро убраться оттуда на земли своего надела.

  22. «И будет, как придут отцы их, или братья их, ссориться к нам, и скажем мы им: «Пожалели мы их, ибо не взяли мы, каждый жену его в войне, ибо не вы дали им, теперь будете виноваты».

    Раши, «Мецудат Давид» и Ральбаг считают, что здесь Книга Судей продолжает пересказывать слова старейшин колен, сказанные ими мужчинам колена Биньямина, но каждый из них понимает сказанное по-своему.

    Раши считает, что, когда родственники похищенных девушек явятся к старейшинам для того, чтобы ругаться с ними из-за спланированного ими похищения, те ответят им, что они пожалели мужчин из колена Биньямина, так как девственниц из Явеш Гилада всем им не хватило. Об этом говорят слова «ибо не взяли мы, каждый – жену его в войне», так как девственницы из Явеш Гилада были получены коленом Биньямина в результате войны против этого города. А если родственники девушек будут волноваться из-за нарушения данной ими клятвы, то старейшины объяснят им, что никакого нарушения не было, так как не они отдали своих дочерей мужчинам из колена Биньямина, а они их сами забрали, так что родственники ни в чем не виноваты.

    «Мецудат Давид» считает, что явившиеся к старейшинам родственники девушек не просто придут поругаться, а потребуют их возвращения в судебном порядке, а в остальном согласен с мнением Раши.

    Ральбаг говорит, что старейшины намеревались сказать родственникам девушек, что те не нарушили никакой клятвы, в соответствии с которой им нельзя было отдавать своих дочерей колену Биньямина добровольно, и насильственные действия со стороны мужчин колена Биньямина в эту клятву не входили, так как обычно никто не находит себе жену таким образом, вот например, они, старейшины, ведь не взяли «каждый жену его в войне», обычно женщин отдают замуж добровольно, но никто из родственников девушек не хотел этого делать, и если теперь они не оставят мужчин из колена Биньямина в покое, то колено Биньямина полностью вымрет, так как у него не будет достаточно женщин, и в этом вы, родственники, лично «теперь будете виноваты».

    «Даат Микра» считает, что в этом предложении приведены не слова старейшин, обращенные к мужчинам колена Биньямина, а слова самих этих мужчин, сказанные ими во время обсуждения предложенного старейшинами плана. Так, они говорят, что когда к ним (в надел колена Биньямина) явятся родственники похищенных девушек, их следует убедить пожалеть мужчин из колена Биньямина и задним числом согласиться на то, чтобы их дочери остались жить со своими похитителями. Ведь колено Биньямина не захватило этих девушек в результате вооруженного набега на Шило, все было сделано без кровопролития, без войны. Далее, «Даат Микра» предлагает читать заключительную часть нашего предложения, как «ибо если бы вы дали им, теперь были бы виноваты», то есть мужчины колена Биньямина собирались сказать родственникам девушек, что по-другому им никак нельзя было сделать, так как добровольно никто бы им девушек не отдал, чтобы не быть виноватыми в нарушении клятвы.

  23. И сделали так сыны Биньямина, и женились на женщинах по числу их из танцующих, которых они похитили, и пошли, и вернулись в надел их, и построили города, и поселились в них.

    Мужчины из колена Биньямина успешно осуществили этот план, и взяли в жены похищенных ими в Шило девушек, причем здесь сказано, что женились они «по числу их», то есть взяли себе лишь по одной девушке, а не использовали представившуюся им возможность для того, чтобы набрать себе целые гаремы.

    После этого мужчины из колена Биньямина вернулись в разрушенные города своего надела, заново их отстроили и стали заново обживать отведенную им территорию.

  24. И разошлись оттуда сыны Израиля в то время, каждый – к колену своему и к семье своей, и ушли оттуда, каждый – к наделу своему.

    То есть евреи разошлись по своим домам не сразу же после окончания войны с коленом Биньямина, а только тогда, когда закончили решать возникшие в ее ходе проблемы. Самой большой проблемой послевоенного периода была проблема женщин для колена Биньямина, и только после ее успешного решения евреи вернулись к своим семьям.

    Здесь Ральбаг подводит итоги и делает выводы из третьей, заключительной части Книги Судей, в которой шла речь о событиях, связанных с идолом Михи, с коленом Дана, с наложницей в Гиве и с войной между коленом Биньямина и остальными коленами:

    • Человек, который начинает заниматься идолопоклонством, подвергает себя опасности. Так, Миха, который создал на территории своего поместья капище с идолом и другими атрибутами идолопоклонства, впоследствии чуть не заплатил из-за этого своей жизнью.

    • Прежде, чем начинать войну с кем-либо, следует сначала как следует все разведать и только на основании разведывательных данных принимать решение о начале военных действий. Так, колено Дана, прежде, чем начать войну с жителями Лаиша, послало туда пятерых разведчиков, и приняло решение о начале войны только на основании добытой ими информации.

    • Никогда не следует ссориться с более агрессивным оппонентом, тем более, когда тот отличается отчаянностью и безрассудством. Поэтому Миха, который сначала пустился в погоню за укравшими его идолов воинами колена Дана, сразу успокоился, увидав, что колено Дана не только не намерено возвращать ему его идолов, но также готово перебить всех преследовавших их людей, включая самого Миху. Поэтому Миха не стал настаивать на возвращении ему идолов и мирно отправился домой.

    • То, что колено Дана долгое время предавалось идолопоклонству, в некоторой степени извиняет Шимшона, который тоже принадлежал к этому колену, и был очень невоздержан в своем стремлении к женщинам.

    • Человеку не следует заводить себе наложниц для плотских утех. Все то, что случилось с коленом Биньямина, началось с того, что один леви, имя которого Книга Судей даже не упоминает, взял себе наложницу, не связанную с ним узами полноценного брака.

    • Человеку не следует быть деспотом со своими домочадцами. Если бы тот леви хорошо относился к своей наложнице, она бы не сбежала от него в дом своего отца в Бейт Лехем, ему не пришлось бы ездить туда для того, чтобы уговорить ее вернуться, и они не попали бы в Гиву, что закончилось плохо и для наложницы, и для всего колена Биньямина.

    • С другой стороны, женщине не следует уходить от мужа. Напротив, ей следует безропотно терпеть все его придирки и исполнять все его желания. Наложница, которая так не делала и сбежала от своего мужа, в конце-концов оказалась в Гиве со всеми вытекающими из этого последствиями.

    • Человеку не следует задерживать своих гостей после того, как они изъявили желание покинуть его дом и отправиться восвояси. Если бы отец наложницы не задерживал этого леви в своем доме на протяжении нескольких дней, тот бы в конце-концов вышел в дорогу не после обеда, а утром, в тот же день добрался бы до своего дома, ему не нужно было бы ночевать в Гиве, и его дочь, а также почти все колено Биньямина, остались бы живы.

    • Путникам следует избегать ходить по дорогам в темное время суток. Поэтому леви со своими спутниками начал искать место для ночлега, когда увидел, что скоро зайдет Солнце. И если бы в то время Иерусалим был еврейским городом, он свернул бы туда, а не стал продолжать идти на север, пытаясь до наступления темноты дойти до другого, еврейского города.

    • Когда нет выхода, и нужно отдать кого-то для изнасилования, следует отдать женщину, а не мужчину. Именно так поступил леви, отдав насильникам из Гивы свою наложницу.

    • Колено Биньямина в то время отличалось непревзойденной жестокостью и распутством. Они всю ночь издевались над беспомощной наложницей, не давая ей ни еды, не питья, и отпустили ее только на рассвете, когда она уже умирала. Кроме этого, тот же вывод следует из того, что ни один из жителей Гивы не предложил леви с его попутчиками остановиться у него на ночлег, и это несмотря на то, что у леви была с собой еда, так что он не нуждался ни в чем, кроме места для ночлега, и несмотря на то, что он представился им, как паломник, который идет в Шило.

    • Человеку, которому причинили зло, не следует протестовать против этого до тех пор, пока он не окажется в безопасном месте, чтобы еще более не ухудшить своего положения. Поэтому леви, не говоря ни слова, подобрал тело своей наложницы и ушел с ним в безопасное место, а там уже предал то, что случилось, огласке, и потребовал суда над насильниками и извращенцами.

    • «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», и человеку, который стремится подвергнуть других людей на какое-либо деяние, не следует ограничиваться словами, а стоит вместе с рассказом представить им неоспоримые вещественные доказательства. Поэтому леви не ограничился письмом о том, что с ним случилось в городе Гиве в наделе Биньямина, а разрезал свою наложницу на куски, которые он разослал по всем коленам Израиля, кроме колена Биньямина.

    • Следует все сделать для того, чтобы искоренить грех в зародыше, чтобы он не начал распространяться, в особенности, когда речь идет о таком «сладком» грехе, как распутство. Поэтому остальные колена Израиля так жестко отреагировали на грех колена Биньямина.

    • Не следует помогать преступникам защищаться и уходить от ответственности за содеянное даже тогда, когда они твои родственники. Если бы колено Биньямина выдало остальным коленам жителей Гивы для справедливого суда, никто, кроме преступников, не пострадал бы. А так как все колено Биньямина приняло сторону преступников из Гивы, все оно подверглось наказанию и практически было уничтожено.

    • Когда человек с кем-либо советуется, ему следует задавать советчику правильные вопросы, и не прекращать задавать их, пока ему все не станет ясно. Так, представители колен, которые три раза обращались к Богу за советом, два первых раза задали ему неправильные вопросы, и поэтому оба раза терпели от колена Биньямина поражение. А в третий они задали вопрос правильный и после этого победили.

  25. В те дни нет царя в Израиле, каждый правильное в глазах его делать будет.

    Это предложение подводит итог третьей части Книги Судей, и говорит, что из-за того, что в те дни у евреев не было царя, могли произойти все те вещи, которые были описаны выше.

    «Мецудат Давид» связывает эти предложение непосредственно с тем, что было сказано выше относительно колена Биньямина, и говорит, что несмотря на то, что в те дни у евреев не было царя и каждый делал то, что ему заблагорассудится, ни одно из других колен не попыталось занять часть территории, принадлежавшей колену Биньямина, так как они сжалились над его представителями, которых осталась жалкая горстка, и оставили им для заселения весь их надел.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator