Книга Судей

Глава 20

  1. И вышли все сыны Израиля, и собралась община, как один человек, от Дана до Беер Шевы, и Земля Гилада, к Господу в Мицпу.

    После того, как все части наложницы прибыли по назначению, весь еврейский народ (а точнее, его мужчины), за исключением колена Биньямина, вышел из своих городов и собрался в городе Мицпе.

    Город Мицпа упоминается в Книге Йехошуа (18, 26), как Мицпэ, и в настоящее время он представляет собой курган Тель А-Нацбэ (31°53'2.97"N, 35°13'0.66"E), расположенный на границе с ПА (граница проходит через курган, деля его посередине) между арабским городом Рамаллой и аэродромом Атарот:

    Мицпа

    Для того, чтобы подчеркнуть, что в Мицпе присутствовали представители всего еврейского народа, Книга Судей говорит, что собравшиеся в Мицпе евреи прибыли от Дана до Беер Шевы, а также из Гилада.

    Дан – это тот самый город Дан, он же Лаиш, он же Лешем, который колено Дана отвоевало у местного населения на северной окраине Кнаана, о чем было рассказано выше, в главе 18. Северней Дана еврейских населенных пунктов в то время не было.

    Беер Шева была расположена на юге и в то время являлась самым южным городом, в котором существовало компактное еврейское население. Этот город был расположен на границе с пустыней Негев, которая тоже контролировалась евреями, но в ней не было городов, а были лишь разрозненные животноводческие фермы. Город Беер Шева был упомянут в Книге Йехошуа, как город, принадлежавший к наделу Йехуды (см. Книгу Йехошуа 15, 28), и который затем был передан ими колену Шимона (см. Книгу Йехошуа 19, 2). Древняя Беер Шева в настоящее время представляет собой курган Тель А-Саба (31°14'41.20"N, 34°50'26.88"E), расположенный между современным городом Беер Шева и поселком Тель-Шева:

    Беер Шева

    Название «Земля Гилада» здесь используется в его широком понимании и означает все еврейские территории, которые находились к востоку от реки Иордан, начиная с надела Гада, расположенного к востоку от северной части Мертвого моря, и до надела половины колена Менаше, расположенного в географическом районе, называемом Башан.

    Следует остановиться на том, почему здесь сказано, что евреи собрались в Мицпу «к Господу». На первый взгляд эта фраза выглядит странно, ведь Храм в то время находился не в Мицпе, а в Шило. «Даат Микра» разъясняет эту фразу и говорит, что она указывает на то, что собрание в Мицпе было поистине всенародным, так как рассказ о больших собраниях еврейского народа в ТАНАХе нередко сопровождается словами «перед Господом».

  2. И явились углы всего народа, все колена Израиля в общине с Богом, четыреста тысяч человек пеших, обнажающих мечи.

    Относительно «углов всего народа» существуют два различных объяснения. Раши и «Даат Микра» на основании перевода Книги Судей на арамейский говорят, что «углы» - это лидеры еврейского народа. «Мецудат Давид» предлагает другую версию и говорит, что собравшиеся в Мицпе колена одно с другим не смешивались, и каждое из них заняло отведенный ему «угол», то есть площадку.

    Слова «в общине с Богом» означают, что все собравшиеся в Мицпе евреи представляли собой одну большую общину, в которой ощущалось Божественное Присутствие.

    Далее здесь говорится, что объединенные вооруженные силы собравшихся в Мицпе колен составляли 400,000 человек пехоты, и они в соответствии с мнением «Мецудат Цион» были построены с обнаженными мечами, но фразу «обнажающих мечи» можно трактовать не столь категорично, и сказать, что этими мечами они были вооружены.

  3. И услыхали сыны Биньямина, что поднялись сыны Израиля в Мицпу, и сказали сыны Израиля: «Скажите, как произошло это зло?»

    Есть три различные версии трактовки этого предложения. «Мецудат Давид» приводит две версии, а «Даат Микра» - третью.

    Первая версия состоит в том, что евреи из колена Биньямина услыхали про то, что евреи из всех остальных колен устроили всеобщее собрание в Мицпе и решают вопрос о том, какому наказанию следует их подвергнуть, но им было совершенно наплевать на это, и тогда собравшиеся в Мицпе евреи начали удивляться и спрашивать один у другого «Как колено Биньямина могло до такого докатиться?»

    В соответствии со второй версией, сыны Биньямина услыхали и про то, что евреи по их поводу устроили всеобщее собрание в Мицпе, и про то, что они там спрашивали один у другого «Как произошло это зло?», а также про то, о чем будет сказано ниже (рассказ леви о том, что ему пришлось пережить и т.д.), и все равно не раскаялись и не выдали еврейскому суду своих преступников.

    «Даат Микра» говорит, что здесь Книга Судей намекает на то, что, услыхав про всеобщее собрание в Мицпе, евреи из колена Биньямина устроили свое собрание, на котором они обсуждали то, что они скажут в ответ на претензии, которые в скором будущем будут им предъявлены.

  4. И ответил человек леви, муж женщины убитой, и сказал: «В Гиву, что у Биньямина, пришел я и наложница моя, заночевать.

    Так как в то время существовали несколько городов, которые назывались Гива, муж убитой наложницы уточняет, что речь идет о том городе Гива, который находится в наделе Биньямина.

  5. И встали на меня хозяева Гивы, и окружили из-за меня дом ночью, меня намеревались убить, а наложницу мою мучили и умерла она.

    Жителей какого-либо города называли его хозяевами не евреи, а кнаани (см., например, рассказ об Авимелехе и жителях Шхема в главе 9). Здесь жители Гивы, евреи, названы хозяевами Гивы, чтобы подчеркнуть, что они вели себя по кнаанским, а не еврейским, законам.

    Несмотря на то что, как было сказано выше (19, 22), жители Гивы намеревались его не убить, а подвергнуть групповому изнасилованию, здесь этот человек утверждает, что они намеревались его убить. «Мецудат Давид» объясняет это противоречие, говоря, что этот человек понимал, что все именно к этому и шло: если бы хозяин дома его выдал, он стал бы оказывать сопротивление насильникам, и в конце-концов жители Гивы его бы убили. «Даат Микра» объясняет несколько по-другому, и говорит, что, когда жители Гивы начали стучаться в дом приютившего путников старика, они действительно хотели этого человека «всего-лишь» изнасиловать, и именно этот момент описан в главе 19, предложении №22. Но после того, как старик стал отказываться выдать им людей, находившихся под защитой его дома, они ужасно разозлились и решили всех их поубивать.

  6. И взял я наложницу свою, и расчленил ее, и послал ее по всему полю надела Израиля, ибо сделали они разврат и мерзость в Израиле.

  7. Вот, все вы сыны Израиля, вынесите ваше решение и совет по этому поводу».

    Обращаясь к присутствующим, как к представителям народа Израиля, этот человек говорит им, что то, что сделали жители Гивы (а сделали они, как сказано в предыдущем предложении, «разврат и мерзость в Израиле»), имеет отношение к ним всем.

  8. И встал весь народ, как один человек, говоря: «Не пойдем мы, каждый – к шатру его, и не повернем мы, каждый – к дому его.

    «Даат Микра» считает, что начиная отсюда и заканчивая предложением №10 включительно, Книга Судей приводит резолюцию, которую вынесло всеобщее собрание еврейского народа по вопросу наказания колену Биньямина. Это решение было вынесено после переговоров с полномочными представителями этого колена, которые вкратце будут описаны в предложениях №11-13. «Мецудат Давид» с этим не согласен и говорит, что повествование ведется в строго хронологическом порядке.

    Как здесь сказано, в результате обсуждения собравшимися в Мицпе евреями было вынесено единогласное решение о том, что приговор колену Биньямина будет приведен в исполнение немедленно, и до его приведения в исполнение никто в свой дом не вернется.

  9. И теперь это то, что мы сделаем Гиве, на нее по жребию.

    Какое из колен будет атаковать Гиву первым, должен был решить жребий.

  10. И возьмем мы десять человек на сотню из всех колен Израиля, и сотню на тысячу, и тысячу на десять тысяч, взять провиант для народа, сделать по приходе их в Гиву Биньямина по всей мерзости, которую сделал он в Израиле».

    На собрании в Мицпе было вынесено решение, что город Гива, который в наделе Биньямина, подвергнется нападению объединенной еврейской армии, которая, захватив город, воздаст по заслугам всем его жителям. Причем в нападении на Гиву будут участвовать 90% воинов из всех колен, а оставшиеся 10% воинов будут задействованы в качестве интендантов. Принимая во внимание абсолютные цифры, упомянутые в предложении №2, следует сказать, что город Гива должен был быть атакован силами 360,000 человек, которым еще 40,000 человек должны были оказывать поддержку в плане логистики.

  11. И собрались все мужи Израиля к этому городу, как один человек, товарищи.

    По мнению «Мецудат Давид», который, как было сказано выше, считает, что описанные здесь события происходили именно в том порядке, в котором они записаны, говорит, что здесь имеется в виду город Гива, и что возле него собрались 400,000 воинов после того, как всеобщим еврейским собранием выло вынесено решение наказать жителей этого города.

    «Даат Микра» считает, что «этот город» - не Гива, а Мицпа, и что после того, как было рассказано о всеобщем еврейском собрании и о вынесеном на нем решении, Книга Судей возвращается к началу нашей главы для того, чтобы добавить некоторые детали, которые ранее не были упомянуты. Таким образом, наше предложение говорит примерно о том же, о чем говорит предложение №1.

  12. И послали колена Израиля людей по всем коленам Биньямина, говоря: «Что это за зло, которое стало в вас?

    «Колена Биньямина» следует понимать, как «семьи Биньямина».

    По мнению «Даат Микра», евреи послали людей по всем семьям Биньямина еще из Мицпы и до вынесения приговора колену Биньямина, «Мецудат Давид» же считает, что они послали людей уже после этого, когда объединенная еврейская армия стояла возле Гивы, но до начала военных действий.

  13. А теперь отдайте людей мерзких, что в Гиве, и умертвим мы их, и выжжем зло из Израиля», и не желали сыны Биньямина слушать голоса братьев их, сынов Израиля.

  14. И собрались сыны Биньямина из городов в Гиву, выйти на войну с сынами Израиля.

    Мужчины колена Биньямина оставили все свои города и собрались в Гиве для того, чтобы дать отпор объединенной еврейской армии.

  15. И пересчитались сыны Биньямина в тот день, из городов – двадцать шесть тысяч человек, обнажающих мечи, не включая жителей Гивы, пересчитались – семьсот человек отборных.

    Итак, Гива от себя выставила отряд из семисот отборных воинов, а из городов Биньямина пришло войско, которое насчитывало 26,000 солдат.

  16. Из всего народа этого семьсот человек отборных с тяжелой правой рукой, все они стреляли из пращи в волос и не промахивались.

    В войске, собранном коленом Биньямина, были 700 отборных пращников, которые метали камни из пращи так метко, что могли попасть в волос. Следует заметить, что это – не те 700 отборных людей, которых выставила Гива.

    Про то, что означает тяжелая правая рука, говорилось в комментарии к главе 3, предложению №15. Здесь по-всей видимости имеется в виду, что эти люди владели левой рукой гораздо лучше, чем правой, то есть были левшами.

  17. И мужи Израиля пересчитались, кроме Биньямина, четыреста тысяч человек, обнажающих мечи, все они – воины.

    Как уже было сказано выше, в предложении №2, объединенная еврейская армия насчитывала 400,000 человек. Вместе с этим, непосредственное участие в боевых действиях должны были принять лишь 360,000 воинов, так как оставшиеся 40,000 человек должны были заняться боеобеспечением (см. предложение №10).

  18. И встали они, и поднялись в Бейт Эль, и спросили Бога, и сказали сыны Израиля: «Кто поднимется нам вначале на войну с сынами Биньямина?», и сказал Господь: «Йехуда вначале».

    По-всей видимости именно на основании того, что сказано в этом предложении, «Даат Микра» делает вывод о том, что описываемые здесь события происходили до того, как объединенная еврейская армия выдвинулась к городу Гиве. Ведь если они уже находились рядом с Гивой, было довольно странным вдруг сниматься с лагеря и уходить куда-то в другое место.

    Итак, здесь сказано, что евреи отправились в Бейт Эль для того, чтобы спросить у Бога, которое из колен должно первым атаковать войско колена Биньямина. Вопросы Богу в то время задавались перед Ковчегом Завета с помощью Урим и Тумим, довольно мистического приспособления, укрепленного на эфоде Главного коена. Главный коен вместе со своим эфодом и Ковчегом Завета был в Храме, который тогда находился не в Бейт Эле, а в Шило, поэтому большинство комментаторов, за исключением «Даат Микра», трактуют Бейт Эль, не как название города, а как «Дом Бога», то есть буквально (именно так «Бейт Эль» (בית אל) переводится с иврита). По их мнению упомянутый здесь Бейт Эль не что иное, как одно из названий Храма в Шило, и именно туда отправились евреи. Ральбаг к этому добавляет, что о городе Бейт Эле здесь не может идти и речи, так как этот город был одним из городов надела Биньямина, как об этом было сказано в Книге Иехошуа (18, 22). Непонятно только, почему Ральбага не смущало то, что евреи устроили свое собрание в Мицпе, которая тоже была одним из городов надела Биньямина, как об этом было сказано в той же Книге Йехошуа (18, 26).

    «Даат Микра» считает, что здесь идет речь не о Шило, а все-таки о Бейт Эле, и что, несмотря на то, что Ковчег Завета тогда обычно находился в Шило, он как-раз в тот момент по какой-то причине временно «переехал» в Бейт Эль.

  19. И поднялись сыны Израиля утром, и встали лагерем возле Гивы.

    Вся объединенная еврейская армия выстроилась в боевом порядке возле Гивы.

  20. И вышли мужи Израиля воевать с Биньямином, и развернули с ними мужи Израиля войну за Гиву.

    Атака производилась силами колена Йехуды, которые без подготовки и маневра ринулись на Гиву, так как предполагали, что и без этого победа им обеспечена в соответствии с ответом, полученным через Урим и Тумим.

  21. И вышли сыны Биньямина из Гивы, и уничтожили в Израиле в тот день двадцать две тысячи человек на землю.

    Колено Биньямина решило не ограничиваться пассивной обороной за стенами города, выступило навстречу противнику и приняло бой вне города, в результате чего нанесло потери объединенной еврейской армии в 22,000 человек. По-всей видимости колено Биньямина не ограничилось боем с атаковавшим его неприятелем, а, разбив его, предприняло контр-атаку и вошло в соприкосновение с главными силами противника, находившимися в основном лагере.

    В трактате Санхедрин (103, б) приводится мнение, согласно которому таким образом евреи были наказаны за то, что не протестовали против идола Михи, о котором шла речь выше, в главах 17-18.

  22. И укрепился народ, мужи Израиля, и продолжили развертывать войну в месте, в котором развернули ее в первый день.

    Это предложение дает общее описание произошедшего, детали которого будут добавлены ниже, в предложениях №23-25.

    Итак, после нанесенного им поражения, воины объединенной еврейской армии собрались с духом, и на следующий день опять предприняли атаку на Гиву, причем действовали так же, как до этого, то есть без всяких хитростей атаковали в лоб.

  23. И поднялись сыны Израиля, и плакали перед Господом до вечера, и спросили Господа, говоря: «Продолжу ли я идти на войну с сынами Биньямина, брата моего?», и сказал Господь: «Поднимитесь на него».

    Здесь и до предложения №25 включительно описываются события, произошедшие во второй день войны.

    До того, как предпринять вторую атаку на Гиву, о которой было сказано в предыдущем предложении, часть евреев отошли от Гивы и направились в Бейт Эль (или в Шило), где находился Ковчег Завета. Там они сокрушались из-за того, что Бог не помог им одолеть колено Биньямина, а затем с помощью Урим и Тумим задали Ему вопрос о том, стоит ли им продолжать начатую войну. Бог им ответил, что стоит.

  24. И подступили сыны Израиля к сынам Биньямина на второй день.

    Это произошло в то время, когда часть евреев плакала перед Ковчегом Завета, о чем было сказано в предыдущем предложении. То есть события, описанные в предложениях №23-25 происходили параллельно.

  25. И вышел Биньямин к ним навстречу из Гивы во второй день, и уничтожили в сынах Израиля еще восемнадцать тысяч человек на землю, все они обнажающие меч.

    Таким образом и вторая атака на Гиву оказалась очень неудачной.

  26. И поднялись все сыны Израиля и весь народ, и пришли в Бейт Эль, и плакали, и сидели там перед Господом, и постились в тот день до вечера, и принесли жертвы вознесения и шламим перед Господом.

    Здесь говорится о том, что произошло на третий день войны с коленом Биньямина.

    Прежде всего следует заметить, что в нашем предложении сказано, что в Бейт Эль (или в Шило) пришли и все сыны Израиля, и весь народ, что, на первый взгляд, одно и то же, и «Мецудат Давид» считает, что это – не более, чем повторение, призванное подчеркнуть, что весь народ собрался в Бейт Эле (или в Шило). Проблема с данной трактовкой в том, что она не согласуется со сказанным ниже, в предложении №30, где сказано о том, что решающие события в этой войне произошли на третий день боевых действий, и поэтому «Даат Микра» разделяет понятия «все сыны Израиля» и «весь народ» и говорит, что первое из них означает объединенную еврейскую армию, а второе – остальное, гражданское население.

    Таким образом утром на третий день войны евреи сняли свой лагерь возле Гивы, и вместе со всем остальным народом отправились в Бейт Эль (или в Шило) для того, чтобы еще раз попытаться умилостливить Бога. После того, о чем будет сказано ниже, армия вернулась к Гиве для продолжения войны с коленом Биньямина, а та часть народа, которая в войне не участвовала, осталась в Бейт Эле (или в Шило), где проводила время в молитвах, в посте и в покаянии до вечера, после чего принесла жертвы вознесения и шламим.

    Жертва вознесения, как было сказано выше, полностью сжигалась на жертвеннике, в то время, как часть жертвы шламим доставалась тому, кто ее принес, другая часть – коенам, а на жертвеннике сжигался лишь нутряной жир такой жертвы. «Мецудат Давид» пишет, что жертвы вознесения были принесены для того, чтобы умилостивить Бога, а жертвы шламим – для того, чтобы установить мир между Богом и евреями (название «шламим» (שלמים) происходит от слова «шалом» (שלום), то есть «мир»).

  27. И спросили сыны Израиля Господа, и там Ковчег Завета Бога в те дни.

    По мнению «Даат Микра» это предложение объясняет, почему евреи ходили в Бейт Эль, а на в Шило: потому что, по неизвестным причинам, в то время Ковчег Завета временно находился в Бейт Эле, а не в Шило.

  28. И Пинхас бен Элазар бен Ахарон стоит перед Ним в те дни, говоря: «Продолжу ли я еще выходить на войну с сынами Биньямина, брата моего, или прекращу?», и сказал Господь: «Поднимитесь, ибо завтра отдам Я их в руки твои».

    Пинхас бен Элазар бен Ахарон в то время был Главным коеном, который мог обратиться к Богу с вопросом с помощью Урим и Тумим. Часть комментаторов считают, что этот Пинхас бен Элазар бен Ахарон – тот же самый Пинхас, о котором говорится в Торе (Бамидбар 25), и в этом случае следует сказать, что все эти события произошли на заре Периода Судей, спустя некоторое время после смерти Йехошуа. Другие комментаторы утверждают, что это другой Пинхас, а то, что про него сказано, что он «бен Элазар бен Ахарон», то это не следует понимать буквально, и что здесь имеется в виду, что он был потомком Элазара бен Ахарона, а не его сыном.

    Относительно заданного Пинхасом Богу вопроса Ральбаг говорит, что лишь на третий раз этот вопрос был задан правильно: «стоит ли мне продолжать войну, или прекратить ее?», то есть евреи спросили Бога как им лучше поступить, чего они в предыдущие разы не спрашивали, и поэтому лишь в этот раз они получили четкий и развернутый ответ.

  29. И поставил Израиль засады на Гиву вокруг.

    Здесь начинается рассказ о последнем, решающем этапе войны, и рассказ этот ведется в два приема: сначала, начиная этим предложением и заканчивая серединой предложения №36, дается общая картина сражения и сопровождавших его событий, а затем, до предложения №46 включительно, к этой общей картине добавляются некоторые важные детали.

    Итак, после двух поражений, нанесенных объединенной еврейской армии коленом Биньямина несмотря на то, что Бог вроде бы дал понять, что война с коленом Биньямина является войной справедливой, евреи поняли, что во время боевых действий полагаться лишь на чудо очень нежелательно, и решили произвести третью атаку по всем правилам воинского искусства.

    С этой целью они выставили возле Гивы засады, боевая задача которых была очень похожа на боевую задачу засады, которую выставил Йехошуа во время второго боя за город Ай (см. Книгу Йехошуа, главу 8). И несмотря на то, что из того, что здесь сказано, можно подумать, что город Гива был со всех сторон окружен засадами, «Даат Микра» утверждает, что засады были выставлены лишь к югу и к востоку от города.

  30. И поднялись сыны Израиля к сынам Биньямина на третий день, и развернулись на Гиву, как раньше.

    Специально отобранный отряд объединенной еврейской армии так же, как раньше, атаковал Гиву в лоб с запада. Как выяснится ниже, эта атака была не более, чем тактической уловкой.

  31. И вышли сыны Биньямина навстречу народу, и оторвались от города, и стали выбивать из народа убитых, как раньше, на дорогах, из которых одна поднимается к Бейт Элю, а другая – к Гиве, в поле, около тридцати сынов Израиля.

    Как и раньше, воины колена Биньямина вышли из города и ринулись в контр-атаку. Сразу же после этого наступавший отряд предпринял тактическое отступление, которое на первый взгляд выглядело, как бегство. Войско колена Биньямина начало преследовать отступавшего неприятеля, в результате чего оторвалось от города, и тогда находившиеся в укрытии воины выступили из засад и заняли подступы к городу, что очень похоже на то, как действовал Йехошуа во время второго боя за город Ай.

    Как здесь сказано, воинам колена Биньямина удалось вступить в боевое соприкосновение с отступающим противником, в результате чего наступавший на Гиву, а затем отступавший от Гивы отряд понес потери в 30 человек убитыми («Мецудат Давид» считает, что в нашем предложении следует читать не «около», а «в точности» 30 человек). Бой между этими двумя отрядами завязался на двух дорогах, одна из которых шла в Бейт Эль, а другая – в Гиву, а также «в поле», то есть на прилегающей к ним местности, по мнению «Даат Микра» - к северо-западу от города.

    Дорога, идущая в Бейт Эль – это так называемая Царская дорога, которая пересекала Кнаан с юга на север, и шла через Хеврон, Иерусалим, Бейт Эль и Шхем:

    Царская дорога

    В районе Гивы эта дорога проходила примерно в 300 м. к западу от города, а в настоящее время она представляет собой иерусалимскую улицу Дерех Бейт Ханина.

    Вторая дорога была короткой. Она ответвлялась от Царской дороги на восток и соединяла с ней Гиву. По-всей видимости бой между отрядом объединенной еврейской армии и отрядом колена Биньямина произошел к востоку от Царской дороги и к северу от дороги, ведущей в Гиву:

    Дороги в районе Гивы и место боя

  32. И сказали сыны Биньямина: «Поражаются они перед нами, как вначале», а сыны Израиля сказали: «Отступим мы и оторвем их от города к дорогам».

    В этом предложении выясняется военный замысел отступавшего от Гивы отряда объединенной еврейской армии. Оказывается, в отличие от двух предыдущих попыток штурма Гивы, на этот раз отступление этого отряда было спланированным: отступающий отряд увлекал за собой на северо-запад от Гивы боевое формирование колена Биньямина для того, чтобы дать возможность находившимся в засадах воинам, не встречая сопротивления, завладеть городом. Военачальники колена Биньямина попались на эту уловку и устремились за отступающим на северо-восток отрядом, оставив город без прикрытия. Как видно из приведенных в этом предложении слов сынов Биньямина, с ними сыграла злую шутку сила привычки, ведь они уже до этого именно таким образом дважды нанесли поражение штурмующему город отряду.

  33. И все мужи Израиля поднялись с места своего и приготовились в Бааль Тамаре, а засада Израиля ринулась со своего места, из Маарэ Гивы.

    В начале нашего предложения идет речь о той части объединенной еврейской армии, которая не принимала участия ни в засадах, ни в лобовой атаке на городские ворота, и надо заметить, что это была самая большая часть армии. Эта часть армии, еще до начала третьей попытки штурма Гивы, убралась из окрестностей этого города и переместилась в место, которое называлось Бааль Тамар, где находилась в боевой готовности. Их боевой задачей было, сразу после падения Гивы и разгрома вооруженных сил колена Биньямина, атаковать и взять под контроль остальные города этого колена, что являлось довольно легкой задачей, так как колено Биньямина собрало почти все свои войска в Гиве, оставив остальные свои города практически без прикрытия. Таким образом, на третий день войны объединенная еврейская армия разделилась на три отряда: один отряд производил отвлекающий маневр, включавший в себя ложную лобовую атаку на городские ворота и тактическое отступление, второй отряд находился в засаде, а третий – в боевой готовности в Бааль Тамаре, имея целью обеспечить контроль над остальными городами колена Биньямина.

    Местонахождение Бааль Тамара в настоящее время неизвестно, по-всей видимости он находился к западу или к юго-западу от Гивы и на некотором удалении от нее, для того, чтобы не подвергать основные силы объединенной еврейской армии всяческим неожиданностям, которые могли случиться в результате непредвиденного развития событий, связанных с  тактическим отступлением и т.д.

    Засада, как здесь сказано, находилась в месте, которое называлось Маарэ Гива, и его местонахождение в настоящее время также неизвестно, но из того, что, во-первых, засада должна была сидеть недалеко от города, и, во-вторых, что она должна была быть незаметной для неприятеля, можно предположить, что она находилась к востоку от Гивы, в районе торгового центра «ха-Писга» в современном иерусалимском районе Писгат Зеэв, или прилегающей к нему автостоянки, так как это место находится практически рядом с Гивой (на расстоянии в 700 м.), но вместе с тем с нее не просматривается, так как находится в довольно глубокой впадине (разница высот достигает 125 м.).

    Как здесь сказано, в то время, как атаковавший город отряд начал отступать и увлекать за собой защищавший Гиву отряд колена Биньямина на северо-запад, засада поднялась в атаку на этот город с востока.

  34. И подошли напротив Гивы десять тысяч отборных людей из всего Израиля, и война тяжелая, и они не знали, что касается их беда.

    Здесь выясняется, что численность засады была 10,000 отборных воинов из всех колен Израиля (кроме колена Биньямина). Подойдя к городу с востока, эти люди обогнули городские стены и появились перед его воротами, которые выходили на запад.

    А в это время к северо-западу от города, между двумя дорогами, которые были упомянуты в предложении №31, шел тяжелый бой между отступавшим отрядом объединенной еврейской армии и боевым формированием колена Биньямина, причем воины колена Биньямина, сражавшиеся спиной к городу, не имели понятия о том, что происходит в непосредственной близости от городских стен.

  35. И поразил Господь Биньямина перед Израилем, и уничтожили сыны Израиля в Биньямине в тот день двадцать пять тысяч сто человек, все они – обнажающие мечи.

    Здесь подводится общий итог состоявшегося в этот день сражения, детали которого будут приведены ниже. В результате понесенного поражения колено Биньямина потеряло в общей сложности 25,100 воинов. Ниже, в предложениях №44-46, будет сказано где и при каких обстоятельствах полегли эти люди.

  36. И увидели сыны Биньямина, что поражены они, и дали мужи Израиля место Биньямину, ибо надеялись они на засаду, которую поставили они на Гиву.

    Существуют три основные версии трактовки этого предложения. Раши считает, что, когда воины колена Биньямина поняли, что потерпели поражение, они попытались вернуться в Гиву и укрыться за городскими стенами, и сражавшийся с ними отряд объединенной еврейской армии не стал им в этом препятствовать (т.е. «дал место Биньямину»), так как полагался на воинов засады, которые к этому времени уже должны были занять подступы к городским воротам и дать бой отступавшим в город воинам колена Биньямина.

    «Мецудат Давид» говорит, что здесь идет речь о том этапе боя, когда воины колена Биньямина считали, что отряд объединенной еврейской армии в очередной раз отступает перед ними – об этом говорит начало нашего предложения, а воины отступавшего отряда, в свою очередь, сделали все для того, чтобы отряд колена Биньямина как можно дольше оставался в этом своем заблуждении. С этой целью они дали «место Биньямину», то есть, отступая от Гивы, дали ему место для наступления, чтобы отряд колена Биньямина как можно больше отдалился от города.

    «Даат Микра» считает, что начало нашего предложения рассказывает об остатках войска колена Биньямина после того, как те потеряли в бою 25,100 человек. Тогда они поняли, что потерпели поражение. Здесь хронологическое изложение событий заканчивается, и продолжится оно только в предложении №47, а здесь, прямо посредине нашего предложения, Книга Судей возвращается к тому, о чем уже говорилось раньше, для того, чтобы добавить к этому целый ряд важных деталей. Итак, здесь объясняется причина отступления того отряда, который до этого предпринял лобовую атаку на ворота Гивы, и сказано, что он начал отступать для того, чтобы увести войско колена Биньямина как можно дальше от города и тем самым развязать руки воинам, сидевшим в засаде.

  37. А засада поспешили и налетели на Гиву, и растянулась, и побила весь этот город мечом.

    В то время, когда наступавший на Гиву отряд инсценировал отступление в северо-западном направлении, воины засады с востока быстро поднялись на холм, на котором находилась Гива, растянулись вдоль ее стен, обогнули их, и через незапертые ворота беспрепятственно вторглись в город, после чего перебили все его население.

  38. И договоренность была у мужей Израиля с засадой: увеличение поднятия для них столба дыма из города.

    Еще до того, как воины, сидевшие в засаде, заняли свое место, они условились с остальными двумя отрядами, что после падения Гивы они просигналят им большим столбом дыма, поднимавшимся из города. Причем из того, что здесь сказано «увеличение поднятия для них столба дыма» следует, что занявшие город воины засады не просто должны были поджечь город, они должны были специально сжигать найденные в нем легковоспламеняющиеся и сильно дымящие предметы для того, чтобы идущий из Гивы дым был хорошо виден как отступавшему отряду, так и главным силам колен, находившимся в боевой готовности в Бааль Тамаре.

  39. И повернули мужи Израиля в бою, а Биньямин начал выбивать убитых в мужах Израиля около тридцати человек, ибо сказали они: «Однако отступает он перед нами, как в первом бою».

    Здесь, для того, чтобы было понятно то, что будет сказано ниже, Книга Судей возвращается к тому, что было сказано в предложениях №31-32.

    Итак, здесь еще раз сказано о том, что наступавший на Гиву отряд, завидев выступивших из города воинов колена Биньямина, сразу же повернул назад, а воины колена Биньямина, посчитав, что сценарий развития событий, наблюдавшийся в предыдущие два дня, сейчас в третий раз повторится, начали преследование, в результате чего отступавший отряд потерял убитыми 30 человек.

  40. И столб начал подниматься из города, столб дыма, и повернулся Биньямин назад, и вот – поднялся весь город в небо.

    В то время, как наступавший на Гиву отряд отступал, а отряд Биньямина его преследовал, из города начал подниматься огромный столб дыма, и воины объединенной еврейской армии поняли, что Гива пала, но воины колена Биньямина, воевавшие спиной к своему городу, ничего страшного не заметили. По-всей видимости, увидев поднимавшийся из города дым, воины отступавшего отряда сильно обрадовались, начали издавать крики ликования, показывать пальцами в сторону Гивы и т.п., и тогда воины Биньямина тоже решили посмотреть на то, из-за чего их противник так радуется, оглянулись назад и то, что они увидели, им очень не понравилось.

  41. И мужи Израиля повернули, и ужаснулись мужи Биньямина, ибо увидели, что коснулась их беда.

    После того, как воины отступавшего от Гивы отряда увидели поднимающийся из города дым, они вдруг перестали отступать и нанесли ответный удар преследующему их войску колена Биньямина. Воины колена Биньямина, увидев, что их город пал и что они подвергаются мощнейшей атаке со стороны только что бежавшего от них отряда, поняли, что все то, что происходило раньше, было подстроено, что они попались в ловушку, которую приготовили для них остальные колена, и в результате этого начисто проиграли войну.

  42. И повернули они перед мужами Израиля к дороге в пустыню, а война догоняла их, а того, кто из городов, уничтожают его в нем.

    Увидав, что уйти от поражения, укрывшись за стенами Гивы, невозможно, воины колена Биньямина побежали в сторону пустыни, которая находилась на востоке, а воины объединенной еврейской армии не прекращали их преследовать и уничтожали тех, кто бежал недостаточно быстро.

    Существуют насколько версий объяснения сказанного в заключительной части нашего предложения. Раши считает, что здесь идет речь о том, что ворвавшиеся в Гиву воины засады уничтожали в ней ее жителей. «Мецудат Давид» - что здесь говорится о евреях из колена Биньямина, которые в бою возле Гивы не участвовали, но присоединились к бегущим воинам из своего колена для того, чтобы помочь им переломить неблагоприятное развитие событий. Эти люди приходили из своих городов, но были уничтожаемы преследователями вместе с участвовавшими в сражении воинами. «Даат Микра» считает что здесь идет речь о жителях остальных городов надела Биньямина, которые сразу же после падения Гивы подверглись атаке тех сил объединенной еврейской армии, которые до этого стояли в Бааль Тамаре. Эти люди уничтожались прямо в своих городах.

  43. Окружили Биньямина, травили его, в Мнухе настигли его, вплоть до Гивы с востока.

    Для того, чтобы описать участь колена Биньямина, Книга Судей приводит отрывок из народной песни, которая могла быть либо грустной, либо победной, в зависимости от того, кто ее исполнял.

    Итак, здесь говорится о том, что остальные колена Израиля окружили евреев из колена Биньямина, не давая им спастись бегством, травили их, т.е. подзадоривали один другого, чтобы не дать им спастись (Раши и «Мецудат Давид»), либо беспощадно их преследовали («Даат Микра»), а также настигли людей этого колена в Мнухе, и относительно этой фразы мнения комментаторов существенно расходятся.

    Дело в том, что на иврите «мнуха» (מנוחה) – «отдых», и, разъясняя эту фразу, Раши и «Мецудат Давид» исходят именно из этого. Они считают, что здесь идет речь о городах, принадлежавших колену Биньямина, которые служили им местом отдыха. Но, соглашаясь в трактовке слова «мнуха», Раши и «Мецудат Давид» (а также «Мецудат Цион») расходятся во мнениях о слове «хидрихуху» (הדריכוהו), причем Раши, основываясь на значении этого слова в Ваивлонском Талмуде (Ктубот 60, б) говорит, что значение его – «настигли», т.е. эта фраза говорит о том, что преследовавшие колено Биньямина войска объединенной еврейской армии настигали их в их городах. «Мецудат Давид» считает, что это слово происходит от слова «регель» (רגל), что означает «нога», то есть здесь идет речь о том, что воины объединенной еврейской армии растоптали евреев колена Биньямина в их собственных городах и на территории их надела.

    «Даат Микра», соглашаясь с Раши насчет значения слова «хидрихуху», считает, что «мнуха» - не имя нарицательное, а имя собственное, т.е. не «мнуха», а «Мнуха», и что оно обозначает один из городов колена Биньямина, который в то время носил это название, а в Хрониках А назван Манахат и ха-Мнухот (8, 6 и 2, 52 соответственно). В настоящее время на месте этого города находится иерусалимский район Малха (31°45'11.44"N, 35°10'56.89"E):

    Мнуха

    То есть получается, что евреи из колена Биньямина, пытавшиеся бежать от Гивы на юго-запад, были настигнуты и перебиты преследователями в районе города Мнуха.

    Те же из них, кто пытался бежать в восточном направлении, были уничтожены как сказано в конце нашего предложения, в районе, лежащем от Гивы к востоку.

  44. И пали из Биньямина восемнадцать тысяч человек, все это – воины.

    То есть непосредственно в боях с объединенной еврейской армией колено Биньямина потеряло 18,000 солдат.

  45. И повернули они, и отступили в пустыню к Сэле ха-Римому, и добили в нем на дорогах пять тысяч человек, и гнались за ним до Гидеома, и побили из него две тысячи человек.

    Воины колена Биньямина попыталось отступить к востоку, в сторону лежащей между районом боя и Мертвым Море пустыни, но на определенном этапе отступления, по-всей видимости достигнув границы пустыни и не пожелав в нее углубляться, они изменили направление своего отступления и начали двигаться на север, в направлении города Сэлы ха-Римона. Считается, что на месте этого города в настоящее время находится арабская деревня Рамун (31°55'37.81"N, 35°17'58.86"E), расположенная в 5 км. к востоку от Бейт Эля:

    Сэла ха-Римон

    На дорогах, ведущих в пустыню, колено Биньямина потеряло еще 5,000 человек, и преследование отступающих велось до города Гидеома, местонахождение которого в настоящее время неизвестно, но можно сказать, что он явно находился между тем местом, где отступавшее войско колена Биньямина повернуло на север, и Сэлой ха-Римоном. До того, как колено Биньямина достигло Гидеома и преследование прекратилось, оно потеряло убитыми еще 2,000 человек.

  46. И было всех павших из Биньямина двадцать пять тысяч человек, обнажавших меч, в тот день, все они – воины.

    Ранее было сказано, что всего колено Биньямина недосчиталось 25,100 солдат, а здесь говорится лишь о 25,000. Раши считает, что эти недостающие 100 человек где-то погибли, но в Книге Судей не сказано, где именно. Ральбаг и «Даат Микра» говорят, что здесь Книга Судей просто округлила число павших, ведь не может быть такого, чтобы всегда погибало круглое количество воинов (пять тысяч, две тысячи и т.д.), и из этих отброшенных в результате округления остатков как раз и набираются недостающие 100 человек.

    По мнению «Даат Микра» в этом месте отступление от хронологического изложения событий заканчивается, и Книга Судей возвращается к рассказу, прерванному в середине предложения №36.

  47. И повернули, и отступили в пустыню к Сэле ха-Римону шестьсот человек, и жили в Сэле Римоне четыре месяца.

    То есть до Сэлы ха-Римона добрались всего лишь 600 человек, жалкие остатки войска Биньямина, насчитывавшего до начала сражения 26,700 воинов, как было сказано выше, в предложении №15. Так как, как здесь сказано, что из войска Биньямина остались в живых 600 человек, а в бою и при отступлении погибли 25,100, сразу же возникает вопрос, куда делись еще 1,000 воинов? Ральбаг и «Мецудат Давид» говорят, что эту 1,000 солдат колено Биньямина потеряло в течение первых двух дней боев, когда оно дважды нанесло поражение наступавшему на Гиву отряду объединенной еврейской армии, А Раши считает, что им удалось скрыться в городах колена Биньямина, и впоследствии они были в них перебиты вместе с коренными их жителями.

    В Сэле ха-Римоне выжившие 600 человек прожили четыре месяца, пока не заключили мир с остальными коленами Израиля.

  48. И мужи Израиля вернулись к сынам Биньямина, и побили их мечом из города от людей и до животных и до всего, что там было, также все города, которые были, предали огню.

    Здесь говорится о том, что, прекратив преследовать отступавших воинов из колена Биньямина, воины объединенной еврейской армии вернулись в города этого колена и уничтожили всех их жителей, а также весь их скот и имущество, а города, которые не были разрушены в ходе войны, они предали огню.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator