Книга Судей

Глава 18

  1. В те дни нет царя в Израиле, и в те дни колено Даново ищет себе надел для проживания, ибо не попал ему до того дня среди колен Израиля надел.

    Так как в описываемый здесь период у евреев не было царя, еврейским народом, как единым целым, никто не занимался, и каждое колено пыталось устроиться в одиночку.

    Больше всего проблем было у колена Дана. Территория этого колена была подробно определена в главе 19 Книги Йехошуа, но вкратце можно сказать, что колено Дана должно было завладеть побережьем Средиземного моря, прибрежной низменностью и предгорьями Иудейских гор до района Цары и Эштаоля включительно. Вместе с этим, евреи этого колена встретили ожесточенное сопротивление со стороны местных народов, не смогли завоевать большую часть отведенной им территории, и были оттеснены в Предгорья, заняв лишь узкую полоску отведенной им земли. Более того, постепенно местные народы еще больше начали оттеснять колено Дана в сторону гор, и в конце-концов евреи этого колена вообще ушли из этого района и перебрались жить в район, называемый Башаном, и расположенный далеко на севере, к северу от надела половины колена Менаше. Все это подробно описано в предложении №47 главы 19 Книги Йехошуа, в комментарии к нему, а также в главе 1, предложении №34 Книги Судей.

    В описываемый здесь период времени евреи колена Дана еще не ушли жить в Башан и занимались тем, что кочевали по Кнаану в поисках пригодных для проживания и незаселенных земель. Однажды они встали лагерем между городами Царой и Эштаолем, и его посещал Шимшон, как об этом было сказано выше, в главе 13, предложении №25.

  2. И послали сыны Дана из семьи их пятерых людей из концов их, людей воинов, из Цары и из Эштаоля, разведать землю и исследовать ее, и сказали им: «Идите, расследуйте землю», и пришли они на Гору Эфраима до дома Михи, и заночевали там.

    Потеряв всякую надежду на расселение в отведенном им наделе, старцы колена Дана снарядили пять человек, которых отобрали из всех своих домов отцов («из концов их»), и отправили их на север. Как здесь сказано, эти люди были сильными и мужественными воинами, и в их задачу входило разведать и исследовать северные районы Кнаана, то есть оценить их с точки зрения пригодности для проживания их колена, а также оценить военную мощь населявших эти земли народов.

    Эти люди были посланы из района городов Цары и Эштаоля, которые были чуть-ли не единственными городами, в которых колено Дана смогло закрепиться, и возле которых, по-всей видимости, встали лагерем остальные представители этого колена, как это было в период, описанный в главе 13.

    Пятеро этих разведчиков двинулись на север через Гору Эфраима и по пути заночевали в доме Михи. Следует заметить, что здесь Книга Судей немного забегает вперед, и до того, как они заночевали в доме Михи, случилось то, что будет описано ниже.

  3. Они рядом с домом Михи, и они узнали голос отрока леви, и свернули туда, и сказали ему: «Кто привел тебя сюда, и что ты делаешь здесь, и что тебе здесь?»

    Когда разведчики проходили мимо дома Михи, они услыхали голос юноши леви, о котором рассказывалось в прошлой главе. В этот момент юноша либо благословлял кого-то, либо молился в Михином капище, и они узнали его по голосу, так как, по-всей видимости, они познакомились с этим юношей, когда тот во время своих странствий в поисках семьи, которая возьмет над ним покровительство, посетил Цару и Эштаоль.

    Тогда разведчики свернули в дом Михи, нашли этого юношу и начали его расспрашивать.

  4. И сказал он им: «Так и так сделал мне Миха, и нанял меня, и стал я ему священником».

    Юноша пересказал разведчикам то, что было описано в прошлой главе.

  5. И сказали они ему: «Спроси-ка Бога и узнаем мы, принесет ли удачу путь наш, которым идем мы».

    Разведчики попросили этого юношу воспользоваться своими способностями для того, чтобы предсказать им будущее, причем Раши считает, что они предложили ему использовать трафим, а «Даат Микра» говорит, что эфод.

  6. И сказал им священник: «Идите с миром, присутствует Господь на пути вашем, которым пойдете вы».

    Здесь Книга Судей перестает называть этого леви юношей и называет его священником, из чего «Даат Микра» делает вывод, что для предсказания будущего он воспользовался не трафим, а эфодом. Дело в том, что узнавание воли Бога с помощью эфода, а точнее, с помощью входящих в него Урим и Тумим, производилось в Храме Главным Коеном, и именно поэтому юноша здесь назван священником. Понятно, что использование эфода не в Храме и не Главным Коеном было запрещено Торой, но, как было сказано выше, в то время никто толком не знал, что Торой запрещено, а что – нет.

    Юноша говорит разведчикам, чтобы они продолжали свой путь, как планировали, так как Бог наблюдает за тем, как и что они делают. На первый взгляд такой ответ разведчиков должен был обрадовать, но в сущности, леви на вопрос их не ответил, так как и удача, и неудача, которая постигает кого-либо, происходят по воле Бога, который наблюдает за всеми, так что насчет удачи их операции он абсолютно ничего им не сказал. Ответ такого типа – обычная уловка всяческих шарлатанов, делающих вид, что они предсказывают будущее.

  7. И пошли эти пятеро людей, и пришли к Лаишу, и увидели народ, который в нем, живет беспечно по закону цидоним, тихо и беспечно, и нет насилия в стране, наследника власти, и далеки они от цидоним, и дела нет им ни с кем.

    Город Лаиш упоминался в Книге Йехошуа (19, 47) под названием Лешем. В настоящее время Лаиш, он же Лешем, представляет собой курган Тель Дан (33°14'55.55"N, 35°39'10.87"E), расположенный в северной части долины ха-Хула возле истоков реки Иордан и в 1 км. к северу от кибуца Дан:

    Лаиш, он же Лешем

    В Лаише разведчики увидели мирных жителей, которые совершенно не опасались войны с кем бы то ни было, поэтому не только не содержали армию, но даже не охраняли городские ворота: именно это подразумевается фразой «живет беспечно». В конце нашего предложения говорится о том, что у этих людей ни с кем нет дела. Это следует понимать, как то, что жители Лаиша не являлись членами военного союза ни с одним из соседних городов-царств.

    Далее в нашем предложении сказано, что жители Лаиша жили по закону цидоним. «Мецудат Давид» предлагает понимать это, как «так же, как цидоним», а цидоним обычно жили «тихо и беспечно» (см. далее), то есть получается, что жители Лаиша жили тихо и беспечно, так же, как цидоним.

    Цидоним, они же финикийцы, представлявшие собой часть народа кнаани, в то время занимали территорию побережья Средиземного моря, от Ако на юге и до Цидона (современный Сидон), то есть жили довольно далеко он Лаиша. «Даат Микра» считает, что то, что жители Лаиша жили «по закону цидоним», означает, что эти люди были очень похожи на цидоним по своему внешнему облику, обычаям и образу жизни. Причина этого кроется в том, что до завоевания Кнаана евреями область распространения цидоним достигала района Лаиша, и только после захвата евреями Галилеи она ужалась до территории побережья Средиземного моря, в результате чего жители Лаиша оказались отрезанными от своих соплеменников.

    Несмотря на это, жители Лаиша обладали на удивление мирными соседями. Как сказано в нашем предложении, «нет насилия в стране», то есть нет агрессии, как внутенней, так и внешней, никто на территорию Лаиша не вторгался ни с целью захвата рабов и трофеев, ни с ее целью завоевания.

    Кроме этого в нашем предложении сказано, что у жителей Лаиша не было «наследника власти», что можно объяснить несколькими способами. Раши говорит, что у царя Лаиша не было наследников престола, либо они были малочисленны, и поубивав их, можно было с легкостью захватить власть в стране и избавиться от всяческих претендентов на престол. Все остальные комментаторы считают, что здесь идет речь о самом царе Лаиша, а точнее, об его отсутствии. «Даат Микра» говорит, что, после того, как жители Лаиша были отрезаны от своей метрополии (цидоним), никто из них не потрудился взять власть в свои руки и в городе воцарилось безвластие, одним из следствий которого было отсутствие армии и городской стражи. До поры до времени это оставалось безнаказанным,  так как соседи жители Лаиша были людьми мирными. Ральбаг считает, что какая-то власть в городе была, но эта власть не передавалась по наследству. Городом правил назначенный мэр, который был всего-лишь чиновником, и не относился к жителям города, как к своим подданным, а к самому городу и находящейся под его юрисдикцией территории, как к своей вотчине, и поэтому относился к сфере безопасности спустя рукава. 

    Тема безопасности была запущена несмотря на то, что они жили далеко от своих братьев цидоним, и даже более того, между жителями Лаиша и проживавшими на побережье Средиземного моря цидоним лежали земли наделов колен Нафтали и Ашера, что превращало получение помощи со стороны цидоним совершенно невозможной операцией.

    Все это отметили и по достоинству оценили пришедшие в Лаиш разведчики.

  8. И пришли они к братьям своим в Цару и Эштаоль, и сказали им братья их: «Что вы?»

    После того, как разведчики вернулись из Лаиша в Цару и Эштаоль, пославшие их евреи из колена Дана спросили их о результатах их поисков.

  9. И сказали они: «Вставайте и поднимемся на них, ибо видели мы землю и очень хороша она, а вы молчите, не ленитесь идти, чтобы прийти унаследовать землю эту!

    В этом и следующем предложениях кратко записаны все аргументы и доводы вернувшихся разведчиков. Разведчики сначала обстоятельно рассказали пославшим их людям о том, что они видели в городе Лаише, то есть то, о чем говорилось в предложении №7, после чего старейшины колена Дана начали вести между собой бурные прения. Часть из них была за поход на север, часть – против, часть – колебалась, и тогда разведчики стали настаивать и уговаривать старейшин отбросить прочь все сомнения и немедленно выступить в поход. Так, разведчики говорят, что земля Лаиша, то есть принадлежащая ему территория, очень хороша: там есть много воды (истоки реки Иордан) и почва ее плодородна (долина ха-Хула обладает хорошей плодородной почвой, состоящей из нанесенного в весенний период ила).

    Фразу «а вы молчите» Раши и «Даат Микра» предлагают понимать, как «а вы бездействуете», а «Мецудат Давид» - как предложение соблюдать секретность, чтобы, пока колено Дана будет собираться, кто-нибудь не опередил его и сам не завоевал Лаиш.

    Заключительная фраза нашего предложения очень похожа на то, что в свое время сказал Йехошуа еще не завоевавшим свои наделы коленам (см. Книгу Йехошуа 18, 3), и в устах разведчиков это сходство служит намеком на то, что завоевание коленом Дана территории на севере Кнаана должно расцениваться старейшинами, как исполнение заповеди завоевания Земли Израиля.

  10. Как придете вы, придете к народу беспечному и в землю просторную, ибо отдал Бог в руки ваши место, где нет недостатка ни в чем, что есть на Земле».

    Разведчики говорят сомневающимся старейшинам о том, что никакой войны и никаких жертв не предвидится, так как в Лаише живет народ беспечный, не потрудившийся обзавестись охраной и вооруженными силами.

    Кроме того они говорят о том, что территория, которой владеет Лаиш, просторна, и сможет уместить все колено Дана, которое до сего времени было вынуждено вести кочевой образ жизни.

    И вообще, в этой земле нет недостатка ни в чем, что существует на свете.

  11. И двинулись оттуда, от семьи Дановой, от Цары и Эштаоля шесть сотен человек, опоясанных оружием.

    На завоевание Лаиша и его земель отправилось не все колено Дана, а лишь те дома отцов, которые к тому времени еще не осели в районах городов Цары и Эштаоля, и среди них шестьсот воинов.

  12. И поднялись, и встали лагерем в Кирьят Яарим в Йехуде, поэтому назвали то место Лагерь Дана до сегодняшнего дня, вот, за Кирьят Яарим.

    Место, где находился город Кирьят-Яарим, которое и сейчас называется Тель Кирьят-Яарим (31°48'31.50"N, 35°6'13.65"E), расположено к северу от шоссе №1 Иерусалим Тель-Авив, возле арабской деревни Абу-Гош и поселка Неве Илан, и на расстоянии в 12 км. к северо-востоку от Цары:

    Кирьят Яарим

    «До сегодняшнего дня» - имеется в виду до времени написания Книги Судей. В настоящее время расположение Лагеря Дана неизвестно.

    «За Кирьят Яарим» означает, что лагерь Дана находился к западу от Кирьят Яарим.

  13. И прошли оттуда к Горе Эфраима, и дошли до дома Михи.

    Эти люди сначала не зашли в дом Михи. Они остановились где-то неподалеку, откуда открывался вид на его дом, который, как выяснится из того, что будет сказано в следующем предложении, был не дом, а целое поместье с несколькими домами.

  14. И заговорили пятеро людей, идущих разведывать землю Лаиша, и сказали братьям их: «Знаете ли вы, что есть в домах этих эфод, и трафим, и идол, и отливка, а теперь знайте, что делать будете».

    Пятеро разведчиков, которые ранее гостили в доме Михи, и которым было известно про его капище и находящиеся в нем предметы идолопоклонства, обратились к остальным воинам и рассказали им про то, что видели, а также  добавили, чтобы те поразмыслили и правильно использовали полученную только что информацию.

  15. И свернули туда, и пришли в дом отрока леви в доме Михи, и приветствовали его.

    Как станет ясно из двух следующих предложений, все шестьсот воинов свернули к поместью Михи, но в дом уже знакомого им леви зашли лишь пятеро разведчиков.

    Следует заметить, что здесь два раза используется одно и то же слово «дом», но значения его разные, и ни одно из них не подразумевает собственно «дом». «Дом отрока леви» - это комната, в которой жил юноша леви, работавший у Михи священником, и которая по-всей видимости находилась в одном доме с капищем. А «дом Михи» - это опять же не дом, а все поместье, которым владел Миха.

  16. И шестьсот человек, опоясанных оружием, встали в воротах, которые из колена Дана.

    Фраза «которые из колена Дана» относится к шести стам человек, опоясанных оружием.

    Таким образом весь отряд колена Дана, который насчитывал шестьсот вооруженных людей, выстроился в воротах поместья, в котором жил Миха.

  17. И поднялись пятеро людей, идущих разведывать землю, пришли туда, взяли идола, и эфод, и трафим, и отливку, а священник встал в воротах, и шестьсот человек, опоясанных оружием.

    После того, как весь отряд колена Дана остановился в воротах поместья, пятеро разведчиков зашли в него и посетили юношу леви, как об этом уже было сказано в предложении №15. Поздоровавшись, они рассказали ему о походе, в котором они участвуют, а также о том, что снаружи поместья их ждет отряд в шестьсот человек. Услыхав это, леви вышел наружу и отправился благословить воинов этого отряда, и таким образом оставил разведчиков в капище одних. Воспользовавшись этим, разведчики забрали из капища все имевшиеся там аттрибуты идолопоклонства, а юноша, который в это время в воротах поместья исполнял свои обязанности местного священника, ничего об этом не знал.

  18. А эти пришли в дом Михи, и взяли идола, эфод, и трафим, и отливку, и сказал им священник: «Что вы делаете?»

    На первый взгляд первая часть нашего предложения повторяет то, что было сказано в предыдущем, но это не так, так как здесь под словами «дом Михи» подразумевается «ворота поместья Михи». Таким образом речь идет о том, что разведчики с унесенным из капища имуществом вернулись к воротам поместья, и юноша леви, увидев это, спросил их, что все это значит.

  19. И сказали они ему: «Молчи! Положи руку твою на уста твои и иди с нами, и будешь нам отцом и священником! Лучше быть тебе священником в доме одного человека, или быть тебе священником колена и семьи в Израиле?!»

    Разведчики из колена Дана предложили юноше леви сделать молниеносную карьеру, в одночасье превратившись из наемного священника частного лица в священника и «отца» (см. комментарий к главе 17, предложению №10) целого колена.

    Следует заметить, что разведчики называют свое колено и коленом и семьей, что в случае колена Дана абсолютно равнозначно, так как, в отличие от остальных колен, колено Дана состояло лишь из одной семьи (подробней см. комментарий к главе 13, предложению №2).

  20. И понравилось это священнику, и взял он эфод, и трафим, и идола, и вошел в среду народа.

    Сначала юноша леви опасался, что, ограбив капище, разведчики сделают его безработным. Но когда он понял, что безработным его никто делать не собирается, даже наоборот, ему предлагают существенное повышение, и речь идет всего лишь о том, чтобы ограбить человека, в доме которого он жил и со стола которого питался, он сразу успокоился и с радостью принял поступившее предложение.

    Приняв его, он присоединился к воинам колена Дана, а точнее, «вошел в их среду», что означает, в середину лагеря, и с этого момента его место работы находилось в центре лагеря воинов колена Дана.

  21. И повернули они, и пошли, и поместили детей, и скот, и поклажу перед ними.

    Воины колена Дана опасались того, что Миха, заметив пропажу, поднимет всю округу и начнет их преследовать, чтобы отобрать у них предметы, взятые из его капища. Поэтому они к такой возможности подготовились. Во-первых, чтобы запутать преследователей, они изменили направление своего движения. Во-вторых, быстро убрались из района поместья Михи. И в-третьих, перегруппировали свои силы таким образом, чтобы дети, скот и обозы двигались впереди воинов. Благодаря этому, если преследователи все-таки их настигнут, они встретятся с вооруженным отрядом численностью в шестьсот человек, а не с детьми, скотом и обозами.

    Следует заметить, что отсюда выходит, что воинов в этом походе сопровождали их семьи (а может быть, и вся кочевая часть колена Дана), которые сразу же после завоевания земель Лаиша должны были поселиться на завоеванной территории, для чего им нужны были и скот, и имущество, транспортируемое в обозе.

  22. Они отдалились от дома Михи, а люди, что в домах, которые рядом с домом Михи, были созваны, и догнали сынов Дана.

    Люди, которые проживали по-соседству с Михой, тоже пользовались построенным им капищем, а сейчас они его лишились, поэтому все они собрались и бросились вдогонку за похитителями. А так как те были обременены семьями, скотом и обозами, двигавшиеся налегке преследователи их догнали, несмотря на то, что люди из колена Дана успели уже удалиться от поместья Михи на значительное расстояние.

  23. И окликнули они сынов Дана, и повернули те лица свои, и сказали Михе: «Чего тебе, что собрался ты?»

    Таким образом, сыны Дана сделали вид, что не понимают, почему Миха и его соседи бросились за ними вдогонку.

  24. И сказал он: «Бога, которого я сделал, забрали вы, и священника, и ушли! И что мне еще? И что это вы говорите мне «Чего тебе?»».

    В пересказе слов Михи содержится скрытая насмешка над богами, которые сделаны человеческими руками, и которых можно запросто украсть.

    Существуют несколько трактовок заданного Михой вопроса «И что мне еще?». Раши предлагает понимать его, как «И что же мне еще оставалось делать?», «Мецудат Давид» - как «Что еще у меня осталось не похищенного вами?», а «Даат Микра» приводит мнение, в соответствии с которым здесь Миха отвечает на вопрос «Чего тебе?», подразумевая «Что еще со мной могло случиться? Нет ничего более ужасного, чем то, что произошло».

  25. И сказали ему сыны Дана: «Не подавай голос свой с нами, чтобы не поразили вас люди горькой души, и подберешь ты душу свою и душу дома своего».

    В ответ на высказанные Михой претензии сыны Дана по-простому говорят ему, чтобы тот заткнулся, сопровождая это предложение угрозами.

    Люди горькой души, по мнению Раши и «Мецудат Давид» - это вспыльчивые представители колена Дана, а по мнению «Даат Микра» - отчаянные и безрассудные его представители. В любом случае, эти люди могут не выдержать того, что Миха там вякает, и поубивать и его, и всех тех, кто пришел вместе с ним.

    «Подобрать душу» - идиома, означающая то же самое, что «отдать Богу душу». Таким образом люди из колена Дана дают понять Михе, что его протест против похищения предметов религиозного культа и священника равносилен самоубийству.

  26. И пошли сыны Дана своей дорогой, и увидел Миха, что сильнее они его, и повернулся, и вернулся в дом свой.

    Миха принял угрозы к сведению и решил с коленом Дана не связываться.

  27. А они взяли то, что сделал Миха, и священника, который был у него, и пришли на Лаиш, на народ тихий и беспечный, и побили их мечом, а город этот сожгли огнем.

    Здесь возникает вопрос, зачем колено Дана сожгло Лаиш, ведь они должны были в нем поселиться? «Мецудат Давид» считает, что тихие и мирные жители Лаиша оказали завоевателям ожесточенное сопротивление, и люди из колена Дана смогли завладеть городом лишь после того, как сожгли его дотла. Ральбаг предлагает другое объяснение и говорит, что город Лаиш был сожжен коленом Дана для того, чтобы посеять страх и ужас среди жителей остальных городов, находившихся в районе Лаиша, и таким образом облегчить себе завоевание всей этой территории.

  28. И нет спасителя, ибо далеки они от Цидона и дела нет им ни с кем, и он в долине, что у Бейт Рхова, и отстроили они этот город, и стали жить в нем.

    Как уже было сказано выше (см. предложение №7 и комментарий к нему), в городе Лаише и в его окрестностях проживали представители народа цидоним, которые в результате завоевания Кнаана евреями оказались отрезанными от своего государства, находившегося на побережье Средиземного моря. Несмотря на это, жители Лаиша и окрестностей были людьми беспечными, не заботившимися ни об обороне, ни о заключения военных союзов с соседними городами-царствами. Поэтому, когда они подверглись нападению со стороны колена Дана, никто не пришел им на помощь и не спас их.

    Как здесь сказано, город Лаиш находился в долине, расположенной рядом с Бейт Рховом. Эта долина – северная часть Долины ха-Хулы, а Бейт Рхов – не что иное, как расположенный в 4 км. к востоку от Лаиша Баниас (33°14'54.26"N, 35°41'40.10"E), археологический парк у подножия горы Хермон и начало одного из главных истоков реки Иордан:

    Бейт Рхов

    Так как город Лаиш был сожжен коленом Дана, им пришлось его заново отстроить, прежде, чем они смогли в нем поселиться.

  29. И дали название этому городу – Дан, по имени Дана, отца их, который родился у Израиля, хотя Лаиш – название этого города изначально.

    Упомянутый здесь Израиль – второе имя праотца Яакова, и Дан, родоначальник колена Дана, был его сыном. Про Яакова говориться для того, чтобы читатель не подумал, что завоевание Лаиша осуществилось под командованием старейшины колена Дана, которого тоже звали Даном и город был назван его именем («Мецудат Давид»).

    Во время написания Книги Судей этот город давно уже был всем известен, как Дан, поэтому здесь говорится, что этот город – тот самый Лаиш, который завоевали евреи из колена Дана.

  30. И поставили себе сыны Дана этого идола, и Йехонатан бен Гершом бен Менаше, он и сыновья его были священниками колена Данова до дня изгнания земли.

    После того, как евреи из колена Дана отстроили Лаиш, они построили в нем капище, в котором поставили идола, украденного ими из дома Михи, и Йехонатан бен Гершом бен Менаше, а также его сыновья, стали служить в этом капище священниками. Йехонатан бен Гершом бен Менаше – это тот самый юноша леви, которого евреи колена Дана привели с собой из дома Михи. В Талмуде (Баба Батра 109, б) сказано, что этот человек был ни кем иным, как внуком Моше, и следует заметить, что в пользу этого говорят несколько фактов. Во-первых, у Моше действительно был сын, которого звали Гершом. И во-вторых, в соответствии с традицией написания текста Книги Судей, в слове «Менаше» буква «н» (то есть «нун», «נ») является «подвешенной», то есть находится над строчкой. Это указывает на то, что для правильного понимания написанного ее нужно убрать, в результате чего действительно получается «Моше». В соответствии с этим пониманием текста, здесь был добавлен «нун» и таким образом изменено имя «Моше» на «Менаше» для того, чтобы не позорить Моше, самого великого представителя еврейского народа. Относительно того, как мог внук такого человека запятнать себя идолопоклонством там сказано, что он считал, что разрешается служить идолам для того, чтобы заработать себе на пропитание.

    Капище в городе Лаише продолжало функционировать до какого-то «изгнания земли», относительно идентификации которого существуют несколько мнений. Так, Раши считает, что здесь имеется в виду первое изгнание евреев из Кнаана, которое произвел Санхерив, и о котором рассказывается в Книге Царей Б. С этим категорически не согласен Ральбаг, который говорит, что до до этого изгнания евреями правили несколько царей (таких, как Шауль, Давид, Шломо и др.), про которых сказано, что они искоренили идолопоклонство из среды еврейского народа, и которые должны были разрушить также капище в Дане, если бы оно в их период еще продолжало функционировать. Поэтому Ральбаг считает, что было какое-то не упомянутое в ТАНАХе изгнание, в результате которого колено Дана, и только оно, покинуло свою территорию, а потом отвоевало обратно (этого же мнения придерживается «Даат Микра»). Либо что речь идет о периоде Дворы и Барака, когда, как сказано в Песни Дворы (см. комментарий к главе 5, предложению №17), колено Дана, чтобы не участвовать в войне с Кнаани, на кораблях сплавилось по Иордану и таким образом бежало из района военных действий. «Мецудат Давид» говорит, что, так как здесь сказано «до дня изгнания земли», а не «до дня изгнания Израиля», здесь идет речь не о изгнании евреев из Кнаана, а об изгнании Ковчега Завета, которое случилось в период Эли, и о коротом будет рассказано в главе 4 Первой Книги Шмуэля. В соответствии с этим мнением капище колена Дана было разрушено Шмуэлем после того, как тот стал судьей.

  31. И поставили они себе идол Михи, который он сделал, все дни пребывания Дома Божьего в Шило.

    Та часть колена Дана, которая поселилась на севере Кнаана, превратила изготовленный Михой идол в своего бога и поклонялась ему весь тот период времени, в течение которого существовал временный Храм, который Йехошуа бин Нун построил в Шило. Именно отсюда «Мецудат Давид» делает вывод о том, что капище в городе Дан прекратило свое существование после изгнания Ковчега Завета из Шило, о котором рассказано в начале Книги Шмуэля.

    Город Шило находился на Горе Эфраима между городами Бейт Элем и Шхемом. Его местонахождение будет очень подробно описано ниже, в главе 21, предложении №19.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator