Книга Судей

Глава 14

  1. И спустился Шимшон в Тимнату, и увидел женщину в Тимнате из дочерей плиштим.

    Город Тимната, он же Тимна, упоминается в Книге Йехошуа (15, 10), как пограничный город между наделами колен Йехуды и Дана, а также, как город, принадлежащий к наделу Дана (см. Книгу Йехошуа 19, 43). Относительно его местонахождения есть несколько версий, которые приведены в комментарии к Книге Йехошуа (15, 10). Несмотря на то, что Тимната принадлежала колену Дана, во времена Шимшона она была населена плиштим.

  2. И поднялся, и рассказал отцу его и матери его, и сказал: «Женщину я видел в Тимнате из дочерей плиштим, и теперь возьмите ее мне в жены».

    «И поднялся» - вернулся обратно в свой город Цару, которая была расположена выше над уровнем моря, чем Тимната.

    Одной из обязанностей родителей по отношению к их сыну была организация его женитьбы, поэтому Шимшон обратился по этому поводу к своим отцу и матери. Все комментаторы пишут о том, что Шимшон отнюдь не намеревался жениться на нееврейке. Прежде, чем Шимшон начал продвигать вопрос о женитьбе, его невеста приняла иудаизм. Ральбаг говорит, что Шимшон решил жениться на женщине, ведущей свое происхождение от плиштим для того, чтобы получить доступ к плиштим и таким образом получить возможность разведать их сильные и слабые стороны.

  3. И сказал ему отец его и мать его: «Разве нет среди дочерей братьев твоих и во всем народе моем жены, что ты собираешься брать жену из необрезанных плиштим?», и сказал Шимшон отцу его: «Ее возьми мне, ибо она хороша в глазах моих».

    По мнению «Даат Микра», единственное число глагола «сказал» в фразе «И сказал ему отец его и мать его» указывает на то, что говорил в основном отец.

    «Братья твои» - это евреи из колена Дана, а «весь народ мой» - это весь еврейский народ.

    В те времена быть необрезанным в глазах евреев было большим позором. Об этом прямо говорят сыновья Яакова: «Не сможем мы... отдать сестру нашу мужчине, у которого крайняя плоть, ибо позор это нам» (Берешит 34, 14). С другой стороны, в то время обрезание широко практиковалось среди окружавших евреев народов. Об этом свидетельствует, например, Геродот, который писал, что обрезание было распространено среди египтян, жителей Сирии и народов, населявших Малую Азию. Но плиштим все были необрезанными, и поэтому смысл того, что говорит Шимшону Маноах: «Мало того, что ты хочешь взять в жены нееврейку, так еще из необрезанных?!»

  4. И отец его и мать его не знали, что от Господа это, ибо придирку он ищет к плиштим, а в то время плиштим правили Израилем.

    Оказывается, Шимшон затеял женитьбу на одной из девушек плиштим для того, чтобы найти повод впоследствии с ними поссориться. «Мецудат Давид» пишет, что ссориться без повода он с ними не хотел, так как в таком случае плиштим, которые в то время правили Израилем, подумали бы, что Шимшона против них науськали евреи, и крепко им отомстили за это.

  5. И спустился Шимшон, и отец его, и мать его, в Тимнату, и дошли до виноградников Тимнаты, и вот молодой лев рычит на него.

    После того, как Шимшон убедил своих родителей в том, что они должны организовать ему женитьбу на женщине из народа плиштим, они пошли в Тимнату свататься. Вместе со своими отцом и матерью Шимшон дошел до окружавших Тимнату виноградников, и там они расстались: родители Шимшона пошли в город для того, чтобы поговорить с родителями невесты, а Шимшон остался ждать их вне города, так как в то время жениху не принято было встречаться с невестой до того, как их родители обо всем договорятся.

    И вот, пока Шимшон в ожидании возвращения родителей разгуливал среди виноградников, ему повстречался молодой лев, который зарычал и бросился на него.

  6. И нашел на него дух Господа, и разорвал он его, как козленка, и ничего нет в руке его, и не рассказал он отцу его и матери его про то, что он сделал.

    В этот момент Бог дал Шимшону силу и мужество, и он разорвал льва на две части с такой легкостью, как-будто это был козленок, причем не разорвал ему пасть, как обычно это изображают на картинах и т.д., а взял его за задние лапы и разорвал на две части. Таким образом Шимшон расправился со львом голыми руками, но родителям об этом ничего не сказал, так как не думал, что в этом есть что-то особенное.

  7. И спустился он, и говорил с женщиной, и была она хороша в глазах Шимшона.

    Раши, опираясь на перевод Йонатана на арамейский, утверждает, что Шимшон говорил не с самой своей невестой, а о невесте с ее родственниками. С этим не согласны «Мецудат Давид» и «Даат Микра», которые говорят, что после того, как родители обо всем договорились, он смог поговорить с ней лично. Во время этой беседы он удостоверился, что его первое впечатление его не обмануло, и он женится на красивой и умной женщине.

  8. И вернулся он через некоторое время взять ее, и свернул посмотреть на падаль льва, и вот рой пчел в трупе льва и мед.

    Через некоторое время после помолвки Шимшон опять отправился в Тимнату для того, чтобы жениться. Ральбаг считает, что от помолвки до свадьбы прошел год, в течение которого Шимшон зарабатывал средства, необходимые для начала семейной жизни.

    Возле Тимнаты Шимшон свернул в виноградник для того, чтобы посмотреть, что случилось с трупом льва, которого он разорвал на части. Местность, в которой расположена Тимната, обладает довольно сухим климатом, и это способствует тому, что незахороненные трупы не разлагаются, а как-бы мумифицируются, и от них остается кожа и кости. Это произошло и с убитым Шимшоном львом, и за время отсутствия Шимшона в грудной клетке льва поселились пчелы и даже заготовили мед.

  9. И извлек он его на ладони свои, и пошел он и ел на ходу, и направился к отцу его и к матери его, и дал им, и ели они, и не сказал им, что из трупа льва извлек он мед.

  10. И спустился отец его к женщине, и сделал там Шимшон пир, ибо так делают юноши.

    На основании предыдущего предложения можно было прийти к ошибочному выводу, что Шимшон, дойдя до Тимнаты и найдя мед в трупе льва, набрал его в ладони и так отправился назад в Цару, чтобы накормить этим медом родителей. Из этого предложения видно, что его родители в это время находились не в Царе, а в Тимнате, и занимались подготовкой к свадьбе, поэтому Шимшон с медом в Цару не возвращался, а продолжил идти в Тимнату.

    У евреев в то время было принято справлять свадьбу в доме жениха, но свадьба Шимшона должна была состояться у плиштим в Тимнате. Это говорит о том, что Шимшон сочетался с женщиной из народа плиштим браком того же типа, каким Гидеон сочетался с жительницей Шхема (см. 8, 31), то есть при котором жена не переходит в дом мужа, а остается жить в доме своего отца.

    По обычаю плиштим жених закатывал семидневный пир для холостых местных юношей. Такой же пир должен был дать Шимшон.

  11. И было, как увидали его, и взяли тридцать дружков, и были они с ним.

    Когда родственники невесты увидали прибывшего в Тимнату Шимшона, они выбрали тридцать парней и назначили их дружками жениха. Эти люди были частью свадебного обряда плиштим, они сопровождали Шимшона в течение всех семи дней свадьбы, в их задачу входило руководить всем ходом праздника и веселить жениха с невестой.

  12. И сказал им Шимшон: «Загадаю-ка я вам загадку, если разгадаете ее мне в течение семи дней пира и найдете ответ, дам я вам тридцать покрывал и тридцать смен одежды.

    По мнению «Даат Микра», Шимшон решил загадать своим дружкам загадку на третий день пира, как это видно из того, что будет сказано ниже, в предложениях 14-15. Следует заметить, что Раши и «Мецудат Давид» с этим заключением не согласны.

    Загадывание загадок было в то время довольно распространенным развлечением на пирах и прочих мероприятиях, и Шимшон загадал своим дружкам такую загадку, которую они без труда бы разгадали, если бы не пренебрегали своими обязанностями, то есть, если бы встретили его возле города, как подобает тем, кто назначен на эту должность.

    Покрывала, которые пообещал им Шимшон, представляли собой что-то вроде больших тканых простыней, которые тогда широко использовались в обиходе: ими накрывались, ими укутывались и их же стелили на пол в качестве циновок.

    Смена одежды – это полный комплект одежды, которую носили только в праздники. Поэтому эта одежда и называлась «смена», так как перед праздником люди снимали будничную одежду и надевали ее.

  13. А если вы не сможете разгадать мне, дадите вы мне тридцать покрывал и тридцать смен одежды», и сказали они ему: «Загадывай твою загадку и послушаем мы ее».

  14. И сказал он им: «Из пожирающего вышла еда, и из сильного вышло сладкое», и не могли они разгадать эту загадку три дня.

    Друзья жениха не смогли справиться с этой загадкой лишь потому, что, презирая Шимшона, пренебрегли своими обязанностями. Если бы они, как подобает дружкам жениха, вышли встречать его за город, а встретив, сопровождали его, они бы увидели пчел в трупе льва и без труда разгадали бы загадку Шимшона. Но так как они этого не сделали, они тщетно бились над разгадкой три дня, то есть до шестого дня пира, если следовать версии «Даат Микра».

  15. И было на седьмой день, и сказали они жене Шимшона: «Соблазни мужа твоего, чтобы разгадал он нам эту загадку, дабы не сожгли мы тебя и дом отца твоего огнем, не разорить же вы нас позвали ведь!»

    «Даат Микра» считает, что разговор друзей жениха с невестой Шимшона произошел на седьмой день пира, когда у них заканчивалось время на обдумывание ответа. Как было сказано выше, Раши с «Мецудат Давид» считают по-другому и говорят, что дело было в седьмой день недели, то есть в шабат, он же четвертый день праздника, а выбрали они этот день потому, что Шимшон по причине шабата тогда на пиру не присутствовал.

    Дружки жениха потребовали у невесты Шимшона, чтобы она выведала у него разгадку, а затем рассказала ее им, иначе они сожгут ее дом вместе со всеми жильцами.

  16. И плакала жена Шимшона ему, и сказала ему: «Воистину ненавидишь ты меня и не любишь ты меня, загадку загадал ты сынам народа моего, а мне не разгадал ее!», и сказал он ей: «Даже отцу моему и матери моей не разгадал я, а тебе разгадаю?»

    На первый взгляд кажется, что эту сцену жена Шимшона закатила ему после того, как дружки жениха с ней побеседовали, но это не так: сцена произошла за четыре дня до беседы, сразу же, как только она эту загадку услышала. Услышав загадку, она сразу же начала плакать и капризничать, чтобы Шимшон ее ей разгадал («Даат Микра»). Раши с такой трактовкой не согласен и считает, что жена Шимшона начала плакать и требовать разгадки на четвертый день пира после разговора с дружками жениха.

  17. И плакала она ему семь дней, когда был у них пир, и было в день седьмой, и разгадал он ей, ибо докучала она ему, и разгадала она эту загадку сынам народа ее.

    Жена Шимшона продолжала плакать в течение остатка семи дней пира, чем очень ему докучала. Кроме того она, по мнению «Мецудат Давид» и Ральбага, уклонялась от супружеской близости, в результате чего Шимшон «сломался» и разгадал ей разгадку, причем, по мнению «Даат Микра», это произошло еще до ее разговора с друзьями жениха. В любом случае, разгадку она им рассказала.

  18. И сказали ему жители города в день седьмой перед заходом Солнца: «Что может быть слаще меда и что может быть сильнее льва?», и сказал он им: «Если бы на моей телке вы не пахали, моей загадки вы бы не разгадали».

    Плиштим дали Шимшону ответ на его загадку на седьмой день пира незадолго до заката, когда тот уже был уверен, что выиграл.

    Шимшон понял, откуда они узнали разгадку, и ответил им иносказательно, причем назвал свою жену телкой. В ответе Шимшона, кроме явного смысла, содержится несколько смысловых оттенков, которые раскрываются различными комментаторами. «Мецудат Давид» считает, что Шимшон намекает им о том, что они никогда бы не узнали разгадку, если бы не использовали телку, способную как следует «пропахать» ему мозги. Ральбаг говорит, что таким образом Шимшон дает понять плиштим, что подозревает свою жену в совершении прелюбодеяния с одним из жителей города, которому она по любви поведала разгадку, а тот уже рассказал ее всем дружкам жениха. «Даат Микра» объясняет, что в своем ответе Шимшон говорит плиштим, что те получили разгадку нечестным способом и дважды причинили ему моральный ущерб. В первый раз, когда не встретили его, как подобает, возле города и не сопровождали его в город, и во второй раз, когда встали между ним и его женой и сделали ее его врагом. Шимшон сравнивает дружков жениха с человеком, который, вместо того, чтобы пахать на своей скотине, использует для этой работы скотину соседа, и не просто скотину, а молодую телку, которую сосед хотел холить и лелеять, а он своей пахотой ее испортил.

  19. И нашел на него дух Господа, и спустился он в Ашкелон, и побил из них тридцать человек, и взял их обмундирование, и отдал смены одежды тем, кто разгадали загадку, и разгорелся гнев его, и поднялся он в дом отца его.

    Ашкелон в то время был большим городом плиштим, но здесь идет речь не о самом городе, а о находившейся под его юрисдикцией территории.

    В принципе, Шимшон мог найти и поубивать тридцать плиштим там же, в Тимнате, но, так как плиштим в то время правили Израилем, он опасался, что такое его поведение обязательно повлечет за собой направленную против евреев карательную операцию, поэтому предпочел уйти и все сделать в окрестностях Ашкелона, который находился далеко за пределами еврейской территории. «Даат Микра» считает, что жители Ашкелона так не поняли, кто и за что убил тридцать их товарищей.

    Шимшон снял с убитых им плиштим одежду, аммуницию и оружие, и снятой с них одеждой расплатился с дружками жениха, которые смогли разгадать его загадку. Он был очень зол на них и на свою жену, и поэтому оставил Тимнату и вернулся жить в дом своего отца.

  20. И была жена Шимшона дружку его, который был дружок его.

    После того, как отец жены Шимшона увидел, что его дочь брошена, он подумал, что Шимшон больше к ней не вернется, и поэтому отдал ее в жены одному из парней, которые были на свадьбе Шимшона дружками жениха.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator