Книга Судей

Глава 7

  1. И пробудился Йерубааль, он же Гидеон, и весь народ, который с ним, и встали лагерем на Эйн Хароде, а лагерь Мидьяна был от него к северу, от Гиват ха-Морэ в долине.

    Здесь описываются события, которые произошли после поражения северных колен, о чем будет сказано в главе 8.

    Колено Менаше во главе с Гидеоном выдвинулось навстречу неприятелю, стоящему лагерем в Изреэльской долине. Гидеон поставил свое войско возле источника Эйн Харод, который в настоящее время называется Мааян Харод (32°32'55.92"N, 35°21'21.43"E) и находится у подножья горы Гильбоа рядом с общинным поселением Гидеона:

    Эйн Харод

    Источник Эйн Харод вытекает из пещеры, которая сейча называется Пещера Гидеона и выглядит так:

    Мааян Харод и пещера Гидеона

    Заключительную часть нашего предложения следует читать «...а лагерь Мидьяна был от него к северу, к северу от Гиват ха-Морэ в долине». Эйн Харод, где остановился Гидеон, находится к югу от горы Гиват ха-Морэ, которая нам уже встречалась в Книге Судей, когда шла речь о Песни Дворы (см. комментарий к главе 5, предложению №15), а лагерь Мидьяна находился от нее к северу, получается, что два лагеря находились по обе стороны от горы Гиват ха-Морэ.

  2. И сказал Господь Гидеону: «Слишком многочислен народ, который с тобой, чтобы Я отдал Мидьян в их руки, дабы не возгордился передо Мной Израиль, говоря: «Рука моя спасла мне».

    Бог решил сделать так, чтобы малочисленный еврейский отряд разгромил большое мидьянское войско, так как только в этом случае явно будет видно Божественное участие.

    Гордиться плодами своего труда запрещено Торой, которая говорит: «Остерегайся, дабы не забыл ты Господа, Бога твоего... и скажешь ты в сердце своем: «Сила моя и крепость руки моей сделали мне это богатство» (Дварим 8, 11-17), то есть человек всегда должен помнить, что все, что у него есть, дано ему Богом, в том числе сила и крепость руки его.

  3. А сейчас объяви в уши народа, говоря: «Кто страшится и опасается, вернется через гору Гилад!»», и вернулись из народа двадцать две тысячи, а десять тысяч – остались.

    В Торе (Дварим 20) сказано, что полководец перед началом военных действий должен демобилизовать тех, кто недавно построил дом, посадил виноградник, обручился, а также тех, кто боится воевать, или просто мягкосердечен. Так же поступил и Гидеон. Но дело в том, что в Торе идет речь о войне необязательной, то есть о войне, цель которой – завоевание территории за пределами Земли Израиля. Если же война является обязательной, и цель ее – защита Земли Израиля от вторгнувшегося в ее пределы врага, объявляется всеобщая мобилизация, в рамках которой в армию призываются и те, кто был упомянут выше. Война, которую намеревался начать Гидеон, была обязательной, и отпускать по домам тех, кто боится, он был не должен, и отпустил он их только потому, что так велел Бог.

    Горой Гилад в то время назывался северо-восточный район Горы Эфраима, в который в том числе входила и гора Гильбоа. В настоящее время об этом свидетельствует ряд арабских географических названий. Например, арабское название Эйн Харода – Эйн Джалуд, а название ручья, начало которому дает Эйн Харод – Нахр Джалуд:

    Отпуская тех, кто боялся воевать, Гидеон приказал им отходить через гору Гилад. Дело в том, что ему бы не хотелось, чтобы его солдаты начали разбегаться в разные стороны, и поэтому он указал им путь, по которому они могли вернуться тихо и организованно.

    Следует заметить, что перевод фразы о возвращении через гору Гилад сделан в соответствии с пониманием этой фразы «Даат Микра». Другие комментаторы переводят глагол «ицпор» (יצפור), как производное от арамейского слова «цафра» (צפרא), что означает «утро», и поэтому говорят, что Гидеон приказал боящимся разойтись по домам утром. Сразу же возникает вопрос, почему именно утром, и на него отвечает «Мецудат Давид», объясняя, что эти люди должны были уйти из еврейского лагеря не просто утром, а рано утром, еще до подъема, чтобы те, кто остался, не заклеймили их позором.

    Как здесь сказано, после того, как Гидеон отдал свое распоряжение, его лагерь покинули 22 тысячи человек, то есть 2/3 войска, что не удивительно, если вспомнить, что дело было после того, как Мидьян нанес болезненное поражение северным коленам и после гибели стоявших в их главе братьев Гидеона.

    Ральбаг считает, что причина такого большого отсева была в другом, причем он по-всей видимости основывается на трактате Брахот Вавилонского Талмуда, где сказано, что люди расплачиваются за свои грехи тогда, когда подвергаются опасности. По мнению Ральбага те, кто покинули армию Гидеона, боялись погибнуть в бою вследствие своих грехов, и таким образом, после их ухода у Гидеона остались 10,000 солдат, которые не грешили. Следует заметить, что из того, что Раши говорит в своем комментарии на предложение №5 следует, что он с трактовкой Ральбага не согласен.

  4. И сказал Господь Гидеону: «Народ все еще многочислен. Спусти их к воде, и Я отберу тебе там: и будет, как Я скажу тебе: «Этот пойдет с тобой» - он пойдет с тобой, а про всякого, про кого Я скажу тебе: «Этот не пойдет с тобой» - он не пойдет».

    Из того, что Бог приказывает Гидеону, чтобы он спустил народ к воде, следует, что Гидеон поставил лагерь не у самого ручья Эйн Харод, а выше него, на горе Гильбоа. Теперь оставшееся войско должно было спуститься с этой горы к Эйн Хароду и к ручью, которому он дает начало.

  5. И спустился народ к воде, и сказал Господь Гидеону: «Всех, кто будет лакать языком своим из воды, как лакает собака, поставь их отдельно, и так же сделай с теми, кто встанет на колени, чтобы пить».

    Те, кто лакали из воды, как собака, не просто нагибались к воде и лакали ее языком, так как в следующем предложении о них будет сказано «лакающие рукой их к устам их». Те, кто лакали, становились не на оба, а лишь на одно колено, нагибались к воде, опускали ладонь в воду, и действовали ей, как собака действует при питье языком: быстро поднимали ладонь ко рту и пили захваченную ей воду.

    Другие же становились на оба колена и пили прямо из ручья, либо подносили воду к лицу в ладонях.

    Забегая вперед следует заметить, что Гидеон оставил в рядах своих вооруженных сил только тех, кто лакали из ручья, как собаки. Почему именно их, каждый комментатор объясняет по-своему. Хаим Герцог в своей книге «Войны ТАНАХа» говорит, что те, кто лакали, как собаки, во время питья сохраняли боевую готовность: они стояли на одном колене и в любой момент могли встать, чтобы сражаться, и пили одной рукой, а другой продолжали сжимать оружие. Те же, кто встал на оба колена, оружие положили рядом с собой. К тому же они, стоя на коленях, не могли в случае надобности быстро подняться.

    Раши, а также «Мецудат Давид», в комментарии к предложению №7, говорит, что те, кто встали на оба колена, были забракованы потому, что таким образом они показали, что приобрели привычку стоять на коленях во время занятий идолопоклонством. Как уже говорилось выше, мнение Раши идет вразрез с мнением Ральбага, утверждающего, что все грешники оставили армию Гидеона когда были отпущены те, кто боялся.

    Относительно лакающих и ставших на колени Ральбаг почему-то говорит, что утоление жажды способом, похожим на собачий, является признаком серьезности и мужественности пьющего, а тот, кто для того, чтобы напиться, становится на колени, показывает всем окружающим, что он лентяй. Таким образом, говорит Ральбаг, после того, как были отсеяны те, кто боится и те, кто становится на колени, в армии Гидеона остались лишь серьезные и смелые праведники.

  6. И было число лакающих рукой их к устам их триста человек, а весь остальной народ опустился на колени, чтобы пить воду.

  7. И сказал Господь Гидеону: «Тремястами человек, которые лакают, Я спасу вас, и отдам Мидьян в руки твои, а весь народ пусть уйдет, каждый – в свое место».

    Таким образом Гидеон остался с отрядом, насчитывающим 300 солдат.

  8. И взяли провизию народа в руки свои, и шофары их, а всех людей Израиля отослал он, каждого – к шатрам его, а триста человек удержал, и лагерь Мидьяна был под ними в долине.

    Те, кто остался с Гидеоном, забрали у тех, кто возвращался домой, их съестные припасы, а их, как выяснится в дальнейшем, им было нужно довольно много.

    Кроме припасов, те, кто возвращался домой, отдали им свои шофары. Шофары в то время в армии использовались в качестве сигнальных рожков, и они имелись не у всех воинов, а лишь у командиров. Так как Гидеон по велению Бога решил оснастить всех своих воинов шофарами, он приказал собрать все шофары, которые были у расходившегося по домам народа.

    После того, как «лишний» народ покинул лагерь Гидеона и он остался с отрядом в три сотни человек, Гидеон после наступления темноты совершил незаметный для Мидьяна переход от Эйн Харода на север, и поставил свой отряд на горе Гиват ха-Морэ. Это следует из заключительной части нашего предложения. Ведь если до этого момента лагерь Гидеона располагался рядом с источником Эйн Харод, а лагерь Мидьяна, как сказано в предложении №1, был к северу от горы Гиват ха-Морэ, то есть в долине Ксулот, эти два лагеря разделяло расстояние примерно в 11 км. В таком случае заключительная фраза нашего предложения «...и лагерь Мидьяна был под ними в долине» имеет смысл только в том случае, если Гидеон сменил дислокацию и перебрался со своим отрядом на гору Гиват ха-Морэ, откуда ему хорошо был виден лагерь Мидьяна:

    Эйн Харод, Гиват ха-Морэ и долина Ксулот

    Следует заметить, что до неприятеля дошли известия о собранной Гидеоном многотысячной армии, поэтому они выставили вокруг своего лагеря дозоры, которые должны были вовремя обнаружить наступление этой еврейской армии и сразу же поднять в лагере Мидьяна тревогу. Но все дело в том, что эти наблюдатели ожидали появления большой многотысячной армии, и поэтому на небольшой отряд в 300 человек они просто не обратили внимания.

  9. И было в ту ночь, и сказал ему Господь: «Вставай, спускайся в лагерь, ибо отдал Я его в руки твои.

    Бог велел Гидеону поднять свой отряд в атаку на лагерь Мидьяна.

  10. А если боишься ты спускаться, спустись ты и Пура, отрок твой, к лагерю.

    То есть если Гидеон боится идти в атаку на лагерь Мидьяна во главе маленького отряда, пусть вместо этого возьмет своего оруженосца Пуру, и вместе с ним скрытно подойдет к вражескому лагерю.

    Следует заметить, что если в предыдущем предложении было сказано «в лагерь», то есть прямо внутрь лагеря, то здесь сказано «к лагерю», что означает «в окрестности лагеря, не заходя внутрь самого лагеря».

  11. И послушай о чем они говорить будут, и после этого окрепнут руки твои, и спустишься ты в лагерь», и спустился он и Пура, отрок его, к краю вооруженных людей, которые в лагере.

    После того, как Гидеон послушает разговоры в лагере Мидьяна, он уверится в своей победе и с легким сердцем атакует неприятеля.

    Гидеон, по-всей видимости, решил не действовать, сломя голову, поэтому он взял своего оруженосца и вместе с ним скрытно подошел к лагерю Мидьяна. Он приблизился «к краю вооруженных людей», что по мнению «Мецудат Давид» означает боевое охранение лагеря, но «Даат Микра» считает по-другому и говорит, что в те времена лагеря кочевников были устроены так, что в центре лагеря находились женщины, старики и дети, а также скот, а по окружности располагались воины, которые в случае необходимости должны были отразить атаку на лагерь. И именно к ним приблизился Гидеон и его оруженосец Пура.

  12. А Мидьян, и Амалек, и все сыны Кедема стоят в долине многочисленные, как саранча, и верблюдам их нет числа, многочисленным, как песок, что на берегу моря.

  13. И пришел Гидеон, и вот человек рассказывает товарищу своему сон, и сказал: «Вот, сон мне снился, и вот ячменная лепешка катится по лагерю Мидьяна, и дошла она до шатра этого, и ударила в него, и упал он: перевернула она его вверх дном и упал шатер».

    «Даат Микра» считает, что Гидеон сумел пробраться в ту внешнюю часть лагеря Мидьяна, в которой жили воины. Он спрятался за одним из шатров и услышал, как внутри этого шатра один воин рассказывает другому увиденный им сон.

    В этом сне этот воин увидел, что по их лагерю катится ячменная лепешка, которая, докатившись до шатра, в котором они сейчас находятся, ударилась в него, перевернула его вверх дном и повалила. Причем сначала шатер перевернулся вверх дном в целом состоянии, а потом уже развалился на части.

  14. И ответил ему товарищ его, и сказал: «Не иначе это меч Гидеона, сына Йоаша, мужа Израиля: отдал Бог в руки его Мидьян и весь лагерь этот».

    По мнению «Мецудат Давид», легкая ячменная лепешка, повалившая тяжелый шатер, олицетворяет слабого Гидеона, который победит сильный и многочисленный Мидьян.

    «Даат Микра» считает, что ячменная лепешка олицетворяет народ земледельцев, каким являлись евреи, а тяжелый шатер – кочевой Мидьян, занимавшийся животноводством.

  15. И было, как услышал Гидеон рассказ о сне и толкование его, пал ниц он, и вернулся в лагерь Израиля, и сказал: «Вставайте, ибо отдал Господь в руки ваши лагерь Мидьяна!».

    Гидеон пал ниц не просто так, а в благодарности Богу, после чего пошел в еврейский лагерь поднимать народ в атаку.

  16. И разделил он триста человек на три отряда, и раздал шофары в руки каждого из них, и горшки пустые, и факелы внутри горшков.

    После того, как факелы были зажжены, их горящие части были прикрыты перевернутыми горшками. Это было сделано для того, чтобы факелы не потушил ветер, а также для того, чтобы враги не заметили огонь.

  17. И сказал он им: «На меня смотрите и так же делайте, и вот подхожу я к краю лагеря, и будет, как я сделаю, так и вы делайте.

    Гидеон объяснил своим солдатам в чем заключается суть их маневра и сказал, чтобы они все копировали его действия.

  18. И протрублю в шофар, я и все, кто со мной, и протрубите в шофары вы тоже вокруг всего лагеря, и скажете «За Господа и за Гидеона!»»

    Инструктаж Гидеона своим воинам приводится здесь в укороченной записи, так как, как будет описано ниже, кроме трубления в шофары, они совершат и другие действия.

    После того, как Гидеон разделил своих воинов на три отряда, он сам встал во главе одного из них, а двумя другими назначил командовать своих помощников. Воины этих отрядов должны были сделать так же, как делал отряд Гидеона, и именно об этом говорит фраза «я и все, кто со мной».

    Евреи должны были скрытно окружить лагерь Мидьяна с севера, с запада и с юга, а восточное направление, в сторону Иордана, оставить открытым для вражеского отступления, как об этом будет сказано ниже, в предложении №22. На каждом направлении окружение производилось силами ста человек.

    Слова «За Господа и за Гидеона!» представляют собой боевой клич, и означают «За Господа и за Гидеона, который осуществляет намерения Его!»

  19. И подошли Гидеон и сто человек, которые с ним, к краю лагеря в начале средней стражи, сразу после того, как подняли стражников, и протрубили в шофары, и разбили горшки, что в руках их.

    Темное время суток в то время было принято разделять на три части, которые назывались «первая стража», «средняя стража» и «утренняя стража». В каждую из этих страж охрану лагеря несли разные группы стражников. Гидеон и его воины закончили окружение вражеского лагеря как раз в начале средней, то есть второй, стражи, примерно за час до полуночи, когда все, кто не участвовал в охране лагеря, уже пошли спать. Таким образом, стражники второй стражи только что заступили на свои посты («сразу после того, как подняли стражников»), а те, кто охранял лагерь в первую стражу, уже отправились отдыхать по своим шатрам.

    Евреи сначала протрубили в шофары, а затем сняли с факелов надетые на них горшки и с грохотом разбили их о землю, а затем еще раз протрубили.

  20. И протрубили три отряда в шофары, и разбили горшки, и держали в их левой руке факелы, а в их правой руке – шофары трубить, и воззвали: «Меч за Господа и за Гидеона!»

  21. И стояли каждый на своем месте вокруг лагеря, и побежал весь лагерь, и завопили, и отступили.

    Евреи не стали атаковать лагерь Мидьяна, ни один из них не сдвинулся с места. Они продолжали стоять с факелами с трех направлений вокруг лагеря и трубить в шофары.

    Люди, бывшие в лагере, проснулись от сильного шума, увидали вокруг лагеря сотни факелов и звуки сотен шофаров, и подумали, что их атакует объединенная еврейская армия, тем более, что, как было сказано выше, шофары в то время использовались обычно командирами, и сотни шофаров означали, что их атакуют сотни отрядов.

    В результате этого в лагере Мидьяна поднялась паника, и все куда-то побежали: кто-то бежал к своему отряду, кто-то – спасать семью, кто-то – спасать имущество, кто-то – скот, и т.д.

    В конечном итоге лагерь Мидьяна поднялся и начал отступать перед превосходящими, по их мнению, силами противника.

  22. И трубили триста шофаров, и повернул Господь меч человека на товарища его во всем лагере, и отступил лагерь до Бейт ха-Шиты, в сторону Цреры до Берега Авель Мехолы и к Табату.

    Евреи продолжали трубить в свои шофары, и паника в лагере Мидьяна переросла в кровопролитие: пытающиеся спастись люди прокладывали себе дорогу мечом в свалке из мужчин, женщин, детей и животных, а Ральбаг говорит, что только что проснувшиеся люди Мидьяна подумали, что воины Гидеона уже ворвались в лагерь, в темноте принимали своих товарищей за евреев и убивали их, пока те их не убили.

    Выжившие в свалке кочевники бросились отступать в восточном направлении до города Бейт ха-Шита (32°33'1.49"N, 35°26'20.58"E), который и сейчас носит это название, и представляет собой кибуц, расположенный между Афулой и Бейт Шеаном:

    Бейт ха-Шита

    Оттуда Мидьян продолжил отступление на юг, вдоль Иорданской долины в направлении города Цреры, который в Книге Йехошуа называется Цартан. О различных версиях его местонахождения см. комментарий к Книге Йехошуа (3, 16), здесь же достаточно упомянуть о том, что Црера, она же Цартан, находилась в среднем течении Иордана, примерно посередине между Кинеретом и Мертвым морем. Целью кочевников являлось достичь бродов через Иордан, которые располагались между Бейт ха-Шитой и Црерой, а затем переправиться на его восточный берег.

    Отступая, кочевники достигли местности, которая называлась Берег Авель Мехолы, и которая начиналась на севере от современного киббуца Тират Цви и простиралась до кургана Тель А-Саидие на юге, где по одной из версий находился город Црера (см. комментарий к Книге Йехошуа 3, 16). Эта местность получила свое название по имени города Авель Мехола, который являлся самым большим городом в этом районе (точно так же нижнее течение Иордана получило название Иордан Иерихо по имени города Йерихо, который являлся самым большим городом в том районе). Сам город Авель Мехола находился на южном крае долины Бейт Шеана, и в настоящее время представляет собой курган Тель Абу Сифри (32°19'32.51"N, 35°30'27.86"E), расположенный в 1.5 км. к юго-западу от современного поселения Ротем:

    Авель Мехола

    В этой местности обилие бродов через Иордан сочеталось с довольно малочисленным населением, поэтому кочевники старались добраться именно в эти места.

    Табат был городом, расположенным к востоку от Иордана, но его точное местонахождение в настоящее время неизвестно.

  23. И созван был муж Израиля из Нафтали, и из Ашера, и из всего Менаше, и преследовали они Мидьян.

    Когда весть о бегстве кочевников достигла колен Нафтали и Ашера, которые ранее отступили после того, как Мидьян нанес им поражение, а также колена Менаше, точнее тех, кто был демобилизован Гидеоном и был на пути к дому, все они собрались и присоединились к отряду Гидеона, преследовавшему Мидьян.

    «Муж Израиля» - имеется в виду еврейское мужское население.

  24. И гонцов послал по всей Горе Эфраима говоря: «Спускайтесь навстречу Мидьяну и захватите им воду до Бейт Бары и Иордан!», и был созван весь муж Эфраима, и захватили они воду до Бейт Бары и Иордан.

    Во время преследования отступающего на восток врага, Гидеон, как здесь сказано, послал гонцов на Гору Эфраима, то есть в наделы Менаше, Эфраима и Биньямина, которые передали мужчинам из этих колен их боевую задачу. Они должны были спуститься в Иорданскую долину навстречу Мидьяну, захватить все водные источники и таким образом оставить Мидьян без воды. Следует заметить, что характерной особенностью Иорданской долины является ее жаркий климат, а описываемые события происходили летом (после сбора урожая, как было сказано в главе 6), и вода в этих условиях была действительно критическим ресурсом. Кроме того, воины из этих колен еще до подхода Мидьяна должны были завладеть всеми имеющимися переправами через Иордан для того, чтобы не дать возможности Мидьяну вырваться на тактический простор на восточном берегу Иордана.

    Бейт Бара – некое место в Иорданской долине, местонахождение которого в настоящее время неизвестно.

  25. И поймали двух вельмож Мидьяна, Ворона и Волка, и убили Ворона на Скале Ворона, а Волка убили в Винодельне Волка, и преследовали к  Мидьяну, и головы Ворона и Волка принесли Гидеону из-за Иордана.

    Здесь продолжает идти речь о действиях колен, пришедших с Горы Эфраима, которым возле переправ или возле водных источников удалось убить двух мидьянских вельмож, носивших имена Ворон и Волк. Ворона убили на скале, которая после этого стала называться Скалой Ворона, а Волка – в винодельне, которая поэтому получила название Винодельня Волка.

    Несмотря на то, что евреи успели блокировать переправы через Иордан, части кочевников все же удалось перебраться на его восточный берег, о чем здесь свидетельствует фраза «преследовали к Мидьяну», то есть «продолжали преследовать к востоку от Иордана в направлении Мидьяна». Отряд Гидеона тоже переправился через Иордан, где на определенном этапе соединился с силами колен, пришедших с Горы Эфраима, после чего ему были принесены головы убитых мидьянских вельмож.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator