Книга Судей

Глава 4

  1. И продолжили сыны Израиля делать зло в глазах Господа, а Эхуд умер.

    Из того, что в этом предложении сказано «а Эхуд умер», а не «И умер Эхуд», «Даат Микра» делает вывод о том, что описываемые здесь события происходили через много лет после смерти Эхуда.

  2. И предал их Господь в руки Явина, царя Кнаана, который правил в Хацоре, и его военачальника Сисры, и он живет в Харошет Гоим.

    Для того, чтобы было понятно о чем идет речь, следует сделать небольшое историко-географическое отступление.

    Как описано в Книге Йехошуа и как было сказано выше, евреям не удалось завоевать всю территорию Кнаана, и в период, описываемый в Книге Судей, на заселенной евреями территории оставались несколько нееврейских анклавов. Почти все эти анклавы были мелкими и жители их платили евреям дань, но существовал один большой анклав, коренным образом отличавшийся от всех остальных. Этот анклав простирался от Средиземного моря на западе до реки Иордан на востоке, и он включал в себя долину Звулуна, Изреэльскую долину и долину Бейт Шеана. Цари этого анклава обладали мощными и хорошо оснащенными профессиональными армиями, на вооружении которых, среди всего прочего, состояли боевые колесницы. Кроме того, жители этого анклава построили хорошо укрепленные города-крепости, и, видя в евреях захватчиков-поселенцев, лелеяли мысль о реванше. Евреи же профессиональной армии тогда не имели, и их армия, которая собиралась при необходимости, представляла собой этакое народное ополчение, состоящее из крестьян и городских жителей.

    Явин – не имя кнаанского царя, а, скорее, его фамилия. Этот царь, имя которого не указывается, принадлежал к династии Явинов (как династия Габсбургов и т.д.), представители которой раньше правили в Хацоре, но после завоевания Хацора армией Йехошуа (см. Книгу Йехошуа 11, 10) и гибели правившего тогда царя Хацора, эта династия переехала в город Харошет Гоим и продолжила править оттуда. То есть под тем, что здесь сказано «Явин..., который правил в Хацоре», имеется в виду «из династии Явинов, которые раньше правили в Хацоре».

    Теперь несколько слов о том, почему этот царь из династии Явинов назван здесь царем Кнаана. На самом деле никакого царя Кнаана никогда не было, его не было даже до того, как Йехошуа со своей армией вторглись в пределы Кнаана: как следует из описанного в Книге Йехошуа, Кнаан тогда был разбит на множество мелких городов-царств, находящихся в вассальном подчинении у египетских фараонов. Поэтому нужно сказать, что этот человек (будем его звать для краткости Явин, помня, что это не имя, а фамилия) назван царем Кнаана потому, что в то время он являлся лидером и вождем всех оставшихся кнаанских народов.

    Относительно города Хацор – см. комментарий к Книге Йехошуа (11, 1).

    Предполагается, что в настоящее время город Харошет Гоим представляет собой курган Тель Меамер (32°43'41.47"N, 35° 5'48.37"E), расположенный в 1.5 км. к северо-западу от кибуца Шаар ха-Амаким там, где долина Звулуна соединяется с Изреэльской долиной:

    Харошет Гоим

    Харошет Гоим обладал стратегическим значением, так как контролировал важную дорогу, ответвлявшуюся на восток от Прибрежной дороги и побережья Средиземного моря и ведущую через Йокнеам в сторону Мегидо. Сейчас Тель Меамер выглядит так:

    Курган Тель Меамер

    Город Харошет Гоим обладает необычным названием, и комментаторы не обходят это вниманием. Наиболее развернутый ряд объяснений происхождения названия города Харошет Гоим дает Ральбаг. Одно из них основывается на трактовании слова «гоим» (גוים), которое означает «народы». Ральбаг говорит, что в этом городе собрались представители множества народов, которые вместе его построили, причем их задачей было сделать город неприступным для еврейских завоевателей. В подобном ключе объясняет название этого города Раши. Другое объяснение Ральбага более фокусируется на слове «харошет» (חרושת), что указывает на обилие в этом городе ремесел: «хараш барзель» (חרש ברזל), например, означает «кузнец», а «бейт харошет» (בית חרושת) в современном иврите – «фабрика». То есть по мнению Ральбага этот город славился своими ремеслами, а значит, он был развитым, сильным и большим. В соответствии с третьим объяснением, которое приводит Ральбаг, Харошет Гоим был не городом, а целым районом, в котором проживали представители множества народов, и здесь он опять основывается на слове «гоим». А «харошет» в этом случае происходит от слова «хурша» (חורשה), что в современном иврите означает «роща», а Ральбаг переводит, как «большой лес», который находился в этом районе.

    «Даат Микра» дает еще одно объяснение, и говорит, что «гоим» - это не «народы», а название одного из древних народов, упомянутого еще в Книге Берешит (см. комментарий к Книге Йехошуа 12, 23). В таком случае город Харошет был основан представителями народа гоим, а затем завоеван народом кнаани, то есть название города Харошет Гоим следует понимать, как «Харошет, который основали гоим».

  3. И возопили сыны Израиля к Господу, ибо девятьсот железных колесниц у него, и притеснял он сынов Израиля сильно двадцать лет.

    Из-за того, что армия Явина была оснащена в большом количестве боевыми колесницами, евреи и не думали с ней воевать, и вместо этого решили обратиться к Богу для того, чтобы Он что-то с этой напастью сделал.

    Следует разобраться с характером создаваемых Явином евреям проблем. В отличие от того, что говорилось выше (2, 8 и 2, 14), здесь не сказано, что евреи служили Явину двадцать лет, сказано лишь, что он их притеснял в течение этого периода. Из этого следует, что в данном случае речь не идет о завоевании и подчинении евреев еще одним завоевателем. В данном случае речь идет о набегах, которые совершали укрепившиеся в долинах кнаани на близлежащие еврейские поселения, о разбое и грабеже на дорогах, о захвате рабов и т.д.

  4. И Двора, женщина-пророчица, жена Лапидота, она судила Израиль в то время.

    По мнению Ральбага, период судейства Дворы начался после того, как евреи возопили к Богу, а до этого она была простой женщиной-пророчицей, которая увещевала евреев вернуться на путь истинный.

    Относительно упомянутого здесь Лапидота существуют несколько мнений. «Даат Микра» считает, что так звали мужа Дворы. Похожего мнения придерживается и Ральбаг, который говорит, что на самом деле мужа Дворы звали Барак (ברק), что на иврите означает «молния», а «лапид» (לפיד), т.е. «факел» и «молния» - понятия очень близкие. Раши считает, что «женщиной-лапидот» Двору здесь назвали потому, что она изготавливала фитили для храмового Семисвечника. «Мецудат Давид» говорит, что на самом деле сказанное здесь надо переводить, как «зажигательная женщина», так как Двора была женщиной очень быстрой в делах и энергичной. И, наконец, Ральбаг приводит еще одно, довольно мистическое объяснение, в соответствии с которым Двора была пророчицей настолько сильной, что в том месте, где ее застигло пророчество, появлялись зажженные факелы.

  5. И она сидит под финиковой пальмой Двора между Рамой и Бейт Элем на Горе Эфраима, и поднимались к ней сыны Израиля для суда.

    На это предложение есть два комментария, которые объясняют сказанное в нем совершенно по-разному. Так, Раши на основании перевода Йонатана говорит, что Двора жила в городе финиковых пальм Йерихо (на самом деле в Атарот, ведь Йерихо в те времена лежал в руинах), и была очень богатой женщиной, чьи земли, приносившие ей доход, располагались между Рамой и Бейт Элем. Далее Раши перечисляет ее собственность: в Йерихо – финиковые пальмы, в Раме – виноградники, в долине Бейт Эля – оливковые деревья, на Горе Эфраима – белая глина, которая использовалась для изготовления посуды. Относительно местонахождения Атарот – см. комментарий к Книге Йехошуа 16, 7.

    «Даат Микра» предлагает понимать это предложение по-простому и говорит, что дом Дворы находился под финиковой пальмой, которая была видна издалека, и которая поэтому тоже называлась Двора, и дом этот стоял на горе Эфраима между городами Рама и Бейт Эль. В пользу этого объяснения говорит то, что, как здесь сказано, евреи поднимались к Дворе для суда. Если бы был прав Раши и Двора проживала в Иорданской долине, им бы пришлось не подниматься к ней, а спускаться.

    Относительно местонахождения города Рама – см. комментарий к Книге Йехошуа 18, 25.

    Следует заметить, что «Мецудат Давид» не согласен с мнением «Даат Микра» о том, что Двора проживала в доме, стоявшем под пальмой, и говорит, что Двора специально приходила под эту пальму судить народ, а жила она в другом месте. Так она делала для того, чтобы ненароком не уединиться с кем-то, пришедшем к ней для суда, так как была женщиной скромной.

  6. И послала она и призвала Барака бен Авиноама из Кедеш Нафтали, и сказала ему: «Вот что велел Господь, Бог Израиля: иди приведи на гору Тавор, и возьми с собой десять тысяч человек из сынов Нафтали и из сынов Звулуна.

    Город Кедеш упоминался в Книге Йехошуа 12, 22, и относительно его точного местонахождения см. там в комментариях, здесь же достаточно сказать, что он находился в Верхней Галилее к западу от долины Хула, и поэтому Ральбаг сразу же задается вопросом: если Барак был мужем Дворы, почему они жили так далеко один от другого? И отвечает, что, наверное, Двора ушла от мужа после того, как стала пророчицей, либо что она тоже на самом деле проживала в Кадеше, который в наделе Нафтали, но для того, чтобы судить народ, иногда оттуда «ездила в командировки».

    Итак, Двора передает Бараку полученное ей пророчество и говорит, что Барак должен собрать на горе Тавор десять тысяч воинов из колен Нафтали и Звулуна. Следует заметить, что многие комментаторы указывают на то, что это было совсем нелегко сделать: ведь, как было сказано выше, евреи тогда избегали воевать с армией Явина, опасаясь его боевых колесниц. Поэтому Бараку пришлось задействовать все свое ораторское искусство для того, чтобы убедить евреев положиться на пророчество Дворы и присоединиться к Бараку.

    Немаловажным аргументом Барака в ходе убеждения евреев было то, что они должны были собраться не в долине, напротив армии Явина, а на вершине горы Тавор, которая была неприступна для его колесниц. Гора Тавор (32°41'12.99"N, 35°23'23.16"E) находится на границе Нижней Галилеи и Изреэльской долины:

    Гора Тавор

    Она является самой высокой точкой во всей округе и хорошо заметна на местности:

    Гора Тавор

  7. А Я приведу к тебе к ручью Кишон Сисру, военачальника Явина, и его колесницы, и толпу его, и отдам его в руки твои».

    Здесь имеется в виду не сам ручей Кишон, а его истоки, то есть идет речь о местности, расположенной между современными городом Афулой и поселком Тель Адашим, в 6-7 км. к юго-западу от Тавора.

  8. И сказал ей Барак: «Если пойдешь со мной – пойду я, а если не пойдешь со мной – не пойду».

    Ральбаг говорит, что Барак поставил Дворе это условие, так как считал, что присутствие Дворы-пророчицы во время битвы еврейского ополчения с профессиональной и хорошо вооруженной армией Сисры усилит помощь Бога евреям, и таким образом будет способствовать их победе над неприятелем.

  9. И сказала она ему: «Пойду с тобой я, но не будет славы тебе на пути, которым идешь ты, ибо в руки женщины предаст Господь Сисру», и встала Двора, и пошла с Бараком к Кедешу.

    Двора получила пророчество о том, что Сисра падет от руки Яэль, то есть от руки женщины, и «Мецудат Давид» пишет насчет этого, что Бог так сделал не для того, чтобы унизить Барака, а для того, чтобы в этом был виден Божественный промысел. Так или иначе, слава воина, поразившего полководца неприятеля, Бараку не достанется. Вместе с этим, ему могла бы достаться слава полководца, разгромившего превосходящие по вооружению и по численности силы кнаани, но теперь и этой славы не видать Бараку, так как в случае личного участия в битве пророчицы Дворы победу евреев над армией Явина запишут на ее счет. Это – смысл сказанного Дворой Бараку.

  10. И призвал Барак Звулуна и Нафтали к Кедешу, и поднял за собой десять тысяч человек, и поднялась с ним Двора.

    Барак разослал по северным еврейским поселениям глашатаев и таким образом собрал ополчение в десять тысяч человек из колен Нафтали и Звулуна возле Кедеша, который, как было сказано выше, находился в Верхней Галилее, то есть довольно далеко от Изреэльской долины, в которой находились кнаани. После этого вся эта группировка поднялась на вершину горы Тавор.

  11. А Хевер ха-Кейни отделился от Каина из сынов Ховава, шурина Моше, и разбивал шатер свой до Элона бе-Цаананим, который возле Кедеша.

    Это предложение является отступлением от нити повествования, сделанным для того, чтобы было понятно то, о чем будет говорится в заключительной части нашей главы.

    Итак, как было сказано выше (1, 16), потомки шурина (или тестя) Моше Ховава поселились в пустыне. Так как эти люди принадлежали к кочевому племени Мидьян, которое занималось животноводством, они свободно перемещались со своим скотом в районе современного города Арад. Но оказывается, один из представителей клана Кейни по имени Хевер по какой-то причине отделился от остального семейства, и не просто отделился, а перебрался кочевать в Галилею, то есть в другой конец Кнаана. Этот человек раскидывал свои шатры на территории, северной точкой которой было место, которое здесь называется Элон бе-Цаананим, и которое Иерусалинский Талмуд (Мегила 1, а) идентифицирует, как «аганайа де-Кедеш», что в переводе с арамейского означает что-то вроде «водоем Кедеша», а Раши объясняет, как топкую, заболоченную местность. В районе Кедеша есть только одна такая местность, и это – в недавнем прошлом высушенная, а затем частично восстановленная долина ха-Хулы, западная граница которой находилась в 5 км. от него к востоку:

    Долина ха-Хула

    Долина ха-Хулы в своей восстановленной части выглядит так:

    Долина ха-Хула

    У Хевера не возникало никаких проблем ни с евреями, ни с кнаани. С евреями – потому что он происходил из дружественной евреям семьи, и даже более того, являлся дальним родственником Моше. А с кнаани – потому что, по мнению Ральбага, он был свободным кочевником, не был евреем, и поэтому был как-бы в стороне от всяческих еврейско-кнаанских трений. Ральбаг высказывает еще одно предположение, которое заключается в том, что Хевер платил царю Явину дань. Во-всяком случае, между Хевером и кнаани был мир, несмотря на то, что вся семья Кейни исповедовала иудаизм.

  12. И сказали Сисре, что поднялся Барак бен Авиноам на гору Тавор.

    И Сисра понял, что Барак готовится к войне с его армией.

    Из этого предложения Ральбаг делает неожиданный вывод о том, что Двора была женой Барака. Ведь если бы это было не так, то здесь было бы сказано, что Двора поднялась на гору Тавор, а не Барак, так как она была предводительницей евреев. Но так как Барак был ее мужем, то здесь говорится о нем, а не о Дворе.

  13. И созвал Сисра все колесницы свои, девятьсот железных колесниц, и весь народ, который с ним, из Харошет Гоим к ручью Кишон.

    Как было сказано выше, в предложении №2, резиденция Сисры находилась в городе Харошет Гоим, который располагался на западной границе Изреэльской долины. И вот, услыхав, что Барак собрал войско на горе Тавор, Сисра собирает все свое войско, берет все имеющиеся у него в наличии боевые колесницы, и, совершив переход в 25 км., выдвигается на восток к истокам ручья Кишон, где останавливается юго-западнее горы Тавор на расстоянии от нее примерно в 6 км, в точном соответствии с пророчеством Дворы:

    Переход Сисры от Харошет Гоим к Тавору

    Здесь следует сделать замечание, очень важное для правильного понимания описанных здесь событий. Дело в том, что события, описанные в главе 4 Книги Судей дополняют информацию, которая содержится в песни Дворы, которая приведена в главе 5. Таким образом для того, чтобы понять что и как происходило, требуется сочетать сказанное в этих главах. Так как без того, чтобы разбить традиционное построение Книги Судей, сделать это невозможно, здесь и далее в комментариях по ходу развития событий будет добавляться информация, почерпнутая из главы 5.

    Итак, как следует из сказанного в главе 5, предложении №19, Сисра задействовал против Барака не только свою армию, но также армии других царей Кнаана, вассально подчинявшихся Явину. Эти войска не были частью ударной группировки Сисры. Как следует из сказанного в главе 5, предложении №14, они блокировали южные подступы к Изреэльской долине, имея задачу предотвратить поддержку армии Барака со стороны еврейских колен, проживавших к югу от Изреэльской долины.

  14. И сказала Двора Бараку: «Вставай, ибо это – день, в который отдал Господь Сисру в руки твои, ведь Господь вышел впереди тебя!», и спустился Барак с горы Тавор, и десять тысяч человек за ним.

    После того, как Сисра со своей армией подошел к истокам ручья Кишон, создалась следующая диспозиция. Пока Барак сидел на горе Тавор, Сисра с ним ничего поделать не мог, так как колесницы на нее поднять было невозможно, а атаковать Тавор силами одной пехоты он не решался. Поэтому ему очень хотелось, чтобы Барак спустился в долину, где у Сисры было численное и военно-техническое преимущество. С другой стороны, развернутая в долине армия Сисры Бараку с горы Тавор была видна, как на ладони, и он прекрасно понимал, что спускаться и атаковать ее на открытой местности будет равносильно самоубийству. И в этой ситуации Двора приказывает Бараку спускаться и воевать с Сисрой, так как Бог обеспечит ему победу, невзирая на подавляющее превосходство противника в живой силе и технике.

  15. И поразил Господь Сисру, и все колесницы, и весь лагерь, и погибли они от меча перед Бараком, и спустился Сисра с колесницы, и бежал, спешившись.

    Йосиф Флавий в своей книге приводит объяснение случившемуся, по всей видимости верное, так как оно перекликается с тем, что сказано в главе 5, предложениях 20-21. Дело в том, что после того, как Барак спустился в долину, Бог резко изменил погодные условия. Вдруг начался ураганный ветер, сопровождающийся проливным дождем с громами и молниями, и это катастрофически повлияло на конницу Сисры, которая составляла ударную силу его армии, и на которую он так надеялся. Лошади испугались, они рвали упряжь и опрокидывали колесницы, колесницы завязли в глубокой грязи, в которую сразу же превратилась глинистая почва долины, и через очень короткое время конница Сисры перестала существовать. Кроме этого, Бог вселил панику в сердца Сисры и его воинов, и у них начисто пропала всякая способность к сопротивлению.

    В этой ситуации Сисра понял, что, для того, чтобы выжить, ему следует стать как можно более незаметным, поэтому он слез с колесницы и бежал с целью найти укрытие, причем бежал не в том направлении, куда бежало все остальное его войско.

  16. И Барак преследовал колесницы и лагерь до Харошет Гоим, и пал весь лагерь Сисры от меча, не осталось из них ни единого.

    Из сказанного в главе 5, предложении №21 следует, что Барак оттеснил армию Сисры в русло ручья Кишон, который вдруг наполнился водой и смыл много попавших в него колесниц и воинов. Следует заметить, что подобные вещи происходят и по сей день почти каждую зиму, когда обычно сухие русла ручьев вдруг превращаются в горные реки и смывают людей и даже машины.

    В главе 5, предложениях 14-15 и 19-22, говорится о том, что в это время происходило с армиями других царей кнаани, союзников Явина, которые должны были блокировать армии колен, проживавших южнее Изреэльской долины. Действительно, после того, как Барак и его армия появились в долине, на южных подступах к Изреэльской долине завязались бои между союзниками Явина и подошедшими с юга силами колен Йосефа и Биньямина. Но после того, как военачальники армий союзников Явина увидали, что происходит с армией Сисры, они бежали с поля боя и нашли убежище в своих укрепленных городах (Мегидо, Таанах и т.д.), а войска Йосефа и Биньямина соединились с армией Барака и приняли участие в довершении разгрома армии Сисры.

  17. А Сисра бежал, спешившись, к шатру Яэль, жены Хевера ха-Кейни, ибо мир между Явином, царем Хацора, и домом Хевера ха-Кейни.

    В то время Хевер разбил свой шатер не в Элоне бе-Цаананим, а в Галилее, недалеко от места сражения: в районе долины ха-Хула обычно пасли скот на исходе лета, когда ее почва подсыхала, а битва между Бараком и Сисрой произошла весной, когда долина ха-Хула представляла собой сплошное болото. Относительно Элона бе-Цаананим следует заметить, что он упомянут в Книге Судей только для того, чтобы подчеркнуть добрососедские отношения между Хевером и Бараком, который проживал в Кедеше неподалеку.

    Как было сказано выше, в предложении №11, Хевер, хоть и являлся верным союзником евреев, не портил отношений и с кнаани, поэтому Сисра бежал именно к нему, надеясь найти там убежище.

  18. И вышла Яэль навстречу Сисре, и сказала ему: «Заворачивай, господин, заворачивай ко мне, не бойся!», и завернул он к ней в шатер, и накрыла она его одеялом.

    Яэль увидала, что Сисра никак не может решить, бежать ли ему дальше, либо укрыться в ее шатре, поэтому она обратилась к нему со словами «Заворачивай и т.д.». («Мецудат Давид»).

    Когда Сисра оказался в ее шатре, Яэль уложила его и накрыла одеялом, чтобы спрятать его и согреть, так как Сисра продрог из-за ливня, сопровождавшегося ураганным ветром.

  19. И сказал он ей: «Дай мне немного воды напиться, ибо жажда у меня», и открыла она мех с молоком, и напоила его, и накрыла его.

    Раши и «Мецудат Давид» говорят, что Яэль дала Сисре молоко, а не воду, специально, так как после молока человек ощущает сытость и засыпает. А для того, чтобы Сисра почувствовал себя комфортно и поскорей заснул, она затем еще раз накрыла его одеялом, которое тот снял, чтобы напиться.

  20. И сказал он ей: «Встань у входа в шатер, и если придет кто-либо и спросит тебя, и скажет: «Есть ли здесь мужчина?», ты скажешь: «Нет»».

  21. И взяла Яэль, жена Хевера, кол от шатра, и взяла молот в руку ее, и подошла к нему скрытно, и воткнула этот кол в висок ему, и вонзился он в землю, а он заснул, ибо устал, и умер.

    Яэль решила доказать, что семья Кейни по-прежнему дружественна евреям, несмотря на то, что поддерживает мирные отношения с кнаани. Для этой цели она воспользовалась подручными средствами, а именно – деревянным заостренным колом от палатки и молотом, которым эти колья вбиваются в землю. Яэль приставила этот кол к виску заснувшего Сисры и ударила по нему молотом так сильно, что он пробил насквозь его голову и матрас, на котором он лежал, и воткнулся в землю. Сисра, который утомился и промок, а затем напился молока и отогрелся, заснул и умер, даже не проснувшись.

  22. И вот Барак преследует Сисру, и вышла Яэль ему навстречу, и сказала ему: «Идем, и я покажу тебе человека, которого ты ищешь», и вошел он к ней и вот Сисра лежит мертвый, и кол в виске его.

    Не найдя Сисру ни среди бегущих воинов кнаани, ни возле города Харошет Гоим, Барак понял, что Сисра бежал в другую сторону, и поэтому вернулся, чтобы его найти (Ральбаг).

  23. И подавил Бог в тот день Явина, царя Кнаана, перед сынами Израиля.

    Следует заметить, что, хоть Явин был побежден и подавлен, плена все-же он избежал, и его город Харошет Гоим, как и города его союзников (Мегидо, Таанах и др.) не были завоеваны евреями. Именно об этом сказано в главе 1, предложении №28: «...силен Израиль, и обложил кнаани данью, но уничтожить – не уничтожили».

  24. И с тех пор крепла рука сынов Израиля на Явине, царе Кнаана, пока не пресекли они Явинов, царей Кнаана.

    С этого момента евреи держали в узде живущих в долине кнаани и царей их, пока, через несколько поколений, не пресекли династию Явинов, царей Кнаана.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator