Вторая Книга Шмуэля

Глава 10

  1. И было после этого, и умер царь сынов Амона, и стал царствовать Ханун, сын его, вместо него.

    Здесь начинается рассказ о войне с Амоном, которая, в числе выигранных Давидом войн, была упомянута в главе 8, предложении №12. Следует заметить, что из всех перечисленных там войн Книга Шмуэля детально рассказывает лишь о войне с Амоном, так как в ходе ее произошли очень важные события, о которых будет рассказано ниже.

    Умерший царь Амона в следующем предложении будет назван по имени. Оказывается, этого царя звали Нахаш, и о нем уже шла речь в Первой Книге Шмуэля (глава 11), где рассказывалось о том, что он со своей армией осадил еврейский город Явеш Гилад, но был наголову разбит очень быстро появившимся у стен этого города Шаулем.

    После смерти Нахаша на трон Амона взошел его сын Ханун. Имя Ханун (חנון) означает «одаренный», и оно встречается также у евреев (см. Нехемия 3, 13). По смыслу это имя означает «одаренный Богом», и таким же смыслом обладают имена Эльханан, Ханан, Ханания, Хананияху и др.

  2. И сказал Давид: «Сделаю я милость с Хануном, сыном Нахаша, как сделал отец его со мной милость», и послал Давид утешить его, посредством рабов своих, за отца его, и пришли рабы Давида в страну сынов Амона.

    Здесь говорится о том, что Давид решил доброжелательно отнестись к Хануну в ответ на доброжелательность, некогда проявленную по отношению к нему его отцом Нахашем. Книга Шмуэля умалчивает о том, в чем заключалась доброжелательность которую проявил Нахаш, но комментаторы, на основании информации, содержащейся в нескольких мидрашах, говорят, что это случилось вскоре после того, как Давид, скрываясь от Шауля, нашел политическое убежище у царя Моава. В Первой Книге Шмуэля (глава 22) говорилось о том, что вслед за этим Давид перевез в Моав семью своего отца, которая до этого тоже скрывалась от гнева Шауля в пещерах Адулама, то есть, проживала в полевых условиях. Как рассказывалось в комментарии к главе 8, предложению №2, после того как Давид покинул Моав, все его семейство было умерщвлено по приказу царя Моава, но одному из братьев Давида все же удалось бежать, и он нашел убежище у царя Амона Нахаша. Царь Моава потребовал у Нахаша выдать ему уцелевшего брата Давида, но получил отказ. Следует заметить, что дружелюбие Нахаша по отношению к Давиду очень хорошо объясняется тем, что после событий, упомянутых в комментарии к предыдущему предложению, Нахаш «имел зуб» на Шауля, и по этой причине помогал всем тем, кто доставлял Шаулю неприятности.

    Решив сделать по отношению к Хануну жест доброй воли, Давид отправил в Амон своих посланников. Они, как здесь сказано, пересекли государственную границу между наделом колена Гада и царством Амона, и ступили на подвластную Хануну территорию, а точнее, явились в его столицу, Рабат Бней Амон, как следует из сказанного в следующем предложении. В настоящее время на месте этого города находится город Амман, столица современной Иордании.

    Мальбим задает вопрос: если Нахаш проявил дружелюбие по отношению к Давиду, почему Давид решил проявить ответное дружелюбие только после его смерти? Отвечая на этот вопрос, Мальбим пишет, что по законам Торы  евреям вообще запрещено дружить с народами Амона и Моава (см. Дварим 23, 7), но вместе с этим, им разрешается оказывать представителям этих народов ответную услугу. По этой причине при жизни Нахаша Давид воздерживался от того, чтобы послать к Нахашу свою делегацию, так как ее отправка имела смысл только в том случае, если бы они от имени Давида заключили с Амоном договор о дружбе и сотрудничестве, а это уже было запрещено Торой. Но теперь, после смерти Нахаша, Давид мог отправить своих людей в Амон не для заключения союза, а лишь для того, чтобы утешить Хануна и принести ему соболезнования. Мальбим также пишет о том, что на самом деле такое решение Давида было ошибочным, и ему следовало воздержаться от того, чтобы посылать к Хануну своих представителей. На это, по мнению Мальбима, намекает заключительная часть нашего предложения, где говорится о том, что представители Давида пришли «в страну сынов Амона», хотя по смыслу должно быть сказано «пришли к Хануну», то есть, со стороны все выглядело так, как будто люди Давида явились для заключения союза с Амоном.

  3. И сказали вельможи сынов Амона Хануну, господину их: «Почитает ли Давид отца твоего, в глазах твоих, что послал он тебе утешителей? Разве не для того, чтобы исследовать город этот, и разведать его, и перевернуть его, послал Давид рабов своих к тебе?!».

    Раши пишет, что вельможам Амона было известно о том, что Тора запрещает евреям дружить с аммонитянами, поэтому они решили, что Давид послал своих людей в Амон не в рамках жеста доброй воли, а в качестве разведчиков. Мальбим говорит о том, что вельможи Амона сказали Хануну следующее: если бы Давид уважал отца Хануна Нахаша, он бы заключил с ним союз при его жизни, и то, что он этого не сделал, указывает на то, что Давид Нахаша не уважал. А если он не уважал его при жизни, то с какой стати он начал уважать его после того, как он умер? Вероятность этого ничтожна, и поэтому следует отнестись к присланным Давидом людям, как к шпионам вражеского государства.

    Выражение «в глазах твоих» является часто встречающейся в ТАНАХе идиомой, означающей «по твоему мнению».

    Вельможи Амона заявили Хануну, что на самом деле люди Давида явились в Рабат Бней Амон не для того, чтобы его утешать, а для того, чтобы «чтобы исследовать город этот, и разведать его, и перевернуть его». «Исследовать» означает «оценить мощь его защитных сооружений». «Разведать» означает «добыть информацию относительно расстановки политических сил и внутренних противоречий». А относительно значения «перевернуть» мнения комментаторов разделились. Это слово явно не означает «совершить переворот», но часть комментаторов понимают его как «разрушить». Понятно, что разведчики не должны были сами совершать диверсию, которая привела бы к разрушению всего города, здесь речь идет о том, что они должны были подготовить почву для того, чтобы этот город был разрушен наступающей армией царя Давида. Другие комментаторы считают, что слово «перевернуть» означает «найти слабые места», точно так же, как человек, рассматривающий какой-либо предмет с целью найти в нем изъяны, переворачивает его то одной стороной, то другой.

  4. И взял Ханун рабов Давида, и сбрил половину бороды их, и отсек одежды их наполовину до седалищ их, и отослал их.

    Вельможи убедили Хануна в том, что присланные Давидом люди на самом деле являются шпионами, поэтому он поступил с ними так, как здесь описано. Во-первых, он сбрил им половину бороды, а другую половину оставил. На основании этого Ральбаг приходит к выводу о том, что уже в то время евреи не брили бороды, так как в противном случае наполовину побритые посланники Давида могли сбрить и вторую половину своих бород, и то, что они этого не сделали, говорит о том, что брить бороды им было запрещено. Следует заметить, что и на нееврейских изображениях того периода евреи всегда изображены с бородами.

    Кроме этого, для того, чтобы их еще больше унизить, Ханун приказал отсечь посланникам Давида нижнюю половину их одежд, которые, по всей видимости, представляла собой что-то вроде плащей или халатов. В результате этого их одежды были укорочены, как здесь сказано, «до седалищ их», а исходя из параллельного места Первой Книги Хроник (19, 4), «до паха». Таким образом, зады посланников Давида, а также их гениталии, оказались открытыми для всеобщего обозрения. Следует заметить, что, как следует из сказанного в Книге Ишаяху (20, 4), именно в таком виде цари Ашура (Ассирии) обычно конвоировали своих пленных.

    В таком виде посланники Давида были изгнаны из Рабат Бней Амона. Мальбим в своем комментарии приводит мнение Абарбанэля, который считает, что экзекуция, которой Ханун подверг посланников Давида, должна была показать, что они им были уличены в двуличии. Именно поэтому их лица стали с одной стороны безбородыми, а с другой – остались бородатыми, и по этой же причине сверху их тела остались прикрытыми богатой одеждой, а снизу на всеобщее обозрение была выставлены те части их тел, которые обычно принято прятать от посторонних.

    Следует заметить, что Ханун по части изобретательности пошел в своего отца. Тот, чтобы покрыть евреев позором, в свое время потребовал предоставить ему право выколоть правые глаза у всех жителей осажденного им Явеш Гилада (см. Первую Книгу Шмуэля 11, 2), а этот очень экстравагантно обошелся с людьми, которые явились для того, чтобы выразить ему соболезнования от имени царя соседнего государства.

  5. И рассказали Давиду, и послал он навстречу им, ибо были люди эти смущены очень, и сказал царь: «Живите в Йерихо, пока не отрастет борода ваша, и возвращайтесь».

    Слово «люди» в оригинальном тексте звучит, как «анашим» (אנשים), и Раши в своем комментарии к Торе (Бамидбар 13, 3) пишет, что в ТАНАХе это слово всегда указывает на уважаемых и высокопоставленных персон. Таким образом, Ханун опозорил не просто посыльных Давида, а его важных придворных, и когда Давид услыхал о том, что случилось, он сразу же выслал им навстречу человека, который доставил им нормальную одежду. «Мецудат Давид» пишет, что эти люди отказались возвращаться в Иерусалим, так как не хотели предстать перед царем в том виде, который придал им Ханун, поэтому Давид сделал все от него зависящее для того, чтобы они вернулись в столицу в подобающем им облике.

    Кроме одежды, посланный Давидом курьер передал этим людям его указания. В то время появиться в Иерусалиме с половиной бороды, или вообще безбородым, означало покрыть себя позором, поэтому Давид передал им, что они могут оставаться в Йерихо до тех пор, пока не отрастут их бороды, и только после этого он будет ждать их в столице.

    Йерихо является одним из древнейших городов человечества, и находится в южной части долины Иордана, в живописном оазисе, расположенном в 13 км. к северу от Мертвого моря и в 10 км. к западу от реки Иордан. В настоящее время древний Йерихо представляет собой курган Тель Йерихо (31°52'15.04"N, 35°26'38.41"E), который находится в северо-западной части современного города с тем же названием:

    Йерихо

    До того, как Йерихо был завоеван и сожжен евреями под предводительством Йехошуа, он являлся восточными воротами Кнаана. Через него проходили купцы, шедшие с востока через Кнаан в Египет и обратно, и поэтому Йерихо славился своими ремеслами и богатством. Но, как рассказывается в Книге Йехошуа (глава 6), Йехошуа не только завоевал Йерихо и предал его огню, он также проклял любого, кто попытается его отстроить. По этой причине Йерихо был отстроен заново лишь в период правления царя Ахава (см. Первую Книгу Царей 16, 34), то есть, в описываемый здесь исторический период он все еще лежал в развалинах. Поэтому Давид велел этим людям, пока их бороды не придут в надлежащий вид, оставаться в Йерихо, а не в каком-нибудь поселении, так как в Йерихо они были вдали от чужих глаз, и над ними никто не мог насмехаться.

    Комментаторы говорят о том, что казус с посланниками Давид произошел из-за того, что он нарушил запрет Торы дружить с моавитянами и аммонитянами (см. комментарий к предложению №2), и об этом сказано в Кохелете (7, 16): «Не будь большим праведником».

  6. И увидали сыны Амона, что опротивели они Давиду, и послали сыны Амона, и наняли Арам Бейт Рхов и Арам Цову, двадцать тысяч пеших, и царя Маахи, тысячу человек, и мужа Това, двенадцать тысяч человек.

    Если до инцидента с посланниками Давида царь Амона Ханун мог подозревать Давида в подготовке нападения на Амон, то после того что он сделал с этими посланниками, у него не осталось ни тени сомнения в том, что Давид вскоре развернет против него военные действия. Поэтому он не стал ожидать этого, сложа руки, а занялся подготовкой к войне. В рамках этой деятельности, Ханун улучшил свою армию в количественном и качественном аспектах, наняв за золото указанных в нашем предложении царей с их войсками.

    Слово «нивашу» (נבאשו), которое здесь переведено как «опротивели», дословно переводится как «стали зловонными», а переводчик на арамейский Йонатан по смыслу переводит его как «спровоцировали».

    Книга Шмуэля умалчивает о том, что именно послал Ханун указанным здесь правителям, чтобы убедить их выступить единым фронтом против Давида, но об этом рассказывается в параллельном месте Первой Книги Хроник (19, 6). Там сказано о том, что Ханун купил их услуги за тысячу кикаров золота. Кикар – это единица измерения массы, широко использовавшаяся евреями и другими народами на протяжении многих столетий. Что такое кикар и как он относится к такой единице измерения массы, как шекель, нам известно из того, что сказано в Торе (Шмот 38, 25-26). Там рассказывается о том, что все еврейские мужчины двадцати лет и старше пожертвовали по половине шекеля, а затем приводится вес собранного золота в кикарах (100 кикаров и 1775 шекелей). Так как количество жертвователей также известно (603,550 человек), то в результате арифметических расчетов получается, что 1 кикар равняется 3,000 шекелям. Шекель, как известно, весит 11 грамм, то есть 1 кикар весит 33 кг. Выходит, за участие в войне против Давида Ханун заплатил своим союзникам 33 тонны золота.

    Арам Бейт Рхов в предложении №8 будет назван Арам Рхов. По аналогии с Арамом Дамесеком можно предположить, что его столицей был город Рхов, местонахождение которого в настоящее время неизвестно. В параллельном месте Первой Книги Хроник (19, 6) это государство названо Арам Нахараим. Как следует из названия, Арам Бейт Рхов, он же Арам Нахараим, был арамейским государством. Нахараим (נהרים) – это двойственное число от слова «нахар» (נהר), что означает «река». То есть, дословно «нахараим» переводится как «две реки», а по смыслу это слово означает «междуречье», или Месопотамию, так как одной рекой был Тигр, а другой – Евфрат. Таким образом, Арам Бейт Рхов был одним из царств Месопотамии.

    Относительно Арама Цовы – см. комментарий к главе 8, предложению №3.

    Мааха – это племя, ведущее свою родословную от Нахора, брата Авраама (см. Берешит 22, 24), и в описываемый здесь исторический период оно подчинялось Араму. Царство Мааха занимало территории, лежащие к югу от Хермона и к северо-востоку от озера Кинерет, то есть, находилось в северной части Голанских высот.

    В древних нееврейских источниках, например в текстах, обнаруженных в ходе археологических раскопок кургана Тель-эль-Амарна, понятие «муж данной местности» означает правителя или царя этих земель («Малкиэль, муж Гезера», означает «Малкиэль, царь Гезера»). Точно так же, упомянутый здесь муж Това означает «царь Това». В земле Тов в свое время проживал изгнанный из своего города Ифтах (см. Книгу Судей 11, 3). Она находилась к северу от Гилада и к востоку от озера Кинерет, то есть занимала территории современных южной Сирии и северной Иордании, и ее одноименная столица Тов в настоящее время выродилась в сирийскую деревню Эль-Тайба (32°33'48.63"N, 36°14'47.37"E), расположенную в 15 км. от сирийского города Деръа:

    Тов

    Теперь рассмотрим силы, которые выставили для войны с Давидом все эти участники. Здесь говорится о том, что Арам Бейт Рхов и Арам Цова выставили 20,000 солдат пехоты и Мааха еще 1,000 солдат, а параллельном месте Первой Книги Хроник (19, 6-7) представлены другие данные: там сказано, что Арам Нахараим, Мааха и Цова сообща выставили также 32,000 боевых колесниц. Если просуммировать все эти числа, добавив к ним еще 12,000 солдат, которых выставил царь Това, то получится, что Давид должен был противостоять армии, насчитывавшей 33,000 пеших воинов и 32,000 боевых колесниц.

    Книга Шмуэля умалчивает о месте сбора этой армии, но о нем рассказывается в Первой Книге Хроник (19, 7): «…и пришли они, и встали лагерем перед Мейдвой…». Мейдва (31°43'9.47"N, 35°47'39.88"E) – город, который находился на территории надела колена Реувена, в настоящее время представляющий собой небольшой городок на территории современной Иордании, расположенный в 20 км. к востоку от восточного берега Мертвого моря:

    Мейдва

    Мейдва находится в северной части большого плато, очень удобного для действий конницы и боевых колесниц (см. Книгу Йехошуа 13, 9), что, по всей видимости, послужило причиной сбора армии именно возле этого города. Кроме этого следует заметить, что Мейдва находилась на территории царства Давида, то есть, собравшись возле Мейдвы, упомянутые здесь цари уже совершили акт агрессии по отношению к еврейскому государству. Следует заметить, что, как выяснится ниже, Ханун со своими войсками не присоединился к этой армии возле Мейдвы, а остался на территории своего царства Амона.

  7. И услыхал Давид, и послал Йоава и всю армию героев.

    После того как Давиду стало известно о том, что собранная Хануном армия перешла через границу его царства и встала лагерем возле Мейдвы, он не стал занимать выжидательную позицию, а сразу же отправил туда свою армию под командованием военачальника Йоава. Абарбанэль по этому поводу пишет, что Давид остался в Иерусалиме, чтобы Ханун не слишком гордился тем, что заставил прийти к нему самого Давида.

    Слова «всю армию героев» следует читать, как «всю армию и героев». «Герои» – это на самом деле отборные войска, что-то типа гвардии, состоявшей из самых лучших воинов.

  8. И вышли сыны Амона, и приготовились к войне на входе в ворота, а Арам Цова, и Рхов, и муж Това, и Мааха, одни в поле.

    Здесь выясняется, что Ханун со своими войсками не присоединился к нанятым им царям и их армии возле Мейдвы, а предпочел остаться на территории Амона. Более того, он не занял позиции на границе своего государства, а собрал свою армию возле своей столицы, Рабат Бней Амона, где приготовился защищать городские ворота. Мальбим пишет, что Ханун чувствовал слабость своей армии по сравнению с армией Давида, и поэтому предпочел остаться вблизи мощной крепости, которой являлся Рабат Бней Амон. В это время нанятые Хануном цари и их войска находились возле Мейдвы, как здесь сказано, «в поле», то есть, на ровном и удобном для передвижения боевых колесниц плато, в северной части которого находился этот город. Следует заметить, что Мейдва находится в 30 км. к юго-западу от столицы Хануна Рабат Бней Амона:

    Мейдва и Рабат Бней Амон

  9. И увидал Йоав, что был ему фронт спереди и сзади, и отобрал из всех отборных Израиля, и приготовился навстречу Араму.

    Йоав понял, что ему предстоит иметь дело с двумя армиями, которые, с одной стороны, отстоят одна от другой слишком далеко для того, чтобы подвергнуть их одновременной атаке, но, с другой стороны, они слишком близки для того, чтобы не опасаться подхода одной из армий во время сражения с другой. Расстояние в 30 км. опытные воины способны преодолеть за четыре часа, и поэтому Йоав опасался, что, атаковав одну из противостоящих ему армий, он будет атакован с тыла другой. Об этом говорит начало нашего предложения, где сказано, что Йоав увидал, «что был ему фронт спереди и сзади».

    Расценив, что нанятые Хануном войска представляют собой гораздо более грозную силу, чем войско самого Хануна, Йоав отобрал из подчиненных ему воинов самых лучших, и построил их в боевые порядки для сражения с объединенной армией арамейских царей, дислоцированной возле Мейдвы.

    Мальбим пишет о том, что Йоав забраковал план с налета атаковать более слабую армию Амона, и, разбив ее, развернуть свои войска против объединенной армии арамейских царей. В этом случае армия Амона наверняка отступила бы под защиту городских стен Рабат Бней Амона, и тогда войско Йоава было бы вынуждено сражаться на два фронта под стенами этого города. Поэтому Йоав решил сразиться с более грозной армией, приняв меры, которые должны были воспрепятствовать подходу армии Хануна. Об этих мерах будет рассказано ниже.

  10. А остальной народ отдал в руки Авшая, брата своего, и приготовился он навстречу сынам Амона.

    Авшай – это неоднократно упоминавшийся ранее младший брат Йоава Авишай. В Книге Шмуэля Авишай назван Авшаем только в этом предложении, но в Книге Хроник этот человек называется исключительно Авшаем.

    Итак, всех остальных воинов Йоав передал под командование Авишая, но, как выяснится из сказанного в следующем предложении, не послал Авишая сражаться с армией Амона, а поставил его со своим отрядом в качестве заслона на предполагаемом направлении подхода этой армии.

  11. И сказал он: «Если будет сильнее Арам меня, и будешь ты мне спасением, а если сыны Амона будут сильнее тебя, и пойду я спасать тебя.

    В этом предложении приведены оперативные указания, которые отдал Йоав своему брату Авишаю, прежде чем отправить его занимать позиции на предполагаемом направлении атаки армии Амона. Из сказанного здесь следует, что Йоав склонялся к мысли о том, что армия Амона не придет на помощь объединенной армии арамейских царей, поэтому войско под командованием Авишая должно было выполнять две функции. Во-первых, оно должно было сразиться с армией Амона, если она все же придет на помощь армии арамейских царей. И так как Йоаву было известно о том, что армия Амона слабее, чем армия арамейских царей, он поставил против нее более слабых своих воинов. Во-вторых, войско под командованием Авишая должно было служить резервом войску Йоава, сражавшемуся против армии арамейских царей, и должно было прийти ему на помощь в том случае, если армия неприятеля будет одолевать Йоава. Из этого следует, что Авишай со своим войском не должен был слишком отдаляться от армии Йоава для того, чтобы сразиться с армией Амона, а должен был занять позиции между городами Мейдвой и Рабат Бней Амоном недалеко от Мейдвы.

    Йоав также говорит Авишаю, что если армия Амона все же подойдет к Мейдве и начнет одолевать войско Авишая, Йоав придет к нему на помощь и поможет победить подошедшее войско.

  12. Крепись и укрепимся мы, за народ наш, и за города Бога нашего, и Господь сделает то, что хорошо в глазах Его».

    Йоав призвал Авишая, а также находившихся под его командованием воинов, крепиться, то есть твердо противостоять врагу, и со своей стороны пообещал сделать то же самое. При этом он подчеркнул, что им предстоит сражение «за народ наш, и за города Бога нашего». Так как, как сказано в предложении №7, в этом сражении участвовала вся еврейская регулярная армия, в случае ее поражения уже никто не сможет помешать армиям Амона и арамейских царей вторгнуться в пределы царства Давида, пленить в качестве рабов его жителей и разрушить все его города. Именно об этом здесь говорит Йоав.

    Йоав также говорит о том, что они, со своей стороны, должны сделать все от них зависящее для того, чтобы одержать победу, а Бог уже сам решит, кому ее отдать. «Мецудат Давид» пишет, что этим Йоав дает понять Авишаю, что любое решение Бога он воспримет с любовью. А Ральбаг на основании сказанного Йоавом говорит о том, что никогда не следует полагаться на чудо, и человек должен приложить все усилия для того, чтобы достичь своей цели. И только после того, как он приложит все необходимые для этого усилия, Бог тоже ему поможет, но чудо Бог совершит только в том случае, когда без чуда никак нельзя обойтись.

  13. И подступил Йоав и народ, который с ним, к войне с Арамом, и бежали они перед ним.

    В ходе сражения Йоаву удалось обратить армию арамейских царей в бегство, а из сказанного в следующем предложении станет ясно, что и Авишай точно так же поступил с подошедшей армией Амона.

  14. А сыны Амона увидали, что бежал Арам, и бежали они перед Авишаем, и пришли в город, и вернулся Йоав от сынов Амона, и пришел в Иерусалим.

    После того, как армия арамейских царей побежала под натиском Йоава, главнокомандующий Амона понял, что его войско осталось в одиночестве перед войском Авишая, к которому вскоре присоединится еще более сильное войско Йоава. Поэтому он решил не дожидаться того, что его армию постигнет разгром, и отдал приказание спешно отступать под прикрытие стен Рабат Бней Амона, что и было сделано. Из того, что здесь сказано, следует, что Йоав не стал подвергать Рабат Бней Амон длительной осаде, а ушел с территории Амона и вернулся в Иерусалим.

  15. И увидел Арам, что был истреблен он перед Израилем, и собрались они вместе.

    По всей видимости, арамейские цари, несмотря на поражение, почли за честь все же попытаться отработать полученные от Хануна деньги, а может быть, их обуяли реваншистские настроения. Во всяком случае, они вновь собрали то, что осталось от их армий, и решили еще раз выступить против Давида.

  16. И послал Хададэзер, и вывел Арам, который за рекой, и пришли они в Хейлам, и Шовах, военачальник Хададэзера, перед ними.

    В главе 8, предложениях №3-8, рассказывалось о том, что Давид подчинил своей власти царя Арам Цовы Хададэзера. А здесь говорится о том, что когда до Хададэзера дошли известия о том, что против Давида воюет целая коалиция арамейских государств, в которую входит также царство Амона, Хададэзер пришел к выводу, что настало время восстать против Давида, примкнуть к коалиции и общими силами победить его. Для того чтобы еще более усилить противостоявшую Давиду коалицию, Хададэзер вывел на войну с ним не только свои собственные войска, но и войска Арама, «который за рекой», то есть войска арамейских государств, находившихся к востоку от реки Евфрат. Как упоминалось в комментарии к главе 8, арамейские царства Месопотамии были вассально подчинены Хададэзеру, и поэтому все они присоединились к нему во время его похода против Давида.

    Далее здесь говорится о том, что все войска коалиции, включая как войска Хададэзера, так и потерпевшие поражение от Давида войска Амона и нанятых им царей, собрались возле города, который здесь назван Хейлам, а в следующем предложении будет назван Хелам. Для того чтобы разобраться с местонахождением этого города, нам ничего не остается, кроме как положиться на Йосифа Флавия, который в своей книге «Еврейские древности» называет этот город Халаман. Город с таким названием встречается в ассирийских манускриптах, и он совершенно однозначно идентифицируется как Халеб, или Алеппо (36°12'48.86"N, 37° 8'54.78"E), крупный город, расположенный в северной части современной Сирии:

    Хейлам

    В заключительной части нашего предложения сказано о том, что командование войсками коалиции в ее расширенном виде перешло к военачальнику Хададэзера, который здесь назван Шовах, а в Первой Книге Хроник (19, 16) – Шофах. Раши пишет, что Шовах, он же Шофах, назван по имени из-за того, что он был очень доблестным и почитаемым воином. В Вавилонском Талмуде (Сота 42, б) приведен спор между мудрецами Равом и Шмуэлем относительно имени этого человека. Рав считает, что настоящим его именем было Шофах, а Шовах было прозвищем, которое было дано ему из-за того, что он отличался большим ростом («шовах» (שובך) на иврите означает «голубятня»). А Шмуэль считает, что его звали Шовах, а Шофах было его прозвищем, так как каждый, кто его видел, от страха проливал свою кровь («шофех» (שופך) на иврите означает «льет»).

  17. И было рассказано Давиду, и собрал он весь Израиль, и перешел Иордан, и пришел к Хеламу, и построились Арам навстречу Давиду, и сразились с ним.

    Так как на сей раз нужно было сразиться с очень большой армией, Давид не ограничился, как ранее (см. предложение №7), отправкой лишь регулярной армии, а собрал «весь Израиль», то есть, призвал в свою армию всех своих подданных мужского пола призывного возраста. По этой же причине, на сей раз, он командовал всей своей армией сам.

    На основании того что для того, чтобы достичь Хейлама, Давиду пришлось перейти Иордан, часть комментаторов утверждают, что Йосиф Флавий неправ, и Хейлам – это не Алеппо, а некий город, находившийся к северо-востоку от озера Кинерет.

  18. И бежал Арам перед Израилем, и убил Давид из Арама семьсот колесниц и сорок тысяч всадников, и Шоваха, военачальника его, побил, и умер он там.

    В ходе состоявшегося под Хейламом сражения Давид наголову разбил противостоявшее ему войско арамейских царей, и, по всей видимости, это была одна из самых великих побед Давида.

    Следует заметить, что в Первой Книге Хроник (19, 18) приведены другие данные относительно нанесенных армией Давида потерь. Там сказано, что противостоявшая Давиду армия лишилась 7,000 боевых колесниц и 40,000 пеших воинов, а здесь идет речь о 700 колесницах и 40,000 всадниках. Радак объясняет это расхождение тем, что здесь учтены лишь те колесницы, которые относились к вражеской гвардии, а в Первой Книге Хроник подсчитаны вообще все колесницы. А относительно конницы и пехоты он объясняет, что армия арамейских царей недосчиталась и 40,000 всадников, и 40,000 пехотинцев.

  19. И увидали все цари, рабы Хададэзера, что истреблены они были перед Израилем, и заключили мир с Израилем, и работали на них, и устрашились Арам спасать еще сынов Амона.

    После того как Давид одержал над огромной армией арамейских царей впечатляющую победу, те цари, которые до этого были вассалами Хададэзера, стали вассалами Давида, то есть, заключили с ним вассальный договор, в соответствии с которым должны были платить ему дань, участвовать в его войнах и т.д.

    Кроме этого, нанятые Хануном цари пришли к мысли о том, что если они продолжат вести военные действия против Давида, все закончится тем, что Давид просто уничтожит их государства. Поэтому они отказались продолжать оказывать помощь Амону в войне против Давида, и Ханун остался воевать против Давида в гордом одиночестве. Вместе с этим, Давид по какой-то причине не стал сразу же переносить военные действия на территорию Амона, а отложил их на год, о чем будет рассказано в следующей главе.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator