Вторая Книга Шмуэля

Глава 5

  1. И пришли все колена Израиля к Давиду в Хеврон, и сказали они, говоря: «Вот мы, кость твоя и плоть твоя мы!

    Здесь начинается рассказ о событиях, произошедших через некоторое время после смерти Иш Бошета. Тогда в резиденции Давида в Хевроне собрались все главы колен, и обратились к Давиду с речью, начало которой приведено в этом предложении.

    Главы колен начали свою речь тем, что объявили, что не только колено Йехуды, а все они – кость и плоть Давида, то есть, что все они являются его родственниками, так как имеют общего предка Яакова. Следует заметить, что выражение «кость и плоть» очень часто используется в ТАНАХе и указывает на родственную связь. В свое время эти слова говорил Яакову Лаван (см. Берешит 29, 14), Авимелех – жителям Шхема (см. Книгу Судей 9, 2) и т.д. А впервые эти слова употребил Адам, когда сказал о своей жене Хаве: «кость от кости моей и плоть от плоти моей» (Берешит 2, 23).

  2. И вчера, и позавчера, когда Шауль царствовал над нами, ты был выводящим и приводящим Израиль, и сказал Господь тебе: «Ты будешь пасти народ мой, Израиль, и ты будешь правителем над Израилем».

    В этом предложении главы колен приводят две причины принятого ими решения о том, что Давид должен быть избран царем всего еврейского государства. Первая из этих причин заключается в том, что еще во времена правления царя Шауля Давид вел евреев на войну с их врагами и возвращал их из боя с победой, то есть фактически исполнял одну из главных обязанностей царя (см. Первую Книгу Шмуэля 18, 16). Мальбим и «Мецудат Давид» пишут, что в словах глав колен о том, что еще во времена правления царя Шауля Давид выводил и приводил Израиль, содержится еще один подтекст. По их мнению, этим главы колен намекают Давиду на то, что и перед тем, как он стал царем колена Йехуды, он исполнял обязанности всеобщего еврейского царя, то есть фактически царствовал над всем еврейским народом.

    Почему главы колен считают, что то, что Давид командовал еврейской армией во времена правления царя Шауля, является серьезным аргументом в пользу его избрания царем? «Даат Микра» пишет, что в данном случае главы колен основываются на том, что говорил Богу Моше (см. Бамидбар 27, 16-17), когда спрашивал Его о том, кто будет руководить еврейским народом после его смерти. Там Моше говорит об этом лидере: «Который выйдет перед ними, и который придет перед ними, и который выведет их, и который приведет их…», то есть говорит именно о том, чем занимался Давид, служа старшим офицером в армии царя Шауля.

    Второй причиной избрания Давида на пост царя, по словам глав колен, является то, что Бог сказал ему о том, что он будет пасти Израиль и будет ему правителем. В связи с этим следует заметить, что Бог Давиду лично ничего такого не говорил, но Он говорил об этом пророку Шмуэлю. Поэтому присутствующее в нашем предложении слово «тебе» следует понимать, как «о тебе».

    Сведения о пророчестве Шмуэля, в котором ему было сказано о том, что Давид станет царем после Шауля, получили широкое распространение в еврейском народе. Об этом было известно даже домохозяйке Авигаиль, которая упомянула об этом пророчестве при первой своей встрече с Давидом (см. Первую Книгу Шмуэля 25, 30).

    Говоря о вышеупомянутом пророчестве, главы колен сравнивают еврейский народ со стадом, а Давида – с пастухом этого стада. При этом они также основываются на словах Моше (см. Бамидбар 27, 17), начало которых приведено выше: «…и не будет община Господа, как скот, у которых нет пастуха».

  3. И пришли все старцы Израиля к царю в Хеврон, и заключил им царь Давид союз в Хевроне перед Господом, и помазали они Давида на царство над Израилем.

    Радак пишет, что здесь идет речь о том же самом собрании, о котором говорилось выше, в предложении №1. Другие комментаторы считают, что здесь говорится о другом собрании старцев Израиля у Давида в Хевроне: после того как главы колен сообщили Давиду о своем желании сделать его своим царем, и получили на это его согласие, к Давиду в Хеврон явились уже все старцы для того, чтобы произвести обряд коронации.

    Относительно того, кем были упомянутые здесь старцы, мнения комментаторов несколько расходятся. Радак, естественно, считает, что это были главы колен. «Даат Микра» пишет, что, возможно, здесь идет речь о том собрании семидесяти старцев, которое впервые было собрано Моше (Бамидбар 11, 16) для того, чтобы они помогали ему руководить еврейским народом. Впоследствии эти семьдесят старцев помогали также Йехошуа (см. Книгу Йехошуа 7, 6), а затем даже правили Израилем после его смерти (см. Книгу Йехошуа 24, 31 и Книгу Судей 2, 7). По мнению Мальбима, здесь идет речь о Санхедрине, то есть о Верховном Суде, так как именно он обладает полномочиями, необходимыми для помазания на царство нового царя.

    Далее в нашем предложении говорится о том, что Давид этим старцам заключил союз, причем сказано «заключил им союз», а не «заключил с ними союз». Это говорит о том, что союз был заключен между двумя неравными по силе сторонами, и сильной стороной был Давид. Книга Шмуэля ничего не говорит об условиях заключения этого союза. По всей видимости, пришедшие к Давиду старцы, от имени всех еврейских колен, обязались подчиняться распоряжениям Давида, а он, в свою очередь, обязался справедливо править ими и судить их справедливым судом.

    В нашем предложении сказано, что союз между Давидом и еврейским народом был заключен «перед Господом», поэтому «Мецудат Давид» говорит о том, что специально для этой цели в Хеврон был доставлен Ковчег Завета, который постоянно находился в Кирьят Яарим. Ральбаг и «Даат Микра» так не считают, и говорят о том, что заключение союза сопровождалось принесением жертвы Богу на общественном жертвеннике Хеврона. А Радак пишет, что здесь имеется в виду формулировка заключенного в Хевроне союза: «Господь будет свидетелем между нами в том союзе, который мы сейчас заключаем».

    После заключения союза Давид был помазан на царство над всеми без исключения коленами. Процедура помазания в те времена была эквивалентна процедуре коронации. О том, в чем она заключалась – см. в комментарии к Первой Книге Шмуэля (9, 16).

  4. Тридцать лет Давиду в воцарении его, сорок лет царствовал он.

    О том, как распределились сорок лет царствования Давида, будет сказано в следующем предложении.

  5. В Хевроне царствовал он над Йехудой семь лет и шесть месяцев, и в Иерусалиме царствовал он тридцать три года над всем Израилем и Йехудой.

    Здесь сразу же бросается в глаза то, что 33 года правления Давида в Иерусалиме и 7.5 лет его правления в Хевроне в сумме должны дать 40.5 лет, а в предыдущем предложении было сказано о том, что Давид правил лишь 40 лет. Следует заметить, что в других местах ТАНАХа (Первая Книга Царей 2, 11 и Первая Книга Хроник 29, 27) говорится о том, что Давид правил в Хевроне семь лет. На основании этого Радак пишет, что семь с половиной лет были округлены до семи лет, так как это был неполный год правления, а здесь посчитаны лишь целые годы.

    Гораздо менее заметно то, что на самом деле Давид царствовал в Иерусалиме тридцать два с половиной года, а здесь сказано о том, что он царствовал в Иерусалиме тридцать три года, и в соответствии с принципом, которого придерживается Радак, годы правления в Иерусалиме должны были быть округлены до тридцати двух лет. Но на самом деле эта неувязка совсем не мешает Радаку, так как в Иерусалимском Талмуде (Рош ха-Шана 1, 1), на котором основывается Радак, сказано, что годы правления Давида в Иерусалиме были округлены в сторону увеличения из-за уважения к Иерусалиму.

    «Мецудат Давид» в своем комментарии приводит еще одно мнение из Иерусалимского Талмуда, в соответствии с которым в приведенной здесь сумме 40 лет не учитываются те полгода, в течение которых Давид прятался от своего сына Авшалома, так как этот период времени никак нельзя назвать царствованием Давида.

  6. И пошел царь и люди его в Иерусалим, к йевуси, жителю земли, и сказал он Давиду, говоря: «Не придешь ты сюда, только если уберешь ты слепых и хромых», говоря: «Не придет Давид сюда».

    Сказанное Давиду йевуси совершенно непонятно, поэтому пока отложим заключительную часть этого предложения в сторону и разберемся в том, что представляли собой йевуси, Иерусалим, и зачем Давид туда отправился сразу же после своей коронации.

    Йевуси – один из семи кнаанских народов, которых евреи должны были уничтожить во время периода Завоевания. В силу ряда причин (см. Книгу Йехошуа), эта заповедь осталась недовыполненной, и в результате территория проживания евреев включала в себя несколько анклавов, в которых проживало «недобитое» местное население, что, в свою очередь, явилось причиной множества проблем, описанных в Книге Судей. Один из таких анклавов находился в районе Иерусалима, и в нем проживали представители народа йевуси. Следует заметить, что этот анклав постепенно уменьшался, и в описываемый здесь исторический период включал в себя лишь сам Иерусалим и его ближайшие окрестности.

    Иерусалим является очень древним городом, и первые упоминания о нем в нееврейских источниках относятся к периодам Праотцов и Египетского Рабства. В древности Иерусалим представлял собой не один, а два города: собственно Иерусалим и расположенный рядом с ним Йевус. Пользуясь современными понятиями, Иерусалим занимал территорию горы Сион и территории Еврейского, Армянского и Христианского кварталов Старого города. В свою очередь, расположенный к востоку от него Йевус занимал территорию Храмовой горы и расположенный к югу от нее холм за пределами современного Старого города (следует заметить, что в описываемый здесь исторический период Храмовая гора была не застроена и использовалась для хозяйственных нужд жителей Йевуса). В период Второго Храма расположенный выше Йевуса Иерусалим назывался Верхним городом, а Йевус, соответственно, Нижним. Иерусалим и Йевус разделялись глубокой долиной, которую Йосиф Флавий называет Долиной Сыроделов, и которая, грубо говоря, проходила по линии Шхемских-Мусорных ворот современного Старого Города. В настоящее время эта долина заполнена землей и обломками и просматривается лишь за пределами Старого города. Сказанное выше можно проиллюстрировать следующим снимком местности:

    Иерусалим и Йевус

    В Книге Йехошуа описывается, что граница между наделами колен Йехуды и Биньямина проходила между Иерусалимом и Йевусом, причем Иерусалим отошел к колену Йехуды, а Йевус – к колену Биньямина (исключением была Храмовая гора, где территория колена Йехуды содержала небольшой выступ). В начале периода Судей Иерусалим был захвачен объединенной армией колен Йехуды и Шимона, но Йевус, принадлежавший не участвовавшему в этой войне колену Биньямина, остался нетронутым (см. Книгу Судей 1, 8). Поэтому колено Йехуды решило, что расположенный в непосредственной близости от вражеского города Иерусалим непригоден для проживания в нем евреев, после чего этот город был разрушен и сожжен дотла. Впоследствии Иерусалим был снова заселен представителями народа йевуси, но уже не на правах отдельного города, а лишь как неукрепленный пригород расположенного рядом с ним Йевуса, который представлял собой хорошо укрепленную крепость.

    «Даат Микра», на основании приведенного здесь ответа йевуси («Не придешь ты сюда…»), пишет, что Давид очень не любил всяческие анклавы, находящиеся вне его юрисдикции, но сначала он не собирался завоевывать Иерусалим, и отправился в этот город для того, чтобы предложить йевуси стать его подданными и платить ему дань. И лишь после того, как жители Иерусалима отказались вступать с ним в переговоры по этому поводу, и даже отказались открыть ему ворота, Давид решил Иерусалим завоевать. Мальбим придерживается другого мнения и пишет, что Давид решил завоевать Иерусалим сразу же после того как вся его территория, включая принадлежавший колену Биньямина Йевус, оказалась включенной в его царство. Более того, Давид с самого начала собирался сделать Иерусалим столицей своего царства, так как этот город находился на проходившей через него границе между наделами колен Йехуды и Биньямина, то есть на границе двух царских колен.

    В Первой Книге Хроник (11, 4), где описываются эти же события, сказано, что Давид отправился «в Иерусалим, он же Йевус», то есть здесь идет речь о той части Иерусалима, которая принадлежала колену Биньямина, и, как выяснится ниже, представляла собой хорошо укрепленную крепость с цитаделью, которая называлась Цион.

    Слова «к йевуси, жителю земли» следует понимать, как «к народу йевуси, местным жителям», а слова «и сказал он…» – как «сказал народ йевуси…», то есть, здесь содержится намек на некий диалог, состоявшийся между Давидом и йевусским начальством.

    После того, как мы выяснили, о чем идет речь в первой части нашего предложения, настало время разобраться со слепыми и хромыми, о которых сказали Давиду представители народа йевуси. Следует сказать, что этим слепым и хромым есть множество объяснений. Самое простое из них предлагает рабби Авраам ибн Эзра, а за ним Радак и «Мецудат Давид». По их мнению, йевуси сказали Давиду о том, что их крепость настолько неприступна, что даже калеки смогут ее успешно оборонять. Похожее мнение высказывает также Йосиф Флавий, который пишет, что «йевуси заперли городские ворота и в насмешку выставили на стене слепых, хромых и других калек, сказав Давиду, что эти калеки не позволят ему войти в город, так как полагались на крепость своих стен». «Даат Микра» приводит несколько дополнительных объяснений. Согласно одному из них, йевуси сказали Давиду о том, что они намерены защищаться до последнего человека, и даже если в городе останутся лишь слепые и хромые, они тоже встанут на борьбу с воинами Давида. Согласно другому, йевуси насмехались над воинами Давида, называя их слепыми и хромыми. Согласно третьему, йевуси сказали Давиду, что тот сможет войти в город лишь после того, как исцелит слепых и хромых (невыполнимое задание, учитывая зачаточное состояние медицины того времени). Раши в комментарии к Первой Книге Хроник (11, 5) пишет, что йевуси выставили перед городскими воротами калек, так как считали, что Давид посчитает унизительным для себя воевать с ними, и поэтому не сможет войти в город.

    Часть комментаторов считают, что рядом с Иерусалимом были истуканы, изображавшие слепцов и хромых, которых, по определенным причинам Давид не мог пройти. Раши и Ральбаг пишут, что Иерусалим остался не завоеванным вплоть до восхождения Давида на престол из-за союза, заключенного в свое время Авраамом с царем плиштим Авимелехом (из этого следует, что йевуси считали себя народом, родственным плиштим). Поэтому перед городскими воротами Иерусалима стояли два истукана. Один из них был слепым и изображал Ицхака, который в старости ослеп, а другой был хромым и изображал Яакова, который охромел после того, как боролся с ангелом, как об этом сказано в Торе (см. Берешит 27, 1 и 32, 32). В раскрытых ртах этих истуканов был высечен текст клятвы, которую принес Авраам во время заключения того союза. Таким образом, в соответствии с мнением Раши и Ральбага, йевуси сказали Давиду о том, что он сможет войти в город лишь после того, как сумеет отменить клятву, данную его предком Авраамом.

    Следует заметить, что Ральбаг приводит еще одно объяснение, которое в своем комментарии цитирует также Мальбим. Оно заключается в том, что городские ворота Иерусалима были укреплены сложным фортификационным механизмом, представлявшим собой медных истуканов, изображавших слепцов и хромых. Эти истуканы, в сущности, были машинами, которые приводились в действие с помощью воды, поступавшей из трубы, о которой пойдет речь ниже, и они размахивали тяжелыми железными палицами, калеча любого, кто подходил к ним слишком близко. Мальбим пишет, что перед городскими воротами стоял ряд таких машин в форме слепцов, за ним – еще один ряд в форме хромых, а за этим вторым рядом находились воины йевуси, которые были готовы встретить тех, кто смог пробраться через эти два ряда машущих палицами истуканов. Ральбаг пишет, что истуканы были сделаны в виде слепцов и хромых из-за того что обычно именно такие калеки используют палки.

    В соответствии с этим Мальбим считает, что заключительные слова нашего предложения «говоря: «Не придет Давид сюда»», которые на первый взгляд являются лишними, передают то, что как-бы говорили эти истуканы-машины: «не сможет пройти нас Давид». «Даат Микра» пишет, что эти слова подводят итог тому, что сказали Давиду йевуси: «ты не сможешь войти в город».

  7. И захватил Давид Цитадель Цион, она же Город Давида.

    Относительно того, что подразумевается под названием Цитадель Цион, мнения комментаторов разделились. Мальбим и «Мецудат Давид» считают, что так называлась цитадель, которая находилась в пределах Йевуса и являлась его основным фортификационным сооружением. Мальбим пишет, что когда Давид увидел, что пройти через городские ворота ему не удастся из-за перекрывавших доступ истуканов, он зашел с другой стороны и захватил цитадель, которая до этого считалась неприступной. В соответствии с этим мнением, в следующем предложении будет рассказано о том, как Давид захватил остальную часть города.

    «Даат Микра» придерживается другого мнения и говорит о том, что Цитадель Цион является альтернативным названием всего города Йевуса. Доказательством этого утверждения служит то, что после того как Давид объединил Йевус с собственно Иерусалимом, название Цион зачастую начало использоваться для обозначения всего объединенного города, и в более поздних книгах ТАНАХа Цион является синонимом слова Иерусалим. Таким образом, в соответствии с мнением «Даат Микра», наше предложение описывает то, что сделал Давид в общем плане, а детали сделанного им будут приведены в следующем предложении.

    В конце нашего предложения сказано, что после того как Давид захватил Цитадель Цион, она стала называться Город Давида, о чем будет рассказано в предложении №9.

  8. И сказал Давид в тот день: «Каждый бьющий йевуси, и дотронется до трубы, и хромых и слепых, ненавидимых душой Давида», поэтому будут говорить: «Слепой и хромой не придет к дому».

    Сказанное Давидом приведено здесь не полностью, и для того чтобы разобраться о чем идет речь, следует обратиться к Первой Книге Хроник (11, 6), где описываются те же самые события. Там приведены пропущенные здесь детали, но не изложены те детали, которые изложены здесь, и если сложить эти два текста, то получится, что Давид сказал следующее: «Каждый бьющий йевуси первым, и дотронется до трубы, и хромых, и слепых, ненавидимых душой Давида, будет главой и вельможей. И поднялся первым Йоав, сын Цруи, и стал главой» (курсивом выделены вставки из Первой Книги Хроник). То есть, Давид пообещал повысить того воина, который первым нанесет удар по йевуси, дотронется до трубы (ниже рассмотрим, что это означает), а затем расправится со слепыми и хромыми, которых (включая упомянутых вначале йевуси) Давид ненавидел всей своей душой. Как сказано в Хрониках, это задание Давида смог первым выполнить Йоав, за что получил повышение.

    Самым непонятным в нашем предложении является упомянутая Давидом труба, и этой трубе есть множество различных объяснений. Выше (см. комментарий к предложению №6) приводилось мнение Ральбага и Мальбима, которые говорили о том, что со стороны ворот город был защищен с помощью механических истуканов в виде слепых и глухих, которые препятствовали проходу тем, что размахивали палицами, и приводились в движение силой поступавшей по трубе воды. Здесь Мальбим пишет, что после захвата цитадели (см. комментарий к предыдущему предложению) Давидом был обозначен порядок действий, следуя которому можно было захватить весь оставшийся город. Для этого сначала нужно было побить находившихся вне стен цитадели воинов йевуси, а затем расправиться с механическими истуканами, для чего сначала требовалось повредить трубу, по которой к ним поступала приводившая их в движение вода. Следует заметить, что в нашем предложении слова «хромых и слепых» переставлены местами по сравнению со сказанным в предложении №6. Из этого Мальбим делает вывод о том, что перед городскими воротами сначала стоял ряд истуканов, изображавший слепых, а за ним – ряд истуканов, изображавших хромых (см. комментарий к предложению №6). И теперь Давид говорит «хромых и слепых» так как после захвата цитадели воины Давида должны были выйти к ним со стороны города, то есть с тыла, и сначала заняться хромыми, а затем уже слепыми.

    Рид считает, что «труба» – это на самом деле засов городских ворот, который был сделан в виде толстой железной трубы, то есть, по его мнению, здесь Давид говорит о воине, который сможет отпереть городские ворота.

    «Даат Микра» приводит мнение, согласно которому присутствующее в оригинальном тексте слово «веига» (ויגע), которое здесь переведено, как «и дотронется», на самом деле следует читать, как «вейагийа» (ויגיע), означающее «и достигнет». В этом случае под словом «труба» имеется в виду вырубленный в скальной породе туннель, связывавший территорию города с источником Гихон. Этот источник находится у подножия холма, на котором Йевус был расположен. В соответствии с этим, Давид здесь обещает повысить того воина, которому удастся подняться в город по ведущему от Гихона туннелю и перебить воинов йевуси, охранявших выход из этого туннеля. Следует заметить, что туннель, соединявший источник Гихон с местом, которое в описываемый здесь исторический период находилось внутри городских стен Йевуса (сейчас вход в него находится в подвале жилого дома вне стен Старого Города), был найден в 1867 г. английским военным инженером сэром Чарльзом Уорреном. Этот туннель состоит из трех секций: наклонный туннель с вырубленными в скале ступенями длиной 39 м., затем вертикальный колодец глубиной 11 м., и горизонтальный туннель длиной 20 м., который переходит в естественную пещеру, из которой вытекает источник Гихон:

    Туннель Уоррена

    Этот туннель позволял местным жителям во время осады запасаться водой, не покидая города: забор воды осуществлялся ими из вертикального колодца, куда поступала вода из Гихона через горизонтальную секцию туннеля, как видно на вышеприведенном рисунке. Но тому, кто пытался подняться от источника Гихон внутрь стен города по этому туннелю, нужно было преодолеть одиннадцатиметровый колодец, который выглядит так:

    Колодец в туннеле Уоррена

    Другие комментаторы считают, что здесь идет речь о некоем оружии, типа крюка или вил, которым должен был воспользоваться выполнявший задание Давида воин. А Раши с Радаком говорят о том, что «труба» - это на самом деле башня, на которой были установлены ненавидимые Давидом истуканы.

    Следует заметить, что в нашем предложении имеется расхождение традиций написания и чтения. В соответствии с традицией чтения, про упомянутых здесь йевуси истуканов следует читать «ненавидимых душой Давида», как и переведено, но в соответствии с тем, что написано, следует перевести «ненавидящих душу Давида». Расхождение традиций написания и чтения в ТАНАХе означает, что там, где имеется такое расхождение, имеют место быть оба смысла, поэтому следует сказать, что ненависть йевуси, истуканов и Давида была взаимной.

    После того как Давид захватил Йевус, он, в соответствии с принципом «мера за меру», царским указом запретил йевуси появляться в этом городе. Это дало начало пословице, которая приведена в заключительной части нашего предложения. Смысл ее состоит в том, что тот, кто препятствует осуществлению какого-либо замысла, теряет право на то, чтобы воспользоваться плодами его осуществления.

  9. И поселился Давид в цитадели, и назвал ее Городом Давида, и построил Давид вокруг от «ха-мило» и внутрь.

    Здесь говорится о том, что Давид переехал из Хеврона в Цитадель Цион, то есть в Йевус, и сделал его своей новой столицей. Более того, он поменял название этого города, и назвал его Городом Давида. Следует заметить, что в описываемый здесь исторический период цари нередко называли захваченный ими город своим именем. В Торе (Бамидбар 21, 26-28) рассказывается, что в свое время точно так же поступил с городом Хешбон царь эмори Сихон после того как отвоевал его у Моава. Захватив этот город, Сихон сделал его своей столицей и дал ему не одно, а целых два новых названия: Город Сихона и Кирьят Сихон. Вместе с этим, в параллельном месте Первой Книги Хроник сказано: «И поселился Давид в цитадели, поэтому назвали ее Городом Давида». То есть, Давид не сам назвал Йевус своим именем, это сделал народ после того, как Давид поселился в этом городе.

    В нашем предложении не сказано, что именно построил Давид, но в параллельном месте Первой Книги Хроник это упущение исправлено. Там сказано: «…и построил город вокруг», то есть речь идет о том, что Давид существенно расширил город, произведя массовое строительство домов вокруг цитадели.

    Камнем преткновения для комментаторов является присутствующее в нашем предложении слово «ха-мило» (המלוא), которому есть так много самых разных объяснений, что я предпочел оставить его вообще не переведенным, указав всевозможные его толкования в комментарии. В общем плане следует заметить, что это слово имеет корень «מלא», что означает «полный», «заполненный», и на этом основывают свои толкования большинство комментаторов. Вместе с этим, он совершенно расходятся во мнениях относительно того, чем или кем было заполнено то место, которое здесь названо «ха-мило».

    Раши считает, что здесь идет речь об искусственном выравнивании ландшафта, которое было сделано по указанию Давида. Для этого холм, на котором располагался Город Давида, обнесли стеной, после чего заполнили грунтом весь объем, который оказался между склонами холма и этой стеной. Таким образом была получена пригодная для строительства ровная площадка, на которой Давид построил новые дома.

    «Мецудат Давид» считает, что «ха-мило» - это место, которое Давид оставил незастроенным для того, чтобы в случае необходимости заполнять его своими воинами. Это место находилось сразу же за новыми городскими стенами, а от него внутрь города Давид развернул строительство домов.

    Живший в Средние века Ральбаг пишет, что «ха-мило» - это ров, выкопанный по указанию Давида вокруг города, а затем заполненный водой. Кроме этого, Ральбаг считает, что то, что построил Давид «от «ха-мило» и внутрь», это не новые городские кварталы, а новая городская стена, которую Давид построил с внутренней стороны рва.

    Мальбим пишет, что «ха-мило» - это главная городская площадь, которая использовалась для общих собраний всех жителей города. Эта площадь находилась не в центре города, а за его окраинами, и Давид оставил ее незастроенной, развернув строительство от нее и вглубь города.

    «Даат Микра» приводит целую серию возможных значений этого слова. Из того, что сказано в Первой Книге Царей (9, 15 и др.) о зданиях, построенных Шломо, «Даат Микра» делает вывод, что, возможно, здесь идет речь о каком-то известном в те времена здании, которое носило название «ха-Мило». И вполне может быть, что это здание было построено на том участке, который был подготовлен для строительства с помощью заполнения какой-то впадины грунтом (см. выше мнение Раши). Существует мнение, согласно которому «ха-мило» - это седловина, которая существовала между Городом Давида и Храмовой Горой и была засыпана землей. В ходе археологических раскопок, производившихся в Городе Давида, были найдены ступени, которые спускались из города к берегу ручья Кидрон. Эти ступени были созданы с помощью камней, которые выкладывались по их периметру, после чего образовавшееся пространство засыпалось землей. Может быть, именно это ступени здесь названы «ха-мило». Кроме этого, в Книге Судей (9, 6 и 20) содержится упоминание о городе Бейт Мило, который, в сущности, являлся пригородом Шхема. Поэтому может быть, что в нашем предложении «ха-мило» имеет значение «пригород». «Ха-мило» может также означать определенный квартал, который Давид заселил своими воинами, то есть, что-то похожее на «казармы». В этом случае, «ха-мило» и упомянутый в Книге Нехемии (3, 16) «дом героев» могут обозначать то же самое место.

    В конце нашего предложения говорится о том, что Давид построил новые городские кварталы от «ха-мило» и вовнутрь, то есть вглубь города. А в параллельном месте Первой Книги Хроник (11, 8) сказано: «И построил город вокруг, от «ха-мило» и до окружения, и Йоав будет оживлять остальной город». «Окружение» - это старая городская стена Йевуса, а «остальной город» - это новые построенные Давидом городские кварталы, которые были расположены между старой стеной йевуси и новой городской стеной, также построенной Давидом. «Оживлять» означает «обеспечивать пропитание», то есть, Йоав должен был обеспечивать пропитание жителям новых кварталов, из чего следует, что Давид поселил в них свою армию и придворных.

  10. И стал Давид постепенно возвеличиваться, и Господь, Бог Воинств, с ним.

    Здесь говорится о том, что после завоевания Иерусалима влияние Давида стало постоянно возрастать из-за того, что его постоянно сопровождало Божественное Присутствие. Кроме этого, указанное здесь Имя Бога говорит о том, что Бог неизменно отдавал всех врагов в руки Давида, так как Бог Воинств может по своему желанию отдать победу тому воинству, какому захочет.

  11. И послал Хирам, царь Цора, посланников к Давиду, и кедровые деревья, и мастеров по дереву, и мастеров по камню стены, и построили они дом Давиду.

    По всей видимости, это имя является укороченным Ахирам (אחירם), что означает «брат мой (אחי) высок (רם)», причем «высок» означает божество, которому поклонялся народ Хирама. Несмотря на то, что несколько царей Цора носили имя Хирам, большинство исследователей считают, что тот Хирам, о котором здесь идет речь, был Хирамом Первым. Из рассказанного в Первой Книге Царей (9, 10-11) следует, что Хирам отличался долголетием и прожил по крайней мере 20 лет после начала строительства Первого Храма.

    Цор (в русской транскрипции Тир) в то время был столицей Финикии, государства прославленных ремесленников, мореплавателей и торговцев. Несмотря на то, что Цор был очень древним городом, столицей он стал лишь после того как в 12 в. до н.э. плиштим разрушили другой центральный финикийский город Цидон (Сидон). Следует заметить, что сначала существовали два Цора: один находился на расположенном недалеко от берега Средиземного моря острове, а другой располагался напротив него на суше. Иногда два этих города даже воевали друг с другом, но большую часть времени сухопутный Цор функционировал как сырьевой придаток островного, поставляя ему пищу, воду и исходные материалы для различных ремесел. Островной Цор был первым в мире морским портом, что являлось залогом его процветания и богатства. В настоящее время сухопутный и островной Цоры слились в один город Цор, причем началом слияния послужил перешеек, насыпанный Александром Македонским во время семимесячной осады островного города. После этого с южной стороны перешейка начал накапливаться песок, наносимый прибрежным течением. По этой причине современный Цор расположен на небольшом полуострове. Сейчас Цор (33°16'14.35"N, 35°11'47.78"E) расположен на территории современного Ливана и является четвертым по численности городом этой страны:

    Цор

     На протяжении долгого времени Финикия сильно страдала от агрессии со стороны плиштим, а Давид получил широкую известность как непримиримый враг этого народа. Поэтому царь Хирам, посчитав, что «враг моего врага – мой друг», в знак дружбы послал новому царю Давиду дорогие подарки и мастеров, о которых говорится в нашем предложении.

    Во-первых, Хирам послал Давиду своих посланников, которые должны были заключить с Давидом договор о дружбе и сотрудничестве, а также преподнести ему подарки. Кроме этого, Хирам послал Давиду бревна ливанского кедра (лат. Cedrus Libani), то есть бревна самых лучших произраставших в Финикии деревьев, чья древесина в то время широко использовалась во время строительства царских дворцов и храмов. Ливанский кедр выглядит так:

    Ливанский кедр

    Кроме древесины, Хирам отправил к Давиду специалистов. Как здесь сказано, это были мастера по дереву, то есть столяры и плотники, и мастера по камню стен, то есть каменотесы и строители. Кроме этого, из перевода на арамейский Йонатана следует, что Хирам также прислал Давиду своих архитекторов. Все эти люди прибыли в Иерусалим и построили в нем Давиду царский дворец.

  12. И узнал Давид, что обосновал его Господь быть царем над Израилем, и что превознес Он царствование его для народа Его, Израиля.

    После того как Давид увидал, что ему во всем сопутствует удача, а также, что ему удалось основать новую царскую столицу в Иерусалиме, и даже цари соседних народов ищут с ним дружбы и присылают ему подарки и мастеров, он понял, что все это является воплощением планов Бога. То есть, Давид понял, что все это сделал Бог (а не сам Давид) для того, чтобы Давид стал общепризнанным еврейским царем, причем, как сказано в конце нашего предложения, Он сделал это не для личного блага Давида, а для блага всего еврейского народа.

  13. И взял Давид еще наложниц и жен из Иерусалима после прихода его из Хеврона, и родились еще у Давида сыновья и дочери.

    После того, как Давид поселился в Иерусалиме, он взял себе еще несколько жен и наложниц, которые родили ему сыновей и дочерей. Сыновья Давида, которые родились в Иерусалиме, будут перечислены в следующих предложениях. О дочерях Давида Книга Шмуэля умалчивает, так как лишь сыновья Давида являлись продолжателями его рода.

  14. И эти – имена родившихся у него в Иерусалиме: Шамуа, и Шовав, и Натан, и Шломо.

    Имя Шамуа упоминается в Торе (Бамидбар 13, 4): так звали одного из посланных Моше разведчиков, главу колена Реувена. В Первой Книге Хроник (3, 5) этот человек упоминается под именем Шима, то есть, как тезка одного из братьев Давида (см. ниже 21, 21). По всей видимости, это имя является укороченным именем Шимон или Шмайа, и если это так, то оно означает: «Слушай, Господь!».

    Шовавом звали также одного из сыновей Калева, сына Хецрона (см. Первую Книгу Хроник 2, 18). Значение этого имени в настоящее время утеряно.

    Имя Натан получило широкое распространение, начиная с периода царствования Давида. Такое же имя носил известный пророк, который жил в это время (см. ниже главу 7). По всей видимости, имя Натан происходит от укорочения имен Йехонатан, Эльнатан, Натанэль, Натания, или Натанияху. В таком случае оно означает: «Бог дал».

    Имя Шломо означает «Бог дал ему мир».

    В Первой Книге Хроник (3, 5) сказано, что все перечисленные в нашем предложении люди были сыновьями Бат-Шевы. В таком случае следует сказать, что они здесь перечислены не в хронологическом порядке, и Шломо, который родился первым, здесь упомянут в последнюю очередь в соответствии с принципом «самый лучший в конце». Вместе с этим, в комментарии на Книгу Хроник, который приписывается одному из учеников Саадьи Гаона, сказано, что Бат-Шева родила лишь Шломо и до него еще одного ребенка, умершего в младенчестве, а упомянутые здесь Шамуа, Шовав и Натан были сыновьями другой женщины.

  15. И Ивхар, и Элишуа, и Нефег, и Яфийа.

    Имя Ивхар имеет такое же строение, как имена Ицхак, Игаль и др., и означает «Будет избран Богом».

    Слово «шуа» (שוע) обладает двумя значениями: «избавление» и «щедрый». В соответствии с этим имя Элишуа означает либо «Бог – Избавитель мой», либо «Бог щедр».

    Имя Нефег упоминается в Торе (Шмот 6, 21): его носил один из внуков Леви, сын Ицхара. Значение этого имени в настоящее время утеряно.

    Имя Яфийа носил царь Лахиша, который правил во времена Йехошуа (см. Книгу Йехошуа 10, 3). Это имя означает «Бог озарит лицо этого ребенка».

  16. И Элишама, и Элияда, и Элипалет.

    Имя Элишама обладает значением, идентичным значению имени Ишмаэль: «Бог услышал».

    Значением имени Элияда является «Бог узнал». Таким же значением обладают имена Дэуэль (Бамидбар 1, 14), Йедайа (Зхария 6, 10) и др. Следует заметить, что в Первой Книге Хроник (14, 7) Элияда упоминается под именем Беэлияда.

    Значением имени Элипалет является «Бог – убежище мое». Точно таким же значением обладает имя Палтиэль (см. Первую Книгу Шмуэля 25, 44).

    Следует заметить, что в Первой Книге Хроник (3, 5-9 и 14, 5-7) упоминаются два сына Давида, которых звали Элипалет, а также еще один не упомянутый здесь сын, которого звали Нога (ударение на первом слоге). Комментаторы по этому поводу пишут, что Нога и один из Элипалетов умерли в младенчестве, и тогда Элипалетом был назван еще один из сыновей Давида, который родился после этого.

  17. И услыхали плиштим, что помазали Давида на царство над Израилем, и поднялись все плиштим искать Давида, и услыхал Давид, и спустился в цитадель.

    Комментаторы по-разному объясняют причины, по которым плиштим напали на еврейское государство после того как узнали о том, что Давид был помазан на царство над всем Израилем. Те из них, кто считает, что уничтоженные Давидом йевуси были народом, родственным народу плиштим, говорят о том, что плиштим совершили акт агрессии для того, чтобы отомстить евреям за своих погубленных родственников. Мальбим пишет, что до сих пор плиштим видели в Давиде своего союзника, который сражался против их общего врага Шауля, но теперь, когда он сам занял трон Шауля, но еще не успел как следует на нем укрепиться, плиштим решили, что им следует незамедлительно победить Давида и заставить его выплачивать им дань. «Даат Микра» считает, что все время, пока шла война между домами Шауля и Давида, плиштим занимали выжидательную позицию, так как надеялись на то, что гражданская война заметно ослабит евреев, после чего им не составит труда захватить все их государство. Но после того как гражданская война завершилась и Давид стал общим еврейским царем, плиштим поняли, что, начиная с этого момента, еврейское государство будет усиливаться, и поэтому предприняли немедленное наступление. Кроме этого, по мнению «Даат Микра», плиштим хорошо знали Давида и понимали, что после того как он в достаточной степени укрепится на троне, он обязательно сам атакует их государство. Поэтому плиштим предпочли не ждать этого и, пока еще не стало поздно, решили нанести по царству Давида удар.

    Следует заметить, что часть комментаторов считает, что описанные здесь события произошли еще до того как Давид захватил Иерусалим, и в соответствии с этим объясняют их так, как будет приведено ниже.

    Фраза «поднялись все плиштим искать Давида» говорит о нескольких вещах. Во-первых, о том, что плиштим поднялись из Прибрежной низменности, места своего проживания, в Иудейские горы, то есть вторглись на территорию царства Давида. Во-вторых, это были все плиштим, то есть вся их объединенная армия, включавшая в себя войска всех пяти их княжеств. По всей видимости, плиштим решили серьезно отнестись к начатой ими кампании, так как были близко знакомы с военными навыками и доблестью Давида. В-третьих, они пришли для того, чтобы «искать Давида», то есть намеревались взять его в плен живым.

    Услыхав о вторжении, Давид, как здесь сказано, не стал сразу же собирать войско, а «спустился в цитадель», и это, на первый взгляд, означает, что он собрался держать пассивную оборону в крепости, оставив на произвол судьбы все свое царство. Такое поведение очень не похоже на Давида, и комментаторы объясняют его несколькими способами. «Мецудат Давид» пишет, что Давид укрылся в цитадели для того чтобы ему не мешали задать Богу несколько вопросов, как об этом будет сказано ниже (см. предложение №19). По мнению «Мецудат Давид» и «Даат Микра» эта цитадель – Цитадель Цион в Иерусалиме. Мальбим считает, что здесь идет речь о той цитадели, которая находилась в пустыне Маон, и в которой Давид скрывался в то время, когда он прятался от царя Шауля. Эта цитадель располагалась недалеко от границы с государством плиштим, и, таким образом, здесь идет речь о том, что Давид выдвинулся из Иерусалима навстречу неприятелю и использовал эту цитадель, как свой укрепленный пункт. Те комментаторы, которые считают, что описываемые здесь события произошли до завоевания Давидом Иерусалима, говорят о том, что эта цитадель – не что иное, как пещера Адулам, в которой Давид скрывался после того, как бежал из царства Ахиша (см. Первую Книгу Шмуэля 22, 1). Эта пещера также находилась на границе с государством плиштим, и поэтому эти комментаторы также говорят о том, что Давид выдвинулся навстречу неприятелю.

  18. А плиштим пришли и рассеялись в долине Рэфаим.

    Долина Рэфаим начинается практически от стен современного Старого города Иерусалима и простирается на юго-запад в сторону Бейт Лехема. Долина названа по имени своих древних жителей рэфаим, которые относились к великанам. Сейчас в этой долине построены несколько иерусалимских районов, включая Эмек Рэфаим, Мкор Хаим и др. В начале ХХ-го века, когда в этой долине были построены лишь дома Немецкой колонии и здание вокзала, она выглядела так:

    Эмек Рэфаим в начале прошлого века

    По всей видимости, в описываемый здесь исторический период долина Рэфаим использовалась как сельскохозяйственные угодья жителей Иерусалима.

    Таким образом, из сказанного в этом предложении следует, что вторжение плиштим не ограничилось мелким пограничным конфликтом: плиштим глубоко вторглись на территорию царства Давида и почти достигли Иерусалима. По всей видимости, плиштим наступали по дороге, идущей вдоль русла ручья Сорек, и, выйдя к долине Рэфаим, встали на ней лагерем, на удобном ровном месте. Из сказанного в Первой Книге Хроник (11, 15-18) можно сделать вывод, что на этом этапе плиштим занялись мародерством в неукрепленных поселках, которые находились в долине Рэфаим и ее окрестностях. Из того, что будет сказано ниже (23, 13-19) следует, что в этой долине плиштим поставили свой главный лагерь, а в Бейт Лехеме выставили заслон. По всей видимости, этот заслон должен был помешать евреям из колена Йехуды, проживавшим к югу от Иерусалима, оказать помощь Давиду в защите города от плиштим. Если же принять, как рабочую, версию о том, что описанные здесь события произошли еще до того как Давид завоевал Иерусалим, то следует сказать, что целью этой операции плиштим было предотвратить завоевание этого города Давидом.

  19. И спросил Давид Господа, говоря: «Подняться ли мне к плиштим? Отдашь ли Ты их в руки мои?», и сказал Господь Давиду: «Поднимись, ибо отдам Я плиштим в руки твои».

    Давид задал Богу вопросы с помощью Урим и Тумим, и, несмотря на то, что через Урим и Тумим следует каждый раз задавать по одному вопросу, а Давид задал сразу два, Бог все-таки ему ответил на оба. «Даат Микра» по этому поводу пишет, что на самом деле это были не два, а лишь один вопрос, так как нет никакого смысла вступать в бой без уверенности в том, что в этом бою будет одержана победа.

    Выглядит немного странным, что Давид спрашивает Бога о том, стоит ли ему вступить в бой с вторгшимся в пределы его царства неприятелем. Чтобы все стало на свои места, следует сказать, что Давид не спрашивает Бога о том, стоит ли ему сражаться с плиштим или капитулировать. Он спрашивает, стоит ли ему вступить в бой немедленно, либо занять выжидательную позицию.

  20. И пришел Давид в Бааль Працим, и побил их там Давид, и сказал он: «Проломил Господь врагов моих передо мной, как бурный поток воды», поэтому назвал он имя места того Бааль Працим.

    Относительно места сражения Давида с плиштим, которое здесь названо Бааль Працим, существует несколько различных версий. «Даат Микра» считает, что Бааль Працим – это гора, приводя в подтверждение этому сказанное в Книге Ишаяху (28, 21): «Ибо как гора Працим встанет Господь…». Переводчик на арамейский Йонатан и Раши считают, что слово «бааль» следует здесь переводить, как «равнина», то есть сражение Давида с плиштим происходило на некой равнине. Похожее мнение высказывает «Мецудат Давид», который считает, что Бааль Працим – это другое название долины Рэфаим. Современные исследователи в качестве Бааль Працим называют сразу три возможных места, причем все они находятся не в долине, а на возвышениях. Это либо современный район Иерусалима Абу Тор (31°45'55.26"N, 35°13'36.54"E), либо расположенная к западу от иерусалимского района Армон ха-Нацив гора, на которой сейчас расположен штаб наблюдателей ООН (31°45'16.23"N, 35°14'10.87"E), либо холм Гиват ха-Арбаа (31°44'3.98"N, 35°12'45.18"E), расположенный к югу от иерусалимского района Рамат Рахель. Следует заметить, что все эти три места ограничивают долину Рэфаим с востока:

    Бааль Працим

    Теперь следует разобраться в том, каким образом связано название Бааль Працим со словами Давида, которые приведены в нашем предложении. Дело в том, что слова «пролом» и «бурный, сметающий все на своем пути поток», на иврите являются омонимами и обозначаются одним и тем же словом «перец» (פרץ), во множественном числе – «працим» (פרצים). Таким образом, Давид здесь говорит о том, что Бог снес всех его врагов так же, как бурный поток сносит все на своем пути, и с этим связано упоминание в названии места сражения «працим». Одним из значений слова «бааль» (בעל) является «хозяин», «господин». Таким образом, название места сражения Бааль Працим можно перевести на русский, как «Господин Проломов», и здесь Давид имеет в виду Бога, который произвел проломы в порядках врагов Давида.

    Следует заметить, что в Первой Книге Хроник (14, 11) вместо «назвал он» сказано «назвали они», и это следует понимать как то, что впервые это место назвал Бааль Працим Давид, а за ним уже все стали так называть его. Либо сказанное в Первой Книге Хроник следует читать, как «называли», и в таком случае здесь идет речь о древнем названии этого места, и Давид лишь «обновил» это название после одержанной в этом месте победы над плиштим.

  21. И оставили они там идолов своих, и понес их Давид и люди его.

    Здесь говорится о том, что в панике бежавшие плиштим бросили в долине Рэфаим походные изваяния своих идолов. А в параллельном месте Первой Книги Хроник (14, 12) вместо «идолов своих» сказано «богов своих». Эти изваяния были подобраны воинами Давида, и они торжественно пронесли их перед гражданским населением во время своего триумфального марша. «Даат Микра» по этому поводу пишет, что таким образом Давид осуществил принцип «мера за меру» и отомстил плиштим за события, связанные с разрушением Шило: тогда, после разгрома евреев в сражении возле Эвен ха-Эзера, Ковчег Завета был захвачен в качестве трофея победившими плиштим (см. Первую Книгу Шмуэля, главу 4). А теперь Давид то же самое сделал с идолами, которым поклонялись плиштим.

    Несмотря на то, что сказанное в этом предложении на первый взгляд не должно вызывать серьезных вопросов, мудрецы, начиная со времен Талмуда, спорят о том, как мог Давид использовать идолов плиштим даже в виде символа победы над неприятелем. Дело в том, что Тора совершенно однозначно запрещает любое использование идолов. В Книге Дварим (7, 25) по этому поводу сказано: «Изваяния богов их сжигайте в огне…». Более того, в параллельном месте Первой Книги Хроник (14, 12) вместо сказанного в заключительной части нашего предложения, сказано следующее: «…и сказал Давид, и сожгли их в огне», то есть там идет речь о том, что Давид и его воины поступили в полном соответствии с предписанием Торы. На этом основании часть комментаторов говорят о том, что присутствующее в нашем предложении слово «ваисаэм» (וישאם), которое здесь переведено, как «и понесли их», на самом деле является производным от слова «масуа» (משואה), что означает «костер». Таким образом, по мнению этих комментаторов, в число которых входят Раши, «Мецудат Цион» и переводчик на арамейский Йонатан, Книга Шмуэля и Первая Книга Хроник говорят об одном и том же, а именно, о том, что идолы плиштим были сожжены в огне по приказу Давида.

    Вместе с этим, Иерусалимский Талмуд (Авода Зара 3, 3) разделяет сказанное в этих двух книгах ТАНАХа, и утверждает, что в каждой из них сказано о совершенно разных вещах. В соответствии с одним из приведенных там мнений (рабби Йоси бен Хальфута), деревянные идолы были сожжены в огне, как сказано в Первой Книге Хроник, а металлических Давид и его воины унесли с собой, как сказано в нашем предложении, предварительно превратив их в металлолом. Другие мудрецы считают иначе: они говорят о том, что воины Давида захватили в плен одного из плиштим, который аннулировал «святость» некоторых идолов, тем самым сделав их пригодными к использованию евреями. Других идолов Давид и его воины сожгли в огне.

    В Вавилонском Талмуде (Авода Зара 44, а) приводится еще одна версия произошедшего, в соответствии с которой слово «ваисаэм» следует понимать как «рассеяли». В соответствии с этим, здесь говорится о том, что Давид и его воины сожгли изваяния идолов плиштим в огне, а их пепел развеяли по ветру.

    Следует заметить, что Йосиф Флавий предпочитает не вдаваться во все приведенные выше тонкости, и в своей книге «Еврейские древности», написанной для «иностранного» читателя, пишет, что Давид уничтожил изваяния идолов плиштим.

  22. И продолжили еще плиштим подниматься, и рассеялись в долине Рэфаим.

    Как здесь сказано, плиштим не смирились с поражением. Они отошли на запад, перегруппировали свои силы и снова двинулись на Иерусалим, где опять заняли позиции в долине Рэфаим. Кроме этого, из того, что будет сказано в предложении №25, следует, что плиштим заняли позиции также в городе Геве. О точном местонахождении Гевы будет сказано ниже, здесь же достаточно заметить, что Гева располагался к северу от Иерусалима, то есть получается, что на сей раз плиштим заняли позиции и к северу от Иерусалима, и к югу, намереваясь штурмовать его сразу с двух сторон.

  23. И спросил Давид Господа, и сказал Он: «Не поднимайся, обойди в тыл им, и придешь к ним напротив бкаим.

    Прежде чем принимать какие-либо активные действия, Давид, как обычно, посоветовался с Богом посредством Урим и Тумим. Бог сказал Давиду, что на сей раз ему не следует атаковать плиштим в открытую (по всей видимости, в виду того, что плиштим извлекли выводы из своего предыдущего поражения и хорошо подготовились к отражению лобовой атаки). Вместо этого, ему следует обойти плиштим с тыла и занять позиции к западу от их лагеря, выйдя к ним «напротив бкаим».

    Различные комментаторы по-разному объясняют смысл сказанного Богом Давиду, и их объяснения напрямую зависят от того, как они понимают присутствующее здесь слово «бкаим», поэтому сначала разберемся, что оно означает. Прежде всего, следует заметить, что в следующем предложении будет сказано «…звук шагов в вершинах бкаим», на основании чего все без исключения комментаторы приходят к выводу о том, что бкаим – это определенный вид деревьев или кустарников. «Мецудат Давид» считает, что здесь идет речь о шелковице, которая действительно до сих пор произрастает в горных районах Израиля, то есть, в Иудее, Самарии и Галилее. Следует заметить, что слово «бкаим» (בכאים) очень похоже на слово «баха» (בכא), что означает «плакал», и поэтому Мидраш Шохат говорит о том, что здесь идет речь об очень колючих деревьях, которые заставляют плакать любого, кто к ним прикоснется. Современные исследователи считают, что бкаим – это мастиковое дерево (лат. Pistacia lentiscus), вечнозеленый кустарник, который в изобилии встречается на территории Иудейских гор. Мастиковое дерево обладает очень жесткими листьями, которые громко шуршат при малейшем движении ветвей, и поэтому бесшумно прокрасться через него практически невозможно. Типичное мастиковое дерево выглядит так:

    Мастиковое дерево (Pistacia lentiscus)

    Теперь рассмотрим смысл того, что Давид должен был выйти к плиштим «напротив бкаим». Ральбаг считает, что Давид должен был выйти к плиштим таким образом, чтобы его приближение осталось ими незамеченным из-за закрывавших обзор зарослей бкаим, которые, как видно на вышеприведенном снимке, обладают многочисленными ветвями и очень густой листвой. Кроме этого, по мнению Ральбага, из сказанного в следующем предложении следует, что Давид должен был оставаться под прикрытием бкаим до тех пор, пока не поднимется ветер, из-за которого жесткие листья бкаим начнут сильно шуметь, что совершенно заглушит шум, производимый воинами Давида. Ральбаг пишет, что Бог указал Давиду действовать именно таким образом, потому что Он знал, что только так Давид сможет на сей раз победить плиштим. И так как Бог совершает чудеса только в том случае, когда это крайне необходимо, Он предпочел не отдавать Давиду победу с помощью чуда, а указать ему способ, с помощью которого он сможет одолеть плиштим своими собственными силами.

    Мальбим высказывает альтернативную точку зрения, и говорит о том, что Бог сказал Давиду, чтобы тот вышел к плиштим «напротив бкаим», то есть так, чтобы заросли бкаим оказались напротив одного из флангов войска Давида. Смысл такого указания будет разъяснен Мальбимом в комментарии к следующему предложению, здесь же следует заметить, что Мальбим основывает свою версию на сказанном в параллельном месте Первой Книги Хроник (14, 14), где указания, данные Богом Давиду, приведены несколько по-другому: «Не поднимайся в тыл им, обойди их…».

  24. И будет, как услышишь ты звук шагов в вершинах бкаим, тогда ты двинешься, ибо тогда вышел Господь перед тобой бить в лагере плиштим».

    Мальбим (и «Даат Микра»), так же как Ральбаг, понимает «звук шагов в вершинах бкаим», как громкий шелест листвы этих деревьев. Но, в отличие от Ральбага, Мальбим считает, что Давид и его воины должны были не прятаться за бкаим, а подойти к лагерю плиштим так, чтобы бкаим оказались перед одним из их флангов, а лагерь плиштим – перед другим. По мнению Мальбима, Давид не должен был атаковать плиштим с тыла, потому что именно так он поступил в первом сражении, и в этот раз плиштим выставили у себя в тылу мощный заслон на предполагаемом пути Давида. Поэтому на сей раз Давид должен был атаковать плиштим с фланга, но не сразу же, а только после того как похожий на шаги шум листвы зарослей бкаим создаст у плиштим впечатление, что из-за этих зарослей их вот-вот атакует целая армия. Под влиянием этого впечатления плиштим бросятся создавать линию обороны перед зарослями бкаим, в результате чего их воины будут разделены на две части: мощный заслон с тыла плиштим, то есть перед одним из флангов Давида, и мощная линия обороны перед зарослями бкаим, то есть перед другим его флангом. Центр лагеря плиштим, расположенный прямо перед войском Давида, останется практически оголен, и именно туда должен будет Давид повести своих воинов.

    Раши и «Мецудат Давид» предпочитают объяснить «звук шагов в вершинах бкаим» сверхъестественными силами, и говорят о том, что здесь идет речь о звуке шагов ангелов, которых Бог пошлет для того, чтобы они обеспечили победу Давида над неприятелем.

    Присутствующее в оригинальном тексте слово «техерац» (תחרץ) в соответствии с мнением «Мецудат Цион» переведено здесь как «ты двинешься». Вместе с этим, Раши понимает его как «ты издашь боевой клич», Рид – как «ты поспешишь», а переводчик на арамейский Йонатан переводит это слово как «ты укрепишься».

    Мальбим и «Мецудат Давид» отвечают на вопрос о том, зачем Богу понадобилось давать указания Давиду относительно вышеприведенных военных хитростей, если в конце Он говорит о том, что Он сам выйдет перед Давидом бить плиштим. По их мнению, Бог таким образом испытывал Давида для того, чтобы убедиться, что он будет досконально исполнять все, что будет говорить ему Бог, а не так, как это делал Шауль, который исполнял указания Бога лишь в общих чертах, за что в конце концов жестоко поплатился (имеется в виду случай, когда Шауль не подождал прибытия в Гилгаль Шмуэля, несмотря на то, что ему было велено это сделать – см. Первую Книгу Шмуэля 13, 14). Поэтому Бог сказал Давиду, что он должен вступить в бой только после того как зашумит листва бкаим, так как шум листвы будет являться знаком того, что Давид прошел испытание и Бог убедился в том, что Давид полностью Ему верен. Следует заметить, что эти комментаторы основывают свое мнение на сказанном в Мидраше Шохат на Псалом 27, но этот мидраш еще более категоричен. Там сказано, что, выйдя к лагерю плиштим, Давид и его воины остановились на виду у плиштим и в непосредственной близости от их лагеря. Тогда воины Давида начали говорить ему: «Почему мы стоим и не идем в атаку?!», на что Давид ответил: «Мне велено не начинать атаку до того как зашумят вершины деревьев, поэтому положимся на Бога». Тогда Бог навел ветер, который зашумел в листьях бкаим, и сказал ангелам: «Смотрите на различие между Шаулем и Давидом…».

  25. И сделал Давид так, как велел ему Господь, и бил плиштим от Гевы до подступов к Гезеру.

    Как здесь сказано, Давид в точности исполнил все указания, данные ему Богом, и нанес сокрушительный удар по центральному лагерю плиштим, а также по тому их лагерю, который находился в городе Геве.

    Город Гева упоминался в Книге Йехошуа (18, 24) под названием Гава, а в Первой Книге Шмуэля – под именем Гева (13, 3) и Гева Биньямина (13, 16), то есть Гева в наделе Биньямина (для того, чтобы отделить его от других Гив и Гев). В настоящее время Гева представляет собой арабскую деревню Джаба (31°51'29.81"N, 35°15'38.79"E), которая построена на кургане, содержащем остатки поселения, основанного сразу же после завершения периода Завоевания. Гева расположена в 2 км. к юго-западу от Михмаса и в 1.5 км. к северо-востоку от современного поселения Гева Биньямин:

    Гева

    Так как город Гева расположен к северу от Иерусалима, а долина Рэфаим – к юго-западу от него, следует сказать, что на сей раз плиштим вышли к Иерусалиму двумя группировками войск, и намеревались штурмовать его одновременно с севера и с юга.

    Следует заметить, что в параллельном месте Первой Книги Хроник (14, 16) вместо Гевы упомянут город Гивон, расположенный в 7 км. к западу от Гевы (о местонахождении Гивона – см. комментарий к главе 2, предложению №12). «Даат Микра» по этому поводу пишет, что Книга Шмуэля указывает на Геву, как на крайнюю восточную точку, которой достигли плиштим в этом нашествии, а Хроники упоминают Гивон, как то место, начиная с которого Давид начал гнать плиштим на запад.

    Гезер – издавна известный кнаанский город-крепость (впервые упоминается в египетских папирусах периода 1500 лет до н.э.), располагался в северной части предгорий. Обладал огромным значением, так как находился на пересечении главных дорог, одна из которых вела в горы от побережья, а другая являлась центральной дорогой, ведущей из Египта в Вавилон. В описываемый здесь исторический период Гезер все еще являлся нееврейским городом, и он будет завоеван евреями лишь во время правления царя Шломо (см. Первую Книгу Царей 9, 16). Сейчас этот город представляет собой курган Гезер (31°51'34.68"N, 34°55'20.40"E) сразу же к северу от поселка Кармей Йосеф. Курган хорошо раскопан и представляет собой туристическую достопримечательность:

    Гезер

    Вид кургана Гезер с высоты птичьего полета:

    Курган Гезер

    Если плиштим начали свое бегство на запад из окрестностей Гивона, и бежали они по направлению к Гезеру, то получается, что Давид гнал их по дороге, идущей через Бейт Хорон, то есть точно так же, как это в свое время сделали Йехошуа, преследуя царей эмори (см. Книгу Йехошуа, главу 10), и Шауль, преследуя тех же плиштим (см. Первую Книгу Шмуэля 14, 31).

    Следует заметить, что в параллельном месте Первой Книги Хроник (14, 17) к сказанному здесь добавлено еще одно предложение, которое описывает впечатление, произведенное победой Давида над плиштим на соседние с евреями народы. Там сказано: «И вышло имя Давида во все страны, и Господь дал страх его на все народы».

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator