Вторая Книга Шмуэля

Глава 1

  1. И было после смерти Шауля, и Давид вернулся с избиения Амалека, и жил Давид в Циклаге два дня.

    Последние главы Первой Книги Шмуэля описывают события, одновременно происходившие с Шаулем и с Давидом, поэтому повествование там время от времени переходит от Шауля к Давиду и обратно. Первая Книга Шмуэля закончилась главой 31, в которой были описаны смерть Шауля и его погребение в Явеш Гиладе. Здесь повествование возвращается к окончанию главы 30 Первой Книги Шмуэля, и это говорит о том, что события, описанные в главах 30 и 31 Первой Книги Шмуэля, происходили одновременно. Другими словами, в то время как Шауль проигрывал генеральное сражение против плиштим, Давид одерживал полную победу над амалекитянами.

    Итак, здесь говорится о том, что после победы над амалекитянами Давид вернулся в место постоянной дислокации своего отряда, в город Циклаг. Циклаг упоминается в Книге Йехошуа (15, 31) как один из городов, отошедших к наделу колена Йехуды, который затем был передан этим коленом в распоряжение колена Шимона (Книга Йехошуа 19, 5 и Первая Книга Хроник 4, 30). Вместе с этим, во время Периода Судей этот город был завоеван плиштим, и с тех пор и вплоть до прихода Давида евреи в нем не проживали. В Первой Книге Шмуэля рассказывалось, что Давид получил Циклаг в подарок от царя плиштим Ахиша, после чего сделал этот город местом своего постоянного проживания и базой своего отряда.

    Считается, что в настоящее время Циклаг – это курган Тель Э-Шарийа (31°23'27.31"N, 34°40'50.76"E), который находится в пустыне Негев и расположен в 2.5 км. к западу от современного бедуинского города Рахат:

    Циклаг

    В настоящее время курган Тель Э-Шарийа выглядит так:

    Циклаг - курган Тель Э-Шарийа

    После того, как Давид со своими людьми вернулся в Циклаг, в первые два дня там ничего особенного не происходило, а затем случилось то, что будет описано ниже.

  2. И было на третий день, и вот, человек пришел из лагеря, от Шауля, и одежды его разорваны, и земля на голове его, и было по приходе его к Давиду, и упал он на землю, и пал ниц.

    Раши пишет, что в соответствии с некоторыми источниками, пришедшим к Давиду человеком был Доэг, но вместе с этим замечает, что, по его мнению, это маловероятно.

    Расстояние между Циклагом и северной частью Гильбоа, где произошло последнее сражение между армией Шауля и плиштим, составляет около 140 км., и это расстояние пришедший к Давиду человек преодолел за три дня, из чего следует, что он проходил по 45 км. в день.

    Почему этот человек пришел именно к Давиду? «Даат Микра» пишет, что в описываемый здесь период времени весть о том, что Давид станет следующим после Шауля еврейским царем, уже довольно широко распространилась в еврейском народе, и таким образом, этот человек явился к Давиду, как к новому еврейскому царю. Об этом же говорит то, что он пал ниц перед Давидом, а это является знаком полного подчинения господину.

    Здесь сказано о том, что этот человек пришел «из лагеря», а также «от Шауля», и этим подразумевается, что он принес сведения относительно судьбы еврейского войска и самого Шауля. «Даат Микра» замечает, что здесь сказано о том, что одежды этого человека были разорваны, и из этого следует, что он не был воином, иначе бы речь шла не об одеждах, а о доспехах. Поэтому следует сказать, что пришедший к Давиду человек посетил поле боя с целью мародерства.

    Этот человек посыпал свою голову землей в знак скорби и траура, и, несмотря на то, что ниже выясниться, что этот человек был сыном пришельца-амалекитянина, то, что он посыпал голову землей, говорит о том, что он всецело отождествлял себя с еврейским народом.

  3. И сказал ему Давид: «Откуда пришел ты?», и сказал он ему: «Из лагеря Израиля бежал я».

    В описываемое здесь время к Давиду могли запросто явиться также люди из лагеря плиштим, поэтому пришедший к нему человек сказал, что он не от них, а от евреев.

  4. И сказал ему Давид: «Как дело было, расскажи, пожалуйста, мне», и сказал он: «Когда побежал народ со сражения, и также много пало из народа, и также Шауль и Йехонатан, сын его, умерли».

    Ральбаг и «Даат Микра» пишут, что прибывший к Давиду человек рассказывает ему новости таким образом, чтобы самые плохие оказались в конце. Вместе с этим, Мальбим считает, что он рассказывает ему то, что случилось, в строго хронологическом порядке.

  5. И сказал Давид отроку, рассказывающему ему: «Как узнал ты, что умер Шауль и Йехонатан, сын его?».

    Давид решил удостовериться в точности сведений о смерти Шауля и Йонатана. Ведь вполне могло быть так, что на самом деле они не погибли, а этот отрок говорит о том, что они умерли на основании того, что он услышал от других.

  6. И сказал отрок, рассказывающий ему: «Случилось мне быть на горе Гильбоа, и вот, Шауль опирается на копье свое, и вот, колесницы и всадники плиштим настигают его.

    Из сказанного здесь отроком следует, что он не был одним из воинов Шауля, иначе бы он прямо сказал об этом. А он вместо этого говорит о том, что на горе Гильбоа оказался случайно. Поэтому следует сказать, что этот человек, по всей видимости, принадлежал к сопровождавшей армию Шауля черни, которая занималась мародерством, снимая ценные вещи с павших в сражении воинов.

    Гора Гильбоа – это на самом деле целый горный хребет, который находится на стыке Изреэльской долины и долины Бейт Шеана, и таким образом ограничивает восточную часть Изреэльской долины с юга, а северную часть долины Бейт Шеана – с запада:

    Гильбоа

    Перед началом сражения с плиштим Шауль занял позиции у подножья северной части Гильбоа, планируя при их атаке отойти в горы и таким образом задержать неприятельские колесницы и конницу, малопригодные для ведения боевых действий в горных условиях. Из того, что здесь рассказывает Давиду отрок, следует, что этот расчет Шауля не оправдал себя, и плиштим сумели поднять в горы и свою конницу, и боевые колесницы.

    Следует заметить, что отрок передает Давиду сведения, совершенно неизвестные нам из сказанного в главе 31 Первой Книги Шмуэля. Так, там совершенно ничего не говорится о настигавших Шауля колесницах и коннице плиштим. Наоборот, в предложении №8 там говорится о том, что Шауль и его сыновья были найдены плиштим лишь на следующий день после сражения, когда те пришли на поле боя для того, чтобы снять ценные вещи с павших воинов. Поэтому следует сказать, что здесь этот отрок немного привирает.

    Кроме этого, в главе 31, предложении №4 Первой Книги Шмуэля рассказывается о том, что Шауль покончил с собой, бросившись на свой меч, а здесь отрок рассказывает Давиду, что он увидел Шауля, опиравшегося на свое копье. Копье действительно у Шауля было, он использовал его, как символ царской власти, и в свое время дважды пытался заколоть им Давида, но в главе 31 Первой Книги Шмуэля о нем не сказано ни слова. Для того чтобы разрешить проблему с копьем, Мальбим пишет, что упомянутое здесь копье и тот меч, на который бросился Шауль, на самом деле представляют собой одно и то же оружие. Вместе с этим, сомнительно, чтобы этот отрок оказался неспособен отличить копье от меча. Поэтому «Мецудат Давид» пишет, что Шауль действительно оперся о копье после того, как бросившись на меч, не смог убить себя. А Ральбаг считает, что после того, как Шауль не смог убить себя, бросившись на меч, он оперся на копье, уперев его задником в землю, и таким образом попытался проткнуть себя и им тоже, но когда увидел, что ему это не удается, подозвал этого отрока, чтобы тот помог ему умереть.

  7. И повернулся он назад, и увидел меня, и позвал меня, и сказал я: «Вот я».

  8. И сказал он мне: «Кто ты?», и сказал ему я: «Амалекитянин я».

  9. И сказал он мне: «Встань-ка надо мной и добей меня, ибо охватил меня трепет, ибо пока душа моя во мне».

    Из слов амалекитянина следует, что умиравший Шауль попросил его себя добить, аргументируя свою просьбу довольно непонятно: что его охватил трепет и что пока душа его в нем.

    Присутствующее в оригинальном тексте слово «шабац» (שבץ) на современном иврите означает «инсульт», но здесь оно, в соответствии с мнением большинства комментаторов, переведено, как «трепет». Именно так переводит это слово на арамейский Йонатан, а за ним точно так же его объясняют Раши, Мальбим, «Мецудат Цион» и «Даат Микра»: охвативший Шауля трепет – это не что иное, как предсмертные конвульсии. Таким образом, в соответствии с их мнением, Шауль говорит амалекитянину, что он все равно уже агонизирует, и поэтому просит приблизить его конец и избавить его от мучений. Следует заметить, что в аккадском языке есть похожее слово, обладающее сходным значением: корень «шабсу» по-аккадски означает «слабость».

    Вместе с этим, нельзя не привести мнение Ральбага, в соответствии с которым слово «шабац» является однокоренным со словом «мишбецет» (משבצת), что означает «оправа», «клеточка» (на бумаге и т.п.). Из этого следует, что здесь идет речь о доспехах Шауля, которые были сделаны из кожи с металлическими накладками, каждая из которых называлась «мишбецет». Таким образом, по мнению Ральбага, Шауль здесь говорит о том, что эти металлические накладки задержали («охватили») меч, которым он пытался проткнуть себя, и только поэтому он еще не умер.

    Далее Шауль говорит о том, что пока душа его все еще в нем, и «Мецудат Давид» пишет, что Шауль подчеркивает этим, что в нем осталась лишь его душа, а силы ушли, он совершенно беспомощен и вскоре сам умрет без постороннего вмешательства. Поэтому он просит амалекитянина приблизить его конец, чтобы живым не достаться плиштим, которые будут радоваться и издеваться над ним, пока он не умрет от своего ранения. Мальбим к этому добавляет, что этими словами Шауль дает понять амалекитянину, что добив его, он не будет считаться убийцей, так как Шауль все равно уже умирает, и амалекитянин всего лишь облегчит его предсмертные страдания.

  10. И встал я над ним, и добил его я, ибо знал я, что не будет он жить после падения его, и взял я корону, которая на голове его, и браслет, который на плече его, и принес их к господину моему сюда».

    Здесь амалекитянин говорит о том, что он исполнил последнюю просьбу Шауля и добил его. При этом он замечает, что его поступок не может считаться убийством, так как он совершил его, полностью отдавая себе отчет в том, что Шаулю не выжить в любом случае. Либо он умрет от раны, полученной им при падении на меч, либо из-за того, что не сможет скрыться от своих врагов плиштим.

    После того как Шауль умер, амалекитянин снял с него его корону и браслет. Следует заметить, что здесь впервые упоминается о том, что Шауль носил корону. На первый взгляд ношение короны не очень увязывается с участием в боевых действиях, но, по всей видимости, в то время существовал такой обычай. Во всяком случае, есть свидетельства того, что ассирийские цари тоже одевали короны перед сражениями.

    Браслет, который снял с Шауля амалекитянин, тот носил не на запястье, а на плече. Причем здесь идет речь о плече в его анатомическом понимании, то есть о верхней части руки, расположенной между плечевым и локтевым суставами (на латыни brachium). Именно на эту часть руки евреи накладывают тфилин, и поэтому рав Йосеф Каро считает, что здесь идет речь не об украшении, а о тфилине.

    В любом случае, амалекитянин снял с Шауля два предмета, одно с головы, а другое с руки, и эти предметы были символами царской власти. Поэтому он принес их Давиду, который, как пишет Мальбим, был достоин носить их. Кроме этого, амалекитянин наверняка надеялся на то, что Давид как следует вознаградит его за эти вещи и вообще за то, что он принес ему радостные известия (не следует забывать, что Шауль был непримиримым врагом Давида, и что Давид в описываемый здесь период вроде бы перешел на сторону плиштим).

  11. И схватился Давид за одежды свои, и разорвал их, и также все люди, которые с ним.

    Евреи разрывают свои одежды в знак скорби и траура по близким родственникам. Но в некоторых случаях принято разрывать одежды в знак траура также по другим людям, как это сделали Давид и его воины. Список тех, по ком они скорбели, будет приведен в следующем предложении.

  12. И оплакивали они, и плакали, и постились до вечера за Шауля и за Йехонатана, сына его, и за народ Господа, и за дом Израиля, ибо пали они от меча.

    Мальбим, основываясь на сказанном в Вавилонском Талмуде (Моэд Катан 26, а), пишет, что разрывать одежды следует в знак траура по правителю, по главе суда, и в случае всенародного несчастья. Относительно правителя и всенародного несчастья вопросов не возникает: правителем был Шауль, а всенародным несчастьем – победа плиштим и последовавшая за ней оккупация еврейского государства. Оказывается, глава суда также погиб в ходе сражения: им был сын Шауля Йехонатан.

    Комментаторы задаются вопросом о том, чем отличаются упомянутые здесь народ Господа и народ Израиля. Все они сходятся во мнениях, что дом Израиля – это еврейский народ, по крайней мере, та его часть, которая пострадала в результате поражения Шауля. Вместе с этим, относительно понятия «народ Господа» среди комментаторов наблюдаются разногласия. Мальбим считает, что под этим термином подразумевается Санхедрин, то есть верховный суд, состоявший из семидесяти двух старцев. Следует заметить, что мнение Мальбима является немного странным, так как нигде не сказано о том, что члены Санхедрина были перебиты в ходе или после состоявшегося сражения. Похожее мнение высказывает «Мецудат Давид», который считает, что здесь идет речь о еврейском начальстве, которое, по всей видимости, включало в себя придворных царя Шауля и его старших офицеров. «Даат Микра» высказывает две версии. В соответствии с одной из них народ Господа – это воины армии Шауля. А в соответствии со второй, фразу «и за дом Израиля» следует читать, как «то есть, за дом Израиля», таким образом получается, что понятие «народ Господа» означает весь еврейский народ.

    Плач Давида по Шаулю и Йонатану, который будет приведен ниже (начиная с предложения №18 и до окончания главы), Давид, по всей видимости, сказал именно в то время, о котором говорится в нашем предложении.

  13. И сказал Давид отроку, рассказавшему ему: «Откуда ты?», и сказал он: «Сын пришельца амалекитянина я».

    Заданный Давидом вопрос выглядит довольно странным, ведь пришедший к нему отрок уже сообщил ему о том, что он амалекитянин (см. предложение №8), и много воевавшему с амалекитянами Давиду было прекрасно известно, что этот народ не имеет определенного места жительства, и кочует по всей южной пустыне вплоть до границы с Египтом. Исходя из этого, а также из того, что ответил Давиду отрок, следует сказать, что Давид спросил его, является ли он «классическим» амалекитянином-кочевником, либо он относится к тем амалекитянам, которые прекратили кочевать и начали вести оседлый образ жизни.

    Отрок ответил Давиду, что он не является классическим амалекитянином, жителем пустыни, так как он сын поселившегося на территории еврейского государства пришельца. Вместе с этим, он не называл место своего жительства, из чего можно заключить, что его семья, став пришельцами в царстве Шауля, кочевой образ жизни не оставила, и продолжала кочевать теперь уже по территории еврейского государства.

    Пришельцы в то время были двух типов. Те, кто относился к первому типу, получали «вид на жительство» в границах еврейского государства после того, как давали обязательство соблюдать семь заповедей, данных Богом сыновьям Ноаха, то есть те заповеди, исполнение которых обязательно для всего человечества. Пришельцы второго типа принимали иудаизм и становились неотъемлемой частью еврейского народа, обладая всеми правами и исполняя все обязательные для евреев 613 заповедей. Комментаторы разделились во мнениях о том, к какому типу пришельцев принадлежала семья этого отрока.

    «Даат Микра» пишет, что этот отрок сформулировал свой ответ таким образом, чтобы как можно больше понравиться Давиду. Он упомянул то, что «по национальности» он – амалекитянин, то есть по своему происхождению принадлежит к самым непримиримым врагам евреев, но в то же время он – сын пришельца, то есть человека, который не только поселился на еврейской территории, но и связал с евреями свою судьбу и судьбу своих близких. Вместе с этим, забегая вперед, следует заметить, что своим ответом этот отрок подписал себе смертный приговор. С одной стороны, узнав, что он амалекитянин, Давид решил с его помощью выполнить заповедь уничтожать семя Амалека. А с другой стороны, как человек, связавший свою судьбу с еврейским народом, он должен был полностью отдавать себе отчет в том, что ни при каких обстоятельствах нельзя поднимать руку на помазанника Божьего (см. следующее предложение).

  14. И сказал ему Давид: «Как не побоялся ты послать руку свою, погубить помазанника Господа?!».

    В Первой Книге Шмуэля рассказывалось о том, что в течение довольно продолжительного периода времени Шауль пытался схватить и казнить Давида, а тот, вместо того, чтобы восстать против Шауля, занимался лишь «пассивной обороной», то есть прятался от него во всяких труднодоступных местах. Более того, Давиду дважды предоставлялась возможность легко убить Шауля и не только остаться безнаказанным, но и решить все свои связанные с Шаулем проблемы (см. Первую Книгу Шмуэля, главы 24 и 26). Вместе с этим, Давид не только этими возможностями не воспользовался, но также предостерегал своих людей от того, чтобы они причинили какой-либо вред Шаулю. Это говорит о том, что Давид считал, что убивать человека, помазанного на царство велением Господа, нельзя ни при каких обстоятельствах.

  15. И позвал Давид одного из отроков, и сказал: «Подступи, порази его!», и ударил он его, и умер он.

    Отрок, которого позвал Давид, был одним из его воинов.

    Таким образом получается, что амалекитянин поплатился жизнью за то, что добил умиравшего Шауля по его же просьбе, что можно расценить не как преступление, а как проявление милосердия, а также как беспрекословное подчинение воле царя. Ральбаг пишет, что это, все же, является преступлением, так как Тора запрещает наносить телесные повреждения другому человеку, а тем более убивать его, по его просьбе. По этой же причине не может считаться смягчающим обстоятельством и то, что этот человек исполнял волю царя: если царь просит убить его, а помазавший его на царство Бог это запрещает, то следует прислушиваться не к желанию царя, а к желанию Бога.

  16. И сказал ему Давид: «Кровь твоя на голове твоей, ибо уста твои ответили о тебе, говоря: «Я умертвил помазанника Господа»».

    По всей видимости, Давид сказал приведенные здесь слова не трупу амалекитянина, а амалекитянину, пока он еще был жив, после того как позвал воина, который должен был привести приговор в исполнение, но до того, как отдал этому воину соответствующее приказание.

    Слова «кровь твоя на голове твоей» являются идиоматическим выражением, означающим «ты сам повинен в своей смерти», а слова «уста твои ответили о тебе» означают, что уста этого человека засвидетельствовали о совершенном им преступлении.

    Из сказанного здесь Давидом следует, что он казнил добившего Шауля человека, основываясь только лишь на его собственном признании. Вместе с этим, по законам Торы убийцу можно приговорить к смертной казни, если при убийстве присутствовали два свидетеля, которые к тому же предупредили убийцу, что за преступление, которое тот собирается совершить, ему будет полагаться смертная казнь по приговору суда. Так как невозможно себе представить, чтобы Давид при вынесении приговора этому человеку поступил вразрез с законами Торы, комментаторы предлагают различные варианты соображений, которыми он руководствовался.

    Для того чтобы разобраться, исходя из каких соображений Давид мог вынести этому человеку смертный приговор, прежде всего, следует сказать, что если отец этого человека не был амалекитянином, принявшим иудаизм, то ситуация, связанная со свидетелями, в корне меняется. Не принявший иудаизм пришелец может быть приговорен к смертной казни за убийство на основании свидетельства одного, а не двух свидетелей, и без того, чтобы этот свидетель до совершения убийства предупредил его об ответственности. Кроме этого, в отношении амалекитян существует заповедь полного геноцида. Таким образом, в этом случае все недоразумения с вынесением смертного приговора решаются.

    Если же отец этого амалекитянина принял иудаизм, то на самом деле убивший Шауля был не амалекитянином, а евреем, и смертную казнь мог получить только в результате свидетельства двух предупредивших его об ответственности свидетелей убийства. Поэтому комментаторы говорят о том, что Давид его казнил на основании особой царской привилегии предавать любого человека смертной казни по государственным соображениям. В данном случае впервые во всей еврейской истории этот человек совершил убийство еврейского царя, и Давид должен был показать на его примере, что любой убивший царя человек безнаказанным не останется. Ральбаг пишет, что по этой же самой причине Давид дважды уклонился от того, чтобы убить Шауля, когда ему для этого предоставлялись прекрасные возможности.

    «Мецудат Давид» пишет, что Давид отдавал себе отчет в том, что на самом деле этот человек мог и не убивать Шауля, а нашел его уже мертвым, после чего снял с него корону и браслет и принес их Давиду, соврав ему, что Шауль погиб от его руки, чтобы этим выслужиться перед Давидом. Но даже в этом случае Давид посчитал правильным казнить этого человека по приведенной выше причине.

    Мальбим высказывает интересную версию, в соответствии с которой пришедшим к Давиду человеком был ни кто иной, как Доэг, бывший высокопоставленный придворный царя Шауля (см. комментарий к предложению №2). В этом случае Давид мог приговорить его к смерти не за убийство Шауля, а за казнь коэнов, жителей города Нова, и в их числе Главного коэна (см. Первую Книгу Шмуэля 22, 18). На этих людей Шаулю донес сам Доэг, который затем привел смертный приговор в исполнение. В этом случае слова Давида «ибо уста твои ответили о тебе» относятся к совершенному Доэгом доносу на коэнов, а слова «Я умертвил помазанника Господа» относятся не к убийству Шауля, а к казни Главного коэна Ахимелеха, сына Ахитува, который так же, как Шауль, занял свой пост после процедуры помазания оливковым маслом.

  17. И произнес Давид плач этот по Шаулю и по Йехонатану, сыну его.

    Плач – это рифмованная траурная песнь. Плач по умершим обычно произносили женщины, но в случае смерти царя или великого человека, плач по нему произносили не только женщины, но и мужчины.

  18. И сказал он «Обучить сынов Йехуды луку», вот, записан он в Книге Чести.

    Существует множество толкований этого непонятного предложения, из которых наиболее логичным представляется мнение «Даат Микра». В соответствии с ним, это предложение не является началом Плача Давида по Шаулю и Йонатану, он будет приведен, начиная со следующего предложения. Здесь же говорится о том, что Давид произнес плач, который записан в Книге Чести, и озаглавлен «Обучить сынов Йехуды луку». Теперь осталось понять, что представляла собой Книга Чести, и почему Плач Давида был озаглавлен именно таким образом.

    В ТАНАХе содержаться сведения, в соответствии с которыми евреи из колена Биньямина мастерски владели различным метательным оружием, таким как праща (см. Книгу Судей 20, 16) и лук (см. Вторую Книгу Хроник 17, 17 и 14, 7). Евреи из колена Йехуды обычно воевали, используя щиты и копья (см. Первую Книгу Хроник 12, 25 и Вторую Книгу Хроник 14, 7 и 25, 5). Погибшие Шауль и Йонатан были, как известно, из колена Биньямина, и Давид назвал сочиненный по ним плач «Обучить сынов Йехуды луку» для того, чтобы подчеркнуть, что после их гибели пришло время обучить владению луком евреев из колена Йехуды, чтобы они дали достойный отпор напавшему на них неприятелю.

    Под названием «Обучить сынов Йехуды луку» сочиненный Давидом плач вошел в книгу, которая названа здесь Книгой Чести. Таким образом Давид хотел увековечить имена Шауля и Йонатана, как героев, павших во время войн Господа. В соответствии с этим, смысл нашего предложения состоит в том, что в нем говорится о том, что авторы Книги Шмуэля переписали текст нижеприведенного плача из Книги Чести, где он называется «Обучить сынов Йехуды луку».

    Книга Чести упоминалась в Книге Йехошуа (10, 13) во время описания событий, связанных с войной, которую вел Йехошуа против пяти царей эмори. «Даат Микра» пишет, что Книга Чести – это древняя и в настоящее время утерянная книга, в которой на протяжении целого ряда поколений записывались события, связанные с войнами Бога.

  19. Олень Израиль, на возвышенностях твоих погибший! Как пали герои?!

    В этом предложении наиболее трудной для понимания является первая его фраза: «Олень Израиль». Большая часть комментаторов (Рик, Радак, Ральбаг, «Мецудат Давид» и др.) понимают ее как метафору, означающую «Земля Израиля», так как в ТАНАХе Земля Израиля иногда называется «Земля Оленя». Рид считает, что оленем здесь назван сам Израиль, то есть еврейский народ, который до недавнего времени был легок, как олень, а теперь он лежит, погибший.

    «Даат Микра» считает, что первую часть нашего предложения следует читать, переставив местами первые два слова: «Израиль, олень на возвышенностях твоих погибший!». В этом случае слово «Израиль» являет собой обращение к Земле Израиля, и остается лишь разобраться в том, кого Давид здесь называет оленем. «Даат Микра» пишет, что в ТАНАХе слово «олень» часто используется в качестве аллегорического отображения таких понятий, как «красота», «честь» и «гордость», а в угаритских текстах – в качестве синонима слова «аристократ». Поэтому погибший олень, лежащий на возвышенностях Израиля – это Шауль и его сыновья, которых Давид, сравнивая с оленем, называет красой, честью и гордостью еврейского народа.

    Слово «возвышенности», по мнению абсолютно всех комментаторов – это горы Гильбоа, на которых состоялось сражение армии Шауля с армией плиштим. В этом сражении пали многие из еврейских воинов, включая самого Шауля и трех его сыновей, и слово «погибший» в нашем предложении используется в его агрегативном значении, то есть как «погибшие». То, что армия Шауля была наголову разбита в сражении, состоявшемся на горе Гильбоа, является причиной горестного восклицания Давида, приведенного в конце нашего предложения, которое по смыслу звучит, как «Как могло случиться, что эти герои пали в горах?!». Дело в том, что, приняв бой не на равнине, а в условиях гористой местности, Шауль в значительной степени нейтрализовал мощь конницы плиштим и их боевых колесниц, которые для боевых действий в горах были малопригодны. При таких обстоятельствах плиштим могли нанести такое сокрушительное поражение лишь не умевшим воевать дилетантам, но не Шаулю и его воинам, которые в прошлом неоднократно одерживали славные победы над плиштим, описанные в Первой Книге Шмуэля. Исходя из этого, Давид понял, что Бог не только не помог евреям одержать над плиштим победу, но, наоборот, сделал так, что победа с легкостью досталась плиштим. Другими словами, Давид понял, что Бог оставил евреев, и именно это стало причиной глубокого горя Давида.

  20. Не рассказывайте в Гате, не сообщайте на улицах Ашкелона, дабы не радовались дочери плиштим, дабы не ликовали дочери необрезанных.

    Гат и Ашкелон в описываемый здесь исторический период были двумя из пяти княжеских городов конфедерации плиштим, причем Гат был столицей этой конфедерации, и в нем находилась резиденция царя плиштим Ахиша, как об этом рассказывалось в Первой Книге Шмуэля. Сказанное здесь Давидом о Гате и об Ашкелоне в равной степени относится и к трем другим княжеским городам плиштим, а именно к Азе, Ашдоду и Экрону.

    Насчет местоположения Гата мнения исследователей расходятся. Часть их считает, что сейчас Гат – это курган Тель Ерани (31°36'45.25"N, 34°47'11.07"E), который расположен к востоку от современного города Кирьят-Гат, рядом с шоссе №35:

    Гат - Тель Ерани

    Это довольно большой курган, площадью в 250 дунамов, и на самом деле он состоит из двух разных курганов, один из которых большой, а другой – маленький (примерно в 20 дунамов). В прошлом курган методично раскапывался, и в результате раскопок обнаружилось, что большой курган скрывает в себе семь культурных слоев, а маленький – двенадцать, начиная с периода средней бронзы и заканчивая персидским периодом. При раскопках маленького кургана были обнаружены глиняные предметы египетского происхождения, которые были датированы 4-м тысячелетием до н.э.(!).

    Другая часть исследователей определяет, как Гат, курган Тель Цафит (31°42'15.83"N, 34°51'1.52"E), расположенный в 3 км. к юго-юго-востоку от Кфар Менахема и в 3 км. восточнее шоссе №6:

    Гат - Тель Цафит

    Этот курган очень хорошо раскопан, сначала в 1899 г. англичанами, а начиная с 1996 г. и по сей день – профессором Аароном Мэиром из университета Бар Илан. В кургане были найдены многочисленные предметы, в том числе и относящиеся к периоду завоевания. Раскопкам профессора Мэира посвящен интернетовский сайт http://faculty.biu.ac.il/~maeira/. Кроме того, курган Тель Цафит представляет собой национальный парк. Вид кургана Тель Цафит с высоты птичьего полета:

    Тель Цафит

    Древний Ашкелон находился немного южнее современного Ашкелона, там, где в настоящее время находится национальный парк Ашкелон (31°39'51.33"N, 34°32'52.59"E):

    Ашкелон

    Почему Давид просит не рассказывать о победе плиштим над евреями в княжеских городах плиштим? Разве об этой победе там не станет известно без того, чтобы евреи сами рассказали о ней плиштим? Мальбим пишет, что здесь Давид просит не рассказывать плиштим о том, что Бог перестал воевать на стороне евреев, так как именно это известие вызовет бурные радость и ликование во всех неприятельских городах.

    Слова «дочери плиштим» и «дочери необрезанных» относятся не только к их дочерям, а вообще ко всем их женщинам, которые, как было в то время принято, встречали песнями и плясками возвращавшихся с победой воинов.

  21. Горы в Гильбоа! Не сойдет роса и не сойдет дождь на вас и поля пожертвований! Ибо там стал омерзительным щит героев, щит Шауля, не смазанный маслом!

    Как говорилось в комментарии выше, Гильбоа – это на самом деле не одна гора, а целый горный хребет, в котором насчитывается 11 вершин. В предложении №19 Давид назвал эти горы возвышенностями. По мнению подавляющего большинства комментаторов, в нашем предложении Давид проклинает горы Гильбоа за то несчастье, которое на них произошло. Вместе с этим, «Даат Микра» приводит мнение, по которому Давид здесь говорит о том, что он не хочет, чтобы в горах Гильбоа выпадала роса и шли дожди, чтобы ими не была смыта кровь Шауля и его сыновей, призывающая к отмщению.

    Пожертвования, на иврите «трумот» (תרומות), являются одной из форм подношений коэнам, и представляют собой определенную часть лучших плодов собранного урожая. Поэтому большая часть комментаторов понимают сказанное в нашем предложении о полях пожертвований, как проклятие Давидом полей Гильбоа: он желает, чтобы на этих полях никогда больше не росли плоды, пригодные для пожертвований, то есть плоды отборного качества. Мальбим понимает слово «трумот» не как «пожертвования», а производное от слова «рамот» (רמות), которое означает «высоты», и поэтому считает, что в нашем предложении говорится не о полях пожертвований, а о высокогорных полях. Поэтому, по мнению Мальбима, Давид здесь обращается и к горам Гильбоа, и к высокогорным полям, и по смыслу начало нашего предложения должно выглядеть так: «Горы в Гильбоа и высокогорные поля!».

    Причина, по которой Давид проклинает горы Гильбоа, состоит, как здесь сказано, в том, что в этих горах «стал омерзительным щит героев». Под героями подразумеваются Шауль и Йонатан, а также другие воины еврейской армии, а омерзительными их щиты стали потому, что оказались ненужными и были выброшены за ненадобностью. Рид пишет, что здесь имеется в виду, что воины армии Шауля бросали свои щиты, так как они мешали им спасаться бегством. Ральбаг говорит о том, что щит Йонатана не помог ему избежать смерти в бою, а Шауль даже не попытался им воспользоваться и покончил с собой до того, как его настигли плиштим.

    Часть комментаторов считают, что заключительная фраза нашего предложения, «щит Шауля, не смазанный маслом», объясняет, почему его щит стал омерзительным. Для того чтобы разобраться с этим, следует сначала понять, когда и с какой целью щиты смазывались маслом. Следует заметить, что в этом вопросе среди комментаторов также наблюдаются существенные разногласия. Раши и «Мецудат Давид» считают, что в описываемый здесь исторический период воины смазывали свои щиты маслом непосредственно перед сражением, чтобы оружие противника с них соскальзывало, а не пробивало их. Поэтому, по мнению «Мецудат Давид», Давид здесь говорит о том, что щит Шауля стал омерзительным, то есть непригодным к использованию, как будто перед боем он не был смазан маслом. Раши понимает слово «нигаль» (נגעל) не как «стать омерзительным», а как производное от слова «лехагиль» (להגעיל), что означает «исторгать», и поэтому считает, что в конце нашего предложения идет речь о том, что щит Шауля исторг масло, которым он был смазан, как будто его им и не смазывали.

    «Даат Микра», который тоже считает, что щиты смазывались маслом непосредственно перед их использованием, считает, что в нашем предложении сказано о том, что Шаулю не надо было смазывать свой щит маслом, так как он всегда был смазан кровью и жиром поверженных им противников, о чем будет сказано в следующем предложении.

    Ральбаг считает, что в описываемый здесь исторический период кожаные щиты смазывали маслом не перед боем, а наоборот, когда они длительное время не использовались, и требовалось предохранить кожу щитов от высыхания. Поэтому то, что щит Шауля не был смазан маслом, говорит о военной доблести и бесстрашии Шауля, щит которого всегда находился в деле. И все же в горах Гильбоа он стал Шаулю ненужным, и он отбросил его, предпочтя покончить жизнь самоубийством.

    Мальбим пишет, что заключительные слова нашего предложения говорят о том, что здесь идет речь не о материальном кожаном щите, который было принято смазывать маслом, а о щите заслуг Шауля перед Богом, который защищал весь еврейский народ от бед и несчастий. Именно этот духовный щит перестал функционировать в горах Гильбоа, и армию Шауля, включая его самого, не защитили его былые заслуги, что означает прекращение помощи Свыше.

  22. От крови павших, от нутряного жира героев, лук Йехонатана не отступит назад, и меч Шауля не вернется пустым.

    По мнению Раши и Рида, глагол «отступит» относится к Йонатану, и здесь идет речь о том, что Йонатан никогда не отступал в бою. «Мецудат Давид» и «Даат Микра» считают, что здесь говорится не о самом Йонатане, а о его луке, а точнее, о выпущенных Йонатаном стрелах, которые никогда не возвращались назад, не будучи смоченными кровью и нутряным жиром воинов противника. То, что выпущенные из лука стрелы могли каким-то образом вернуться назад, не совсем понятно, и Рамаз объясняет, что поразившая человека стрела застревает в нем, но если она попадает в его доспехи или в камни, она иногда от них отскакивает назад. И точно так же, как стрелы Йонатана, меч Шауля никогда не возвращался в ножны, не будучи смоченным кровью и нутряным жиром неприятеля.

    Мальбим пишет, что две первые фразы нашего предложения должны записываться одна под другой, а рядом с ними – две последние фразы. Тогда получится: «От крови павших лук Йехонатана не отступит назад, и от нутряного жира героев меч Шауля не вернется пустым». Мальбим говорит о том, что Йонатан был специалистом по стрельбе из лука, а Шауль им не пользовался, и воевал с помощью меча. Таким образом, Йонатан поражал воинов противника с дальней дистанции, а Шауль – в ближнем бою. Иногда лучник прекращает стрелять из лука, когда видит, что уже поразил достаточно воинов неприятеля. Но здесь Давид говорит о том, что Йонатан никогда так не поступал: «От крови павших лук Йехонатана не отступит назад». Тот, кто сражается мечом, иногда не может поразить противника, так как его жир не дает нанести ему смертельную рану, но с Шаулем никогда такого не случалось: «От нутряного жира героев меч Шауля не вернется пустым». Из всего этого Мальбим делает вывод, что здесь Давид говорит о том, что иногда смерть воинов происходит из-за того, что они недостаточно хорошо владеют своим оружием, но в случае Шауля и Йонатана этого сказать нельзя, так как они оба своим оружием владели искусно: Йонатан – луком, а Шауль – мечом.

  23. Шауль и Йехонатан, любимые и приятные, в жизни их и в смерти их не разлучены были, орлов легче были, львов мужественней были.

    В начале нашего предложения Давид говорит о том, что Шауль и Йонатан были любимы еврейским народом. Далее, по мнению «Мецудат Давид», идет речь о том, что, как они были любимы при жизни, так они остались любимыми в памяти еврейского народа после их смерти. Мальбим считает, что в нашем предложении Давид продолжает говорить о том, что поражение Шауля в сражении против плиштим не могло быть следствием естественных причин. Иногда поражение в бою является следствием разобщенности воинов, которые недолюбливают один другого и поэтому друг другу не помогают. Но в случае Шауля и Йонатана этого не было: они были неразлучны при жизни, и после смерти своей остались неразлучными. А в заключительной части нашего предложения, по мнению Мальбима, идет речь о том, что Шауль и Йонатан не могли проиграть сражение в силу своих недостаточных для победы боевых качеств.

    То, что Шауль и Йонатан при жизни были неразлучны, известно нам из Первой Книги Шмуэля (20, 2), где Йонатан прямо говорит Давиду о том, что его отец не сделает ничего, не посоветовавшись, прежде всего, с ним. Радак по этому поводу пишет, что Шауль знал о том, что сражение с плиштим будет проиграно, а он и его сыновья будут убиты (см. Первую Книгу Шмуэля 28, 19), но при этом не подумал о том, чтобы бежать и тем самым спасти свою жизнь и жизнь своих сыновей. Шауль стойко принял судьбу, предначертанную ему Богом, принял сражение и погиб, после того, как мужественно сражался.

    О том, что Шауль и Йонатан были легче орлов и мужественней львов, нам известно из Первой Книги Шмуэля. Например, там описывается, как Шауль пришел на помощь жителям осажденного армией Амона Явеш Гиладу, застав осаждавших врасплох своим быстрым появлением (см. Первую Книгу Шмуэля 11, 9-13). Там же рассказывается о его мужестве и твердости при ведении других войн (см. Первую Книгу Шмуэля 14, 47-48). Сын Шауля Йонатан также проявил себя настоящим героем, который надеется лишь на помощь Бога, когда в одиночку атаковал лагерь плиштим возле Михмаса, и тем самым предопределил исход всего состоявшегося там сражения (см. Первую Книгу Шмуэля 14, 6-15).

  24. Дочери Израиля, по Шаулю плачьте, одевающему вас в алое с наслаждением, надевающему золотые украшения на одежду вашу!

    Для того чтобы понять, о чем говорит Давид в этом предложении, следует сначала разобраться со значением некоторых присутствующих в нем слов. Слова «дочери Израиля» означают всех еврейских женщин. Слово «алое» означает дорогие одежды, сделанные из красного шелка. Слово «наслаждение» означает всевозможные предметы, начиная от еды и заканчивая драгоценностями, используя которые, человек получает наслаждение. Рав Йосеф Каро пишет, что в нашем случае идет речь о драгоценностях.

    Мальбим пишет, что, после того, как Давид оплакивал Шауля и Йонатана вместе, он переходит к тому, чтобы оплакивать их по отдельности, и начинает с Шауля. Причем, из-за того, что Шауль в течение длительного периода времени пытался убить Давида, Давид уклоняется от того, чтобы самому оплакивать Шауля, и предлагает оплакать его еврейским женщинам.

    Давид говорит о том, что при жизни Шауля еврейские женщины имели возможность хорошо одеваться и надевать дорогие украшения. Большинство комментаторов считают, что эти одежда и украшения были добыты Шаулем и его воинами в качестве трофеев в ходе войн с окружавшими евреев народами. При этом Давид говорит о том, что Шауль как-бы лично одевал женщин в эти одежды и украшения, так как все добытые трофеи по праву принадлежали царю, то есть Шаулю, и он лично разделял их между собой и участвовавшими в походе воинами. Ральбаг предлагает несколько другое объяснение и говорит о том, что во время правления Шауля враги не имели возможности вторгнуться на территорию его царства. Поэтому никто не мог отобрать у еврейских женщин их дорогую одежду и украшения, и именно это Давид имеет в виду, когда говорит о том, что Шауль одевал женщин во все эти вещи.

  25. Как пали герои в войне?! Йехонатан, на возвышенностях твоих погибший!

    Большинство комментаторов считают, что в нашем предложении, так же, как в предложении №19, слово «возвышенности» означает горы Гильбоа. Таким образом, Давид здесь выражает свои досаду и изумление тем, что Йонатан мог погибнуть, сражаясь в горах, то есть, обладая тактическим преимуществом, тем более что эти горы были ему хорошо знакомы. Мальбим пишет, что герои, о которых здесь идет речь, это воины, сражавшиеся плечом к плечу с Йонатаном, и погибшие в ходе сражения, а не во время беспорядочного отступления, как воины, которые сражались вместе с Шаулем.

    «Даат Микра» согласен с мнением Мальбима касательно первой части нашего предложения. Вместе с этим, он считает, что слово «Йонатан» является восклицанием, после которого Давид, в скорби своей, замолкает, и слова «на возвышенностях твоих погибший!» говорит не он, а сопровождавшие его воины. «Даат Микра» также пишет о том, что слово «возвышенности», в отличие от предложения №19, следует понимать не как горы Гильбоа, а как трупы убитых Йонатаном плиштим. Таким образом, здесь говорится о том, что Йонатан погиб после того как убил множество неприятельских воинов и попрал ногой их трупы. В подтверждение своего мнения «Даат Микра» приводит значение слова «бама» (במה), которое здесь переведено, как «возвышенность», в аккадском и угаритском языках, где оно означает «труп».

  26. Жаль мне тебя, брат мой, Йехонатан, был ты приятен мне очень, чудесней была любовь твоя ко мне, чем любовь женщин!

    В Первой Книге Шмуэля неоднократно упоминалось, что Йонатан любил Давида сильной братской любовью, и поэтому Давид называет его своим братом.

    Давид говорит о том, что Йонатан ему очень нравился своими душевными качествами, а затем добавляет, что любовь к нему Йонатана была чудесней, чем женская любовь. Комментаторы разделились во мнениях о том, что это означает. Ральбаг пишет, что на самом деле и женская любовь является вещью очень непонятной, так как женщины продолжают любить своих возлюбленных даже тогда, когда те оскорбляют или избивают их, и здесь идет речь о том, что любовь Йонатана к Давиду была еще более непонятной. Мальбим говорит о том, что Давид здесь противопоставляет любовь Йонатана той любви, из-за которой женщины должны оплакивать Шауля. По его мнению, женщины должны скорбеть о смерти Шауля, так как он предоставлял им возможность хорошо одеваться и надевать дорогие украшения, то есть из-за того, что Шауль был им полезен. Здесь же, в случае Йонатана, идет речь о совершенно бескорыстной любви. «Даат Микра» высказывает предположение, что здесь идет речь об определенных женщинах. Это могла быть жена Давида Михаль, которая была единственной женщиной, о которой в ТАНАХе сказано, что она любила мужчину. Либо это могла быть Михаль и ее сестра Мерав, которые обе любили Давида, но были отданы другим мужчинам.

  27. Как пали герои и утеряны орудия войны?!

    Этими словами Давид заканчивает свой плач по Шаулю и Йонатану.

    Орудия войны, в соответствии с простым пониманием сказанного, это оружие, которое использовали Шауль и Йонатан. Такого мнения придерживается Мальбим, и он объясняет причину того, что Давид оплакивает не только владельцев этого оружия, но и само оружие. Мальбим говорит о том, что воины нередко погибают в ходе сражения, но обычно их оружие поднимают другие воины, которые с его помощью продолжают крушить врага. Но в случае с Шаулем и Йонатаном их оружие никто не поднял, потому что воевать было некому, и именно об этом грустит и печалится Давид. Ральбаг дает два варианта объяснения, в одном из которых пишет, что Давид упоминает утерянное оружие, так как не может понять, как могли такие мужественные воины, как Шауль и Йонатан, им не воспользоваться для того, чтобы победить противника или, по крайней мере, от него защититься.

    Кроме этого, Ральбаг приводит еще одно объяснение упоминания орудий войны, и в соответствии с ним Давид под орудиями войны подразумевает Шауля и Йонатана, которых сравнивает с оружием, так как именно они были ударной силой Израиля.

    Ральбаг в своих комментариях к ТАНАХу время от времени останавливается для того, чтобы извлечь выводы из пройденного материала. В предыдущий раз он это делал в конце главы 12 Первой Книги Шмуэля, то есть 20 глав назад, и с тех пор выводов у него накопилось изрядное количество:

    • В Первой Книге Шмуэля (13, 3) говорилось о том, что Йонатан разбил гарнизон плиштим, который стоял в городе Геве, чем спровоцировал нашествие их армии на молодое царство своего отца Шауля. Ральбаг считает, что Йонатан поступил неправильно, так как этим он подверг опасности не только себя, но и весь еврейский народ, тем более что в то время евреям было запрещено заниматься кузнечным делом, вследствие чего они не обладали качественным вооружением (см. Первую Книгу Шмуэля 13, 19-22). Еврейский народ тогда спас лишь Бог, совершив для евреев чудо, а на чудо изначально полагаться не следует ни в коем случае.

    • Когда Бог решает отдать победу в чьи-либо руки, Его совершенно не заботят такие мелочи, как численное преимущество, военно-техническое превосходство и т.п. В главе 14 Первой Книги Шмуэля описывается, как Йонатан вдвоем со своим оруженосцем нанесли удар по многочисленному лагерю плиштим, посеяв в нем панику и предрешив исход сражения их армии с небольшим отрядом Шауля.

    • Ни в коем случае не следует поступать наперекор тому, что указывает пророк, так как он излагает не свои личные соображения, а говорит от имени Бога. Шауль дважды поступил вразрез с указаниями Шмуэля, вследствие чего потерял трон и был преждевременно убит в ходе сражения.

    • Не только пророки, но и простые люди могут, сами того, не зная, предсказать то, что произойдет в будущем. В Первой Книге Шмуэля (14, 12) рассказывается о том, что плиштим своими словами невольно подали Йонатану знак о том, что его нападение на их лагерь принесет евреям победу.

    • После разгрома лагеря плиштим, стоявшего под Михмасем, Шауль начал гнать оккупантов на запад, и для того чтобы боевое соприкосновение с отступавшим противником не прерывалось, Шауль запретил своим воинам потреблять пищу до наступления вечера (см. Первую Книгу Шмуэля 14, 24). Так как Йонатан невольно этот запрет нарушил (см. там 14, 27), Бог не ответил Шаулю на заданный Ему вопрос относительно ночного нападения на лагерь плиштим (см. там 14, 36-37), из чего следует, что Он разгневался на допущенное Йонатаном нарушение запрета. Из всего этого Ральбаг приходит к выводу, что пока человеку помогает Бог и дает ему удачу, этому человеку следует поторапливаться и все делать очень быстро, пока поддержка со стороны Бога остается в силе.

    • О том, что Бог гневается на Шауля из-за его сына Йонатана, Шауль узнал из брошенного им жребия (см. Первую Книгу Шмуэля 14, 38-42). Это говорит о том, что жребий не выпадает случайным образом, и на его основании можно узнать истину.

    • Шауль проклял того, кто нарушит запрет и дал слово казнить нарушителя смертной казнью (см. Первую Книгу Шмуэля 14, 24). И когда выяснилось, что запрет нарушил его сын Йонатан, он собрался казнить его, и казнил бы, если бы за Йонатана не заступились все его воины (см. там 14, 43-45). Из этого Ральбаг делает вывод о том, что царь должен вершить праведный суд даже в том случае, когда подсудимые – его близкие родственники.

    • В Первой Книге Шмуэля (15, 1-3) рассказывалось о том, что Шауль получил указание от Бога пойти войной на амалекитян и подвергнуть их полному уничтожению. Следует заметить, что Шауль получил это указание вскоре после того, как он укрепил свою мощь до такой степени, что оказался способным его выполнить. Из этого следует, что заповеди уничтожения амалекитян нужно следовать в любом случае, когда ее выполнение представляется возможным.

    • Друзей следует всеми силами предохранять от любого грозящего им ущерба. Поэтому Шауль счел обязательным предупредить членов семейства Кейни уйти из районов предполагаемых боевых действий против амалекитян, чтобы они в их ходе не пострадали, как об этом рассказывается в Первой Книге Шмуэля (15, 6).

    • Ни в коем случае не следует нарушать указания Бога, переданные Им через пророка. Шауль, который нарушил их часть, не уничтожив скот амалекитян (см. Первую Книгу Шмуэля 15, 9), поплатился за это потерей трона и своей гибелью в сражении с плиштим (см. там 15, 10-29).

    • Шауль и его воины не уничтожили отборный скот амалекитян не для того чтобы завладеть им в качестве трофеев, а для принесения в жертву Богу (см. Первую Книгу Шмуэля 15, 15 и 21). Но, несмотря на эти благие намерения, Бог разгневался на Шауля и строго наказал его. Из этого следует, что Бог желает не жертвоприношений, а послушания, и тем, кто исполняют Его указания, не нужно приносить Ему жертвы. Тем более, Бог не желает, чтобы люди нарушали Его указания для того, чтобы добыть животных для принесения их в жертву.

    • Ральбаг пишет, что в словах Шмуэля, приведенных в Первой Книге Шмуэля (15, 23), содержится намек на проблемы, связанные с колдовством и предсказанием будущего. Детальный разбор этих проблем – см. там в комментарии.

    • В Первой Книге Шмуэля (15, 14-29) приводится довольно жесткий разговор Шмуэля с Шаулем, а затем (там 15, 32-33) рассказывается о том, как Шмуэль лично казнил царя амалекитян Агага, разрубив его мечом. Это говорит о мужестве Шмуэля и силе его духа, который не побоялся навлечь на себя гнев Шауля, а также месть недобитых амалекитян. Такими качествами должен обладать каждый пророк, который не должен бояться людей, и все свои силы должен прилагать для того, чтобы исполнить веление Бога.

    • Вместе с этим, пророку разрешается прибегать к искажению истины для того, чтобы избавить себя от опасности. Поэтому Бог посоветовал Шмуэлю пойти в Бейт Лехем под предлогом принесения жертвы, хотя на самом деле он должен был отправиться туда для того, чтобы помазать Давида на царство (см. Первую Книгу Шмуэля 16, 1-3).

    • Из этого же эпизода следует вывод о том, что человеку, даже если он праведник и идет исполнять прямое указание Бога, не следует полагаться на чудо и надеяться на то, что Бог избавит его от любой опасности. Именно поэтому Шмуэль, получив указание пойти в Бейт Лехем для того, чтобы помазать Давида на царство, спросил Бога, как он сможет это сделать без того, чтобы Шауль его за это казнил. Из этого следует также вывод о том, что Бог совершает чудеса только в том случае, когда это крайне необходимо.

    • В Первой Книге Шмуэля (16, 5-12) рассказывается о том, как отец Давида Ишай поочередно проводил своих сыновей перед Шмуэлем, за исключением Давида, которого он не взял с собой, полагая, что Давид для избрания на пост царя совершенно не подходит. Из этого следует вывод о том, что умозаключения человека иногда не являются истиной.

    • В Первой Книге Шмуэля (9, 2 и 10, 23) о Шауле было сказано, что он был красив и статен, а о Давиде там же (16, 12) говорилось, что он был краснощеким, с красивыми глазами и хорош обликом. Из этого следует, что царь должен хорошо выглядеть, и своим обликом вызывать симпатию у окружающих, вследствие чего они будут почитать его и примут его власть. Некрасивый царь не будет любим народом, что может иметь ряд нежелательных последствий в виде мятежей и смут.

    • Шмуэль, после помазания Шауля на царство, сказал ему, что отныне он станет совершенно другим человеком (см. Первую Книгу Шмуэля 10, 6). О Давиде там (16, 13) сказано, что после помазания на него снизошел дух Господа «с того дня и далее». Таким образом, процедура помазания на царство коренным образом меняет помазанного, и причиной этого является то, что царь властвует над своим народом точно так же, как Бог властвует над всем миром.

    • После того, как Давид был помазан Шмуэлем на царство, Бог начал разворачивать события таким образом, чтобы постепенно были обеспечены условия, необходимые для восхождения Давида на трон, который занимал Шауль. Так, сразу после помазания Давида на царство, Шауля покинул дух Бога, вследствие чего тот стал впадать в депрессию и т.д., и Давид был призван для того, чтобы своей игрой на киноре выводить Шауля из его состояния (см. Первую Книгу Шмуэля 16, 14-23). Постепенно Давид настолько приблизился к Шаулю, что тот сделал его одним из своих старших офицеров, вследствие чего Давид приобрел популярность, как в народной среде, так и среди придворных Шауля (см. Первую Книгу Шмуэля 18, 5).

    • В Первой Книге Шмуэля (16, 23) рассказывалось о том, что, когда Давид был рядом с Шаулем и играл ему на киноре, Шаулю становилось легче, и злой дух покидал его. Из этого следует, люди, благословленные Богом, благотворно влияют на окружающих и передают им свое благословение.

    • К царям и вельможам не следует являться с пустыми руками, и поэтому отец Давида Ишай отправил Давида к Шаулю, снабдив его подарками, несмотря на то, что Давид отправился к Шаулю по его личной просьбе (см. Первую Книгу Шмуэля 16, 20).

    • Вместе с этим, посылая подарки царю, не следует соизмерять их с богатством царя, они должны быть соизмеримы с богатством посылающего их человека. Поэтому Ишай не стал слать Шаулю с Давидом подарки, которые бы впечатлили Шауля, но его разорили бы, а послал с ним лишь осла, нагруженного хлебом, один мех с вином и одного козленка.

    • Человеку, вступающему в бой, не следует полагаться на свои силу и воинские навыки, а уповать лишь на помощь Бога. Так, Гальят, обладавший и силой, и опытом, и прекрасным вооружением, был побежден практически невооруженным Давидом, который в то время был неопытным юношей и силой никак не мог сравниться с Гальятом (см. Первую Книгу Шмуэля, главу 17).

    • О мужестве Давида и его вере в Бога можно получить представление из того, что он, не раздумывая, принял вызов Гальята на поединок, после того как услыхал его хвастливые и обидные речи по отношению к евреям и их Богу.

    • Шауль, который сначала не хотел давать разрешение Давиду сразиться с Гальятом, изменил свое решение после того, как понял, до какой степени Давид уповает на помощь Бога (см. Первую Книгу Шмуэля 17, 37). Из этого следует, что лишь тот одержит победу, кто всецело уповает на помощь Бога, а не на свою силу и умение.

    • Вместе с этим, человеку следует не только надеяться на помощь Бога, но и делать все от него зависящее для того, чтобы одержать победу. По этой причине Шауль одел Давида в свои доспехи и снабдил его своим оружием, и Давид сначала согласился ими воспользоваться, а оставил их только тогда, когда убедился в том, что во время боя они будут не помогать ему, а только мешать. Поэтому Давид выбрал для поединка то оружие, которое даст ему наилучшие шансы против такого сильного воина, как Гальят, и взял с собой пращу, которой мог поразить его на расстоянии (см. Первую Книгу Шмуэля 17, 38-40).

    • Народ обладает определенными задатками в предвидении будущего. Именно поэтому женщины, вышедшие встречать возвращавшихся с победой воинов, прославляли Давида больше, чем Шауля. И Шаулю такая способность народа была известна, вследствие чего он обратил свой гнев против Давида, а не против прославлявших его женщин (см. Первую Книгу Шмуэля 18, 6-9).

    • Бог хранит тех, кого Он любит. Поэтому Шаулю так и не удалось схватить Давида и казнить его, несмотря на то, что Шауль постоянно старался это сделать практически до момента своей гибели.

    • Более того, все усилия, которые затрачивал Шауль для поимки Давида, лишь добавляли Давиду славы и приближали его восхождение на трон. Это говорит о том, что всегда свершается то, чего хочет Бог, и человеку не следует этому противиться.

    • Человеку не следует слишком упорствовать, когда его о чем-либо просят большие люди. Поэтому Давид сначала отказался жениться на дочери Шауля, но затем, когда увидел, что Шауль настаивает на этом, согласился (см. Первую Книгу Шмуэля 18, 17-26).

    • Человек, поставивший перед собой определенную цель, должен прилагать все возможные с его стороны усилия, которые способствуют ее достижению. Поэтому Йонатан, пытаясь отговорить Шауля от того, чтобы причинить вред Давиду, сделал все от него зависящее для того, чтобы Давиду стало известно о результатах разговора Йонатана с Шаулем, и чтобы Давид действовал в соответствии с ними. Для достижения этой цели Йонатан указал Давиду спрятаться в определенном месте, после чего завел разговор с Шаулем о Давиде так, чтобы Давид сам его услышал (см. Первую Книгу Шмуэля 19, 1-7). По этой же причине жена Давида Михаль не просто посоветовала Давиду бежать от Шауля, спустившись из окна своего дома, но и соорудила изображавшую Давида «куклу», которая в течение некоторого времени обманывала бдительность посланных Шаулем стражников, и тем самым способствовала тому, что Давиду удалось скрыться (см. Первую Книгу Шмуэля 19, 11-16).

    • Человеку следует предпринимать все действия, способствующие своему спасению, даже в том случае, когда гордость этого человека в их результате страдает. Поэтому Давид прикинулся сумасшедшим, когда почувствовал угрозу для своей жизни со стороны царя плиштим Ахиша и его придворных (см. Первую Книгу Шмуэля 21, 11-16).

    • Погубив всех жителей города Нова (см. Первую Книгу Шмуэля 22, 16-19), Шауль выступил орудием исполнения наказания коэнов, потомков Эли, о чем рассказывалось в начале Первой Книги Шмуэля (2, 27-36). Поэтому это деяние Шауля не ставится ему в вину в числе других грехов, совершенных Шаулем и упомянутых в Первой Книге Шмуэля.

    • О нетерпимости Давида по отношению к злу и беззаконию можно судить из рассказа о том, как скрывавшийся от Шауля Давид отправился спасать от плиштим жителей города Килы, несмотря на то, что этим действием он раскрыл место своего пребывания Шаулю (см. Первую Книгу Шмуэля 23, 1-7).

    • Бог всегда хранит и не дает в обиду любящих Его. Поэтому, когда в пустыне Маон Шауль уже практически окружил отряд Давида, к нему вдруг явился гонец, который сообщил о нашествии плиштим на еврейское государство, вследствие чего Шауль был вынужден прекратить преследовать Давида и отправиться отражать нападение плиштим (см. Первую Книгу Шмуэля 23, 26-28). По этой же самой причине Шауль, пытавшийся схватить Давида и предать его смерти, сам дважды попадал в его руки, и оставался в живых только из-за того, что Давид отказывался убивать человека, помазанного Богом на царство (см. Первую Книгу Шмуэля 24, 1-15 и 26, 7-12).

    • Человеку не следует торопить события даже в том случае, когда он знает, что эти события рано или поздно произойдут. Поэтому Давид дважды отказался убивать Шауля, несмотря на то, что у него были все основания для того, чтобы это сделать, так как он знал, что вскоре Шауль погибнет либо по воле Бога, либо умрет естественной смертью, либо погибнет в бою (см. Первую Книгу Шмуэля 26, 10).

    • Даже когда человек желает достигнуть определенной цели, ему следует избегать методов, которые могут повредить ему. Поэтому Давид дважды воздержался от убийства Шауля, несмотря на то, что по законам Торы ему разрешалось это сделать, так как этим бы он создал прецедент восхождения на трон вследствие убийства того, кто его занимал до этого. А так как Давид знал, что он станет следующим еврейским царем и передаст свой трон по наследству, он понимал, что такой прецедент может повредить либо ему, либо его потомкам. По этой же причине Давид казнил добившего Шауля отрока амалекитянина, о чем рассказывалось выше (см. предложения №14-16).

    • Человеку не следует вести себя как пес, изгоняющий других собак из своего дома, чтобы они не ели принадлежащую ему пищу. Именно так поступил Наваль, отказав в помощи Давиду с провизией, из-за чего едва не поплатился не только своей жизнью, но и жизнями всего своего семейства (см. Первую Книгу Шмуэля 25, 10-22).

    • Человека, желающего тебе зла, можно успокоить хорошим подарком. В Первой Книге Шмуэля (19, 18) рассказывается о том, как жена Наваля Авигаиль собрала большое количество провианта для того, чтобы успокоить Давида, который уже направлялся для того, чтобы расправиться со всем ее семейством. Следует заметить, что в свое время точно так же поступил Яаков для того чтобы умиротворить своего брата Эйсава (см. Берешит 32, 14-21).

    • Человека, желающего тебе зла, можно заставить отказаться от своих намерений, действуя методом убеждения. В Первой Книге Шмуэля (25, 24-35) рассказывается о том, что Авигаиль так поговорила с направлявшимся уничтожить все семейство Наваля Давидом, что он не только отказался от своего намерения, но и сердечно поблагодарил ее за то, что она отговорила его от этого.

    • Человеку не следует полагаться на чудо даже в том случае, если он видит, что Бог помогает ему. Поэтому Давид, убедившись в том, что Шауль не перестанет его преследовать до тех пор, пока один из них не умрет, решил покинуть еврейское государство и получить «политическое убежище» в государстве плиштим (см. Первую Книгу Шмуэля 27, 1-2).

    • О силе любви Давида к своему народу можно получить впечатление из того, что, даже неся гарнизонную службу в государстве плиштим, Давид продолжал сражаться с врагами еврейского народа, ослабляя их и не давая совершать набеги на южные районы еврейского государства (см. Первую Книгу Шмуэля 27, 8-9).

    • Человек может получить сведения о событиях, которые должны произойти в будущем, только в том случае, если этого пожелает Бог. Поэтому Шауль не смог получить от Бога ответы на задаваемые Ему вопросы ни одним из испробованных им методов (см. Первую Книгу Шмуэля 28, 6).

    • Все совершенные человеком поступки имеют последствия, влияющие на совершившего их человека. Погубив коэнов, населявших город Нов, Шауль заметно ослабил свою связь с Богом, и поэтому, когда ему понадобилось получить у Бога ответы на интересующие его вопросы, он не смог этого сделать, вследствие чего был вынужден обратиться за помощью к некромантке (см. Первую Книгу Шмуэля 28, 6-7).

    • Человеку следует очень тщательно выбирать себе друзей. Из-за того, что Давид стал сторонником царя плиштим Ахиша, был сожжен его город Циклаг, все находившееся в нем имущество разграблено, а все его жители были угнаны в рабство (см. Первую Книгу Шмуэля 30, 1-2).

    • Человеку следует всегда помогать обездоленным и несчастным, и они отплатят ему тем же. Давид накормил и напоил брошенного умирать в пустыне раба-египтянина, и этот раб провел его к месту расположения совершившей нападение на Циклаг банды. Благодаря этому Давид не только освободил угнанных в рабство его жителей и вернул все награбленное имущество, но и взял богатые трофеи из имущества, награбленного амалекитянами в других городах (см. Первую Книгу Шмуэля 30, 11-20).

    • Не следует слишком доверять иноземцам. Так, раб-египтянин с легкостью сдал Давиду своего хозяина, после того, как тот поклялся ему, что не вернет этого раба в руки его хозяина (см. Первую Книгу Шмуэля 30, 15). Следует заметить, что здесь Ральбаг не почему-то не принимает во внимание то обстоятельство, что этого раба его хозяин бросил умирать в пустыне только из-за того, что тот плохо себя чувствовал. В любом случае, князья плиштим отказались доверять Давиду, руководствуясь этим же самым принципом (см. Первую Книгу Шмуэля 29, 3-5).

    • Человеку не следует проявлять жестокость и бессердечие по отношению к его слугам и другим подчиненным, а, напротив, проявлять по отношению к ним заботу и мягкосердечие. Брошенный своим хозяином в пустыне раб-египтянин сполна отплатил ему, приведя к месту его лагеря Давида и его воинов.

    • Вступая в бой с неприятелем, следует обратить особое внимание на правильное использование различных тактических преимуществ. Давид, вступая в бой с совершившими набег на Циклаг амалекитянами, хорошо использовал элемент внезапности, атаковав их лагерь, когда они ощущали себя в полной безопасности и радостно праздновали успешное окончание набега (см. Первую Книгу Шмуэля 30, 16-17).

    • Правителю следует обращать особое внимание на создание положительного имиджа в глазах своих подданных и подчиненных даже в том случае, когда они не вполне отвечают его требованиям. Поэтому Давид очень хорошо отнесся к оставшимся на берегу ручья Бсор двумстам воинам, несмотря на то, что они уклонились от участия в возглавляемых Давидом боевых действиях. Более того, Давид настоял на том, чтобы им было возвращено отобранное у них имущество, а также выделена часть захваченных у амалекитян трофеев (см. Первую Книгу Шмуэля 30, 21-25). В рамках мероприятий по созданию своего положительного имиджа, Давид также разослал часть этих трофеев в ряд городов надела колена Йехуды (см. Первую Книгу Шмуэля 30, 26-31).

    • Бог допустил несчастье, связанное с разгромом еврейской армии и гибелью Шауля и его сыновей, для того чтобы создать ситуацию, при которой восхождение Давида на трон станет возможным. Если бы погиб (или умер) лишь один Шауль, Давид не стал бы отбирать трон у своего друга Йонатана. Но в ситуации, когда Йонатана не было в живых, эта проблема исчезла. Разгром еврейской армии был нужен для того, чтобы показать различие между Шаулем и Давидом: Шауль проиграл сражение, воюя во главе большой армии в горных условиях, дававших ему преимущество. Давид, воюя во главе небольшого отряда, победил гораздо более многочисленных амалекитян, причем сделал это в условиях пустыни, которые являлись привычными для его противника.

    • Человеку следует объективно оценивать происходящие события, абстрагируясь от своих личных предпочтений или неприязни. Поэтому Давид, услыхав о смерти Шауля, не стал радоваться тому, что был убит его личный враг, а начал скорбеть о погибшем царе Шауле (см. предложения №11-12).

    • Человеку следует извлекать выводы из происходящего. Поэтому Давид, узнав о том, что еврейская армия была сломлена в результате успешной работы лучников, сразу же решил перенять опыт плиштим и обучить евреев из колена Йехуды использованию лука (см. предложение №18).

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator