Первая Книга Шмуэля

Глава 29

  1. И собрали плиштим все лагеря свои в Афеке, а Израиль стоят лагерем у источника, что в Изреэле.

    После изложения событий, связанных с походом Шауля к женщине-некромантке в Эйн Дор, повествование возвращается к изложению событий, связанных с нашествием плиштим, но не в тот момент, на котором оно прервалось (глава 28, предложение №4), а немного ранее, в начало главы 28.

    Здесь говорится о том, что плиштим собрали свои войска возле города Афек, который уже упоминался в Книге Шмуэля (см. главу 4, предложение №1). Этот город находился в 67 км. юго-западнее Шунема, где, как было сказано выше (см. главу 28, предложение №4), плиштим встали лагерем непосредственно перед сражением с армией Шауля. Поэтому следует сказать, что здесь описываются события, произошедшие до того, как плиштим подошли к Шунему. Следует заметить, что здесь не сказано о том, что плиштим в Афеке встали лагерем, поэтому получается, что в Афеке они собрали вместе войска всех пяти своих княжеств, а затем эта объединенная группировка выступила по направлению к Шунему.

    Как здесь сказано, в то время лагерь Шауля располагался возле некоего источника в Изреэльской долине. «Даат Микра» пишет, что, по всей видимости, здесь идет речь об источнике Эйн Харод, который в настоящее время называется Мааян Харод (32°32'55.92"N, 35°21'21.43"E) и находится у подножья горы Гильбоа рядом с общинным поселением Гидеона:

    Источник Эйн Харод

    Возле этого источника в свое время стоял лагерем Гидеон перед своим победоносным сражением с Мидьяном, о чем рассказывается в главе 7 Книги Судей. Источник Эйн Харод расположен у подножия северной части гор Гильбоа. Он вытекает из пещеры, которая сейчас называется Пещера Гидеона, и выглядит так:

    Источник Эйн Харод и Пещера Гидеона

  2. И князья плиштим проходят по сотням и по тысячам, а Давид и люди его проходят последними с Ахишем.

    Здесь описывается порядок наступления армии плиштим. Как здесь сказано, армия Ахиша подразделялось на пять войск, выставленных пятью князьями плиштим, которые этими войсками командовали. Каждое из этих войск подразделялось на тысячи, а каждая тысяча, в свою очередь, подразделялась на сотни. У каждой тысячи и у каждой сотни был свой командир. При наступлении на царство Шауля первыми шли войска князей плиштим, сгруппированные по тысячам и по сотням, а замыкал наступление царь Ахиш вместе со своей гвардией, которой служили еврейские воины под командованием Давида. Таким образом получается, что, в отличие от того, что практиковалось у евреев, Ахиш не вел свою армию за собой, а наоборот, находился в арьергарде.

  3. И сказали вельможи плиштим: «Что за евреи эти?», и сказал Ахиш вельможам плиштим: «Ведь это Давид, раб Шауля, царя Израиля, который был со мной уже дни, или уже годы, и не нашел я в нем ничего со дня падения его до дня этого».

    По мнению «Даат Микра», которое он основывает на том, что будет сказано ниже (см. предложения №7-8), вельможи плиштим – это их князья. Но Мальбим пишет, что если бы это были князья, они бы воспротивились чести, которая была оказана Давиду и его людям в том, что именно им было доверено охранять царя, так как это являлось нарушением княжеских привилегий. А так как из заданного ими вопроса следует, что они вообще не доверяют Давиду и его людям, считая, что им вообще не место в рядах наступающих на евреев плиштим, Мальбим делает вывод, что вельможи плиштим – это не князья, а старшие офицеры.

    Ахиш отвечает им, что это Давид, которому он доверяет по двум следующим причинам. Во-первых, из-за того, что он – раб Шауля, и, во-вторых, из-за того, что на протяжении довольно длительного времени Давид доказал, что он верен своему новому хозяину.

    Почему то, что Давид был рабом царя Шауля, явилось причиной доверия к нему со стороны Ахиша до такой степени, что он поручил ему себя охранять? «Даат Микра» пишет, что «раб Шауля» на самом деле означает «высокопоставленный придворный царя Шауля», которому полагается пост, соответствующий его положению. Кроме этого, «Даат Микра» приводит еще одно возможное объяснение, в соответствии с которым Ахиш говорит о том, что Давид – раб по своей природе: сначала он был рабом Шауля, а теперь он его раб, как об этом было сказано выше (см. главу 27, предложение №12): «…и будет он мне рабом вечным». Мальбим приводит еще одну версию и пишет, что Ахиш для того говорит, что Давид – раб Шауля, чтобы подчеркнуть, что он – восставший раб, который при случае с радостью убьет своего бывшего господина, и поэтому ему можно доверять.

    Далее Ахиш говорит о том, что Давиду можно доверять, так как он хорошо показал себя с тех пор, как Ахиш с ним познакомился. При этом Ахиш употребляет довольно странную фразу «который был со мной уже дни, или уже годы». В комментарии к предложению №7 главы 27 рассказывалось, что комментаторы разошлись во мнениях о том, сколько времени Давид прожил в государстве Ахиша. Как там сказано, «Даат Микра» считает, что Давид прожил у плиштим один год и четыре месяца, поэтому, по его мнению, Ахиш здесь имеет в виду именно этот промежуток времени. Но те комментаторы, которые считают, что Давид прожил у плиштим немногим более четырех месяцев, говорят, что здесь Ахиш считает время, прошедшее со дня своей первой встречи с Давидом, о которой рассказывалось в главе 21, предложениях №11-16.

  4. И наскочили на него вельможи плиштим, и сказали ему вельможи плиштим: «Верни человека этого, и возвратится он к месту, в котором поставил ты его там, и не спустится он с нами на войну, и не будет нам Сатаной на войне! И чем угодит этот господину его, разве не головами людей тех?!

    Как неоднократно говорилось выше, государство плиштим не было царством в полном понимании этого слова, а являлось конфедерацией пяти княжеств, и на самом деле Ахиш был одним из этих князей, хотя и самым влиятельным. Поэтому он не мог пойти против воли остальных четырех своих коллег, которые могли вынудить его согласиться с их требованиями, чего никогда не могло бы произойти, если бы Ахиш был конвенциональным царем, а остальные князья – его подданными.

    Услыхав о том, что Ахиш ввел Давида и его людей в состав своей армии, остальные князья категорически этому воспротивились. Причем из сказанного ими Мальбим делает вывод о том, что они протестовали лишь против Давида, а с его воинами у них проблем не было, так как и до этого случая плиштим нередко включали еврейские подразделения в состав своей армии, набирая их из жителей завоеванных ими территорий (см. главу 14, предложение №21).

    О чувствах, которые вельможи плиштим испытывали по отношению к Давиду, можно судить на основании того, что они предпочитают не упоминать его имени, и называют его сначала «человек этот», а затем просто «этот», что, как известно, в ТАНАХе является выражением презрения.

    Итак, вельможи плиштим требуют от Ахиша, чтобы тот немедленно изгнал Давида из рядов своей армии и вернул его на место его постоянного назначения, то есть в Циклаг, для того чтобы тот продолжил вести пограничную службу, защищая южную границу государства плиштим от набегов кочевников с юга. Забегая вперед, следует заметить, что вельможи плиштим на самом деле были правы относительно того, что не следует оголять южную границу, так как кочевники действительно воспользовались тем, что все войско плиштим ушло воевать с евреями, и сразу же совершили набег на Циклаг.

    Далее вельможи плиштим высказывают свои опасения, которые состоят в том, что в разгар боевых действий Давид будет играть роль Сатаны по отношению к плиштим, а затем приводят причину этих опасений. Комментаторы по-разному объясняют, в чем заключается роль Сатаны, которую сыграет Давид, если останется в армии. «Мецудат Давид» пишет, что во время боя Давид повернет оружие против плиштим, чему, кстати, был прецедент, когда, во время сражения под Михмасем, призванные в армию плиштим евреи вдруг повернули свое оружие и присоединились к воинам Шауля, атаковавшим их лагерь. Ральбаг говорит по этому поводу, что на самом деле в этом и заключался замысел Давида: сначала втереться к плиштим в доверие, а затем, в критической ситуации, присоединиться к сражающимся с ними евреям.

    Говоря о головах «людей тех», вельможи плиштим на самом деле имеют в виду свои головы, то есть говорят о том, что Давиду представится прекрасная возможность угодить Шаулю и помириться с ним, когда в разгар сражения он направит оружие в спины своим недавним соратникам, и тем самым решит исход битвы.

  5. Ведь это Давид, о котором ответят ему в махолях: «Побил Шауль тысячами, а Давид – десятками тысяч!».

    «Ему» - это Шаулю, и здесь вельможи плиштим напоминают Ахишу о песни, которую женщины воспевали в честь победы Давида над Гальятом, после которой была одержана общая победа евреев над плиштим (см. главу 17). Тогда, после возвращения победоносной армии Шауля, женщины устроили песни и пляски, в частности, используя музыкальные инструменты, которые назывались махоли, и пели песнь, слова которой здесь повторяют вельможи плиштим (см. главу 18, предложения №6-7). Таким образом, вельможи плиштим говорят Ахишу о том, что Давид – их закоренелый враг, которому нельзя доверять ни в коем случае.

  6. И позвал Ахиш Давида, и сказал ему: «Жив Господь, что честен ты, и хороши в глазах моих выход твой и приход твой со мной в лагере, ибо не нашел я в тебе зла со дня пришествия твоего ко мне до сегодняшнего дня, а в глазах князей не хорош ты.

    Следует заметить, что Ахиш начинает свою речь принесением клятвы именем еврейского Бога. Радак объясняет это тем, что Ахиш разговаривает с Давидом, которому совершенно наплевать на клятвы, принесенные именем богов плиштим, поэтому Ахиш предпочитает дать клятву именем еврейского Бога для того, чтобы Давид ему поверил. «Хоиль Моше» пишет по этому поводу, что в те времена идолопоклонники верили вообще во всех известных им богов, в том числе и в Господа, поэтому, принося клятву Его Именем, Ахиш совершенно не кривит душой. Вместе с этим, «Даат Микра» приводит более прозаическое объяснение, в соответствии с которым не говоривший на иврите Ахиш принес клятву именем некоего обобщенного божества, и это имя автор Книги Шмуэля перевел на иврит, как Господь.

    Слова «выход твой и приход твой» означают «все твои деяния», то есть Ахиш говорит Давиду о том, что он всецело ему доверяет, так как все время их знакомства не нашел в Давиде ничего дурного, но, вместе с этим, остальные князья плиштим Давиду не доверяют, и с этим ему приходится считаться.

    Следует заметить, что выше шла речь о вельможах плиштим, но здесь Ахиш говорит о князьях. Из этого «Даат Микра» делает вывод о том, что вельможи и князья – это одни и те же люди, а Мальбим делает совершенно противоположный вывод и утверждает, что князья – это князья, а вельможи – это старшие офицеры (см. комментарий к предложению №3). Исходя из этого, Мальбим трактует сказанное в нашем предложении совершенно иначе, и говорит о том, что Ахиш скрывает от Давида, что его старшие офицеры Давиду не доверяют, так как не хочет его этим расстраивать. Поэтому Ахиш говорит Давиду о том, что против него интригуют четыре других князя, которые приревновали Давида к Ахишу из-за того, что Ахиш оказал ему честь, назначив своим телохранителем, а остальные князья посчитали это назначение нарушением своих привилегий. Об этом, по мнению Мальбима, говорит фраза «выход твой и приход твой со мной в лагере», которая говорит о том, что остальным князьям плиштим не нравится то, что Давид состоит при их царе. Поэтому князья плиштим требуют от Ахиша, чтобы он отдалил от себя Давида и откомандировал его отряд во главе с ним на передовую в качестве одного из обычных полевых подразделений. Но, с другой стороны, Ахиш понимает, что такой приказ будет унизителен для Давида, поэтому он советует ему возвращаться домой, в то время как его отряд останется в составе армии плиштим для того, чтобы участвовать в войне на общих основаниях.

  7. И теперь возвращайся и иди с миром, и не делай зла в глазах князей плиштим».

    Этими словами Ахиш отсылает Давида из действующей армии обратно в Циклаг, причем просит его, чтобы он это сделал тихо и мирно, не ссорясь с остальными князьями и не вызывая ссор в среде воинов.

    Мальбим обращает внимание на то, что Ахиш, отсылая Давида, ни словом не упоминает о его воинах, из чего следует, что воины Давида должны остаться в составе армии плиштим.

  8. И сказал Давид Ахишу: «Но что я сделал, и что нашел ты в рабе твоем со дня, когда предстал я перед тобой до сегодняшнего дня, что не пойду я и не буду сражаться с врагами господина моего царя?».

    В соответствии с простым пониманием сказанного, Давид спрашивает Ахиша, что он сделал плохого, из-за чего тот отсылает его в тыл. Но такое понимание текста довольно проблематично, так как Ахиш только что объяснил Давиду, что все деяния его хороши, что с начала их знакомства Ахиш не нашел в нем зла, и он вынужден отослать Давида только из-за того, что ему не доверяют другие князья. А теперь Давид спрашивает Ахиша о том, что он плохого сделал и что нашел в нем Ахиш, как будто он не слышал того, что только что было сказано.

    Поэтому Мальбим пишет, что Давид понял, что Ахиш его отсылает не из-за ревности со стороны других князей плиштим (см. комментарий к предложению №6), а из-за того, что они ему не доверяют и поэтому желают вообще убрать его из своей армии. В глубине души Давид был этому рад, но хотел уйти не сам, а со всем своим отрядом, и поэтому он здесь спрашивает Ахиша, что даже в том случае, если Ахиш вынужден сместить его с поста своего личного телохранителя, почему он совсем удаляет его из армии? Почему Давид вместе со своим отрядом не может сражаться с врагами Ахиша, выполняя функции обычного боевого подразделения? Изгнание из армии означает, что Давид находится под подозрением, и поэтому он здесь спрашивает Ахиша: «…что я сделал и что нашел ты в рабе твоем…», что я не могу сражаться за тебя, как обычный солдат?

  9. И ответил Ахиш, и сказал Давиду: «Известно мне, что хорош ты в глазах моих, как посланник Бога, но вельможи плиштим сказали: «Не поднимется он с нами на войну!»».

    Здесь Ахиш говорит не «князья», а «вельможи плиштим», то есть, по мнению Мальбима, признается в том, что присутствию Давида в армии воспротивились не князья, а старшие офицеры, и причиной этого является не ревность, а их недоверие к Давиду. Поэтому Давиду придется выйти из состава вооруженных сил Ахиша, но, чтобы это не выглядело позорным изгнанием, Ахиш, как будет сказано в следующем предложении, демобилизует не только Давида, но также и весь его отряд.

    Разницу в отношении к Давиду со стороны Ахиша и со стороны его офицеров можно понять из того, что Ахиш здесь сравнивает Давида с посланником Бога, то есть с ангелом, а его офицеры в предложении №4 назвали его Сатаной.

  10. И теперь, пробудишься ты утром, и рабы господина твоего, которые пришли с тобой, и пробудитесь вы утром, и свет вам, и идите».

    В соответствии с контекстом, «рабы господина твоего» – это воины Давида, но непонятно, кого Ахиш называет здесь господином. Часть комментаторов утверждает, что он имеет в виду себя, а другая часть считает, что он говорит о Шауле. «Мецудат Давид», который относится к тем, кто утверждает, что здесь речь идет о Шауле, пишет, что этими словами Ахиш говорит Давиду о том, что его люди, прежде чем перейти на сторону плиштим, были рабами Шауля, и поэтому они так же, как Давид, подозреваются в нелояльности и должны покинуть вооруженные силы Ахиша. Таким образом, «Мецудат Давид» понимает смысл разговора Ахиша с Давидом совершенно не так, как Мальбим.

    Так как Ахиш приказывает Давиду уйти со своими людьми из лагеря плиштим утром, «Даат Микра» пишет, что их беседа происходила ночью. Относительно времени их ухода мнения комментаторов разделились. Ральбаг и Мальбим считают, что они должны были покинуть лагерь плиштим на рассвете, еще до того, как проснутся другие воины Ахиша, чтобы они не покрыли Давида и его людей позором. В этом случае слова «и свет вам» означают, что после того, как Давид и его люди выйдут в путь, как раз рассветет, и им хорошо будет видно дорогу. «Даат Микра», наоборот, говорит о том, что Давид и его люди должны будут покинуть лагерь плиштим не ночью, как изгнанники, а после наступления утра, при свете, так как им нечего стыдиться, потому что они уходят по велению царя.

  11. И пробудился Давид, он и люди его, идти утром, возвращаться в землю плиштим, а плиштим поднялись в Изреэль.

    «Даат Микра» пишет, что здесь опять говорится о том, что Давид со своим отрядом ушли из лагеря плиштим утром, для того чтобы подчеркнуть, что Давид ушел открыто с гордо поднятой головой.

    Давид и его люди отправились обратно в страну плиштим, а точнее, в Циклаг, как об этом будет сказано в следующем предложении. А плиштим в это время ушли из Афека и двинулись в сторону Изреэльской долины, где поставили лагерь в Шунеме, о чем говорилось в главе 28, предложении №4.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator