Первая Книга Шмуэля

Глава 27

  1. И сказал Давид сердцу своему: «Теперь погибну я в один день от руки Шауля; нет мне добра, как бежать в землю плиштим, и отчается от меня Шауль, искать меня еще во всех пределах Израиля, и сбегу я от руки его».

    В этом предложении приведены размышления Давида, в результате которых он решил бежать от Шауля в государство плиштим и попросить там «политического убежища». Из сказанного здесь Давидом видно, что он ни на грош не поверил в раскаяние Шауля и в его обещание не причинять Давиду зла. Давид понимал, что все то время, пока Шауль жив, он не перестанет его преследовать и не оставит его в покое.

    Раши пишет, что Давид начал опасаться того, что ему не удастся бегать от Шауля вечно, и что, в конце концов, Шауль его схватит и казнит. Поэтому Давид решил бежать за границу, в место, недосягаемое для Шауля, и государство плиштим для этой цели вполне подходило. Проблема с этим пониманием сказанного состоит в том, что Давид здесь говорит «теперь», а это означает, что он исходит из того, что теперь ситуация каким-то образом изменилась в худшую сторону. Раши тоже видит проблему, связанную со словом «теперь», и предлагает решить ее, сказав, что в данном случае «теперь» означает «может быть». Но тогда непонятно, почему Давид именно сейчас решил бежать за границу, а раньше такой мысли у него не возникало (кроме эпизодического похода к царю Гата Ахишу – см. главу 21, предложение №11).

    Исходя из всего этого, другие комментаторы понимают слово «теперь» не так, как Раши, и, соответственно, объясняют первую часть мыслей Давида совершенно по-другому. «Мецудат Давид» считает, что «теперь» Давид полностью убедился в том, что Шауль от него никогда не отстанет. То есть, Давид питал какие-то иллюзии насчет Шауля после того как, сжалившись над ним в пещере, он не убил его, а лишь отсек мечом подол его мантии. И после того, как Шауль внимательно рассмотрел подол своей мантии, находящийся в руках Давида, Давид думал, что Шауль успокоится. Но теперь, после того как Шауль опять привел свое войско с тем, чтобы разыскать и схватить Давида, Давид понял, что никакие логические доводы и наглядные примеры на Шауля не действуют, и он продолжит преследовать Давида до тех пор, пока один из них не умрет. А так как Давид не считал для себя возможным поднять руку на Шауля, он понял также, что умрет, по всей видимости, не Шауль, а он сам, если не позаботится о том, чтобы оказаться вне досягаемости рук Шауля.

    Мальбим, объясняя первую часть мыслей Давида, говорит о том, что каждый раз Давид спасался от Шауля лишь чудом. А, как известно, когда Бог совершает для определенного человека чудо, Он вычитает плату за это чудо из заслуг этого человека. Поэтому Давид начал опасаться того, что «теперь», после стольких чудес, совершенных для него Богом, активы его заслуг уже исчерпаны, или будут исчерпаны в скором будущем, а затем его схватит Шауль со всеми вытекающими из этого последствиями.

    На этом основании Давид решает бежать из царства Шауля в государство плиштим. Почему именно туда, а не в другое место? «Даат Микра» объясняет этот выбор Давида тем, что государство плиштим занимало часть территории, которую Бог обещал отдать евреям в качестве Земли Израиля. Таким образом, даже бежав из еврейского государства в государство плиштим, Давид продолжал оставаться на территории Земли Израиля, чего не могло быть, если бы он выбрал любое другое государство.

    На основании мыслей Давида, приведенных в заключительной части нашего предложения, Мальбим заключает, что Давид посчитал, что за границей он будет находиться в безопасности, исходя из трех следующих соображений. Во-первых, если Давид будет находиться за границей, Шауль перестанет нервничать из-за мыслей о том, что Давид, странствуя по городам и весям его государства, собирает против него войско мятежников, а перестав нервничать, перестанет думать о том, как бы ему убить Давида. Во-вторых, Шауль перестанет преследовать Давида по всей территории его царства по той причине, что Давида там просто не будет. В-третьих, даже если Шауль потребует у плиштим выдачи ему Давида, у него ничего не получится, так как Давид будет находиться под их защитой, как беженец, получивший политическое убежище.

  2. И встал Давид, и перешел, он и шесть сотен человек, которые с ним, к Ахишу, сыну Маоха, царю Гата.

    Итак, приняв решение уйти от Шауля к плиштим, Давид сразу же его исполнил, и со своим отрядом, численностью в 600 человек, перешел к царю Гата Ахишу. Рид пишет, что наверняка Давид сначала послал к Ахишу парламентера, который заручился его согласием на то, чтобы Давид со своими людьми поселился в его государстве, иначе Ахиш вполне мог посчитать переход Давида со своим отрядом через границу вторжением вражеской армии на свою территорию.

    В главе 21 рассказывалось о том, что Давид уже однажды пытался бежать от Шауля к Ахишу, но тогда он явился к его дворцу инкогнито, надеясь на то, что его не узнают. Когда его узнали, ему пришлось прикинуться сумасшедшим для того, чтобы его не убили, и опять бежать, теперь уже от плиштим на территорию еврейского государства. Теперь ситуация в корне изменилась, и Давид эмигрировал вполне легально, заручившись разрешением Ахиша и во главе отряда в 600 человек, который, как надеялся Ахиш, в случае войны пополнит его армию.

    Как здесь сказано, Ахиш был царем Гата, то есть самым главным из пятерых князей плиштим. Город Гат уже неоднократно упоминался в Книге Шмуэля, и информацию о нем можно почерпнуть из комментария к главе 5, предложению №8. Информацию об Ахише можно почерпнуть из комментария к главе 21, предложению №11, здесь же следует добавить, что в нашем предложении этот Ахиш назван по своему имени отчеству: Ахиш, сын Маоха. Следует заметить, что в Первой Книге Царей (2, 39) упоминается царь Гата, которого звали Ахиш, сын Маахи, и он правил государством плиштим во времена царствования царя Шломо. Часть комментаторов считают, что здесь и в Книге Царей идет речь об одном и том же человеке. Другие комментаторы с этим не согласны и говорят, что Ахиш, сын Маоха, и Ахиш, сын Маахи – это два разных человека, обладавшие очень похожими именами из-за того, что они оба являлись представителями одной и той же династии. Кроме этого, существует мнение, согласно которому Ахиш, сын Маахи приходился внуком упомянутому здесь Ахишу, сыну Маоха.

  3. И поселился Давид с Ахишем в Гате, он и люди его, человек и дом его, Давид и две жены его, Ахиноам изреэльская и Авигаиль, жена Наваля, кармельская.

    Слово «дом» в ТАНАХе очень часто означает «семья». То есть, здесь говорится о том, что отряд Давида разместился в столице Ахиша Гате, причем и Давид, и его воины жили там вместе со своими семьями. Мальбим по этому поводу пишет, что сначала Давид и его люди прибыли в Гат без семей, и это стало причиной беспокойства со стороны Ахиша, который опасался пребывания еврейской боевой единицы непосредственно в столице своего государства. Но после того как в Гат прибыли также их семьи, страхи Ахиша развеялись, так как он понял, что Давид и его люди настроены миролюбиво и не собираются начинать военные действия там, где проживают их близкие.

    О женитьбе Давида на Авигаиль и на Ахиноам рассказывалось в главе 25, предложениях №42-43. Авигаиль здесь названа кармельской, так как до своего второго замужества проживала неподалеку от города Кармель, соответственно Ахиноам здесь названа изреэльской, так как до своего замужества проживала в городе Изреэль.

    Информацию о городе Кармель можно почерпнуть из комментария к главе 15, предложению №12, а информацию о городе Изреэль – из комментария к главе 25, предложению №43.

  4. И было рассказано Шаулю, что бежал Давид в Гат, и не продолжил он еще искать его.

  5. И сказал Давид Ахишу: «Если, пожалуйста, нашел я милость в глазах твоих, отдадут мне место в одном из полевых городов, и буду жить я там, и зачем будет жить раб твой в городе царства с тобой?».

    Из того, что Давид просит у Ахиша разрешение на то, чтобы покинуть Гат и поселиться в другом месте, следует, что сначала Ахиш потребовал от Давида поселиться именно в Гате, а не где-либо еще. Мальбим пишет о том, что, дав разрешение Давиду поселиться на территории своего государства, Ахиш все же отказался предоставить Давиду и его людям полную свободу передвижения и потребовал от них поселиться в столице, где они будут на виду. По всей видимости, Ахиш опасался того, что они все же начнут против него военные действия, а в Гате находился сильный гарнизон, который заметно превосходил отряд Давида по численности. Именно поэтому Давид говорит Ахишу «если… нашел я милость в глазах твоих», что означает «если я уже обрел твое доверие». Кроме этого, Ахиш мог потребовать от Давида поселиться в Гате, так как опасался, что, если Давид со своими людьми будут проживать где-то в другом месте, то не Давид, а местные плиштим начнут против него военные действия, чем спровоцируют заваруху. Поэтому Давид здесь просит Ахиша, чтобы тот дал ему место, то есть выделил территорию, отдельную от местного населения.

    Давид просит Ахиша выделить ему место в одном из «полевых городов». Понятие «полевые города» больше нигде в ТАНАХе не встречается, и оно означает «города, не обнесенные стеной», то есть неукрепленные города. Этим Давид намекает Ахишу, чтобы он не опасался того, что Давид превратит этот город в свой укрепленный опорный пункт, откуда начнет войну против Ахиша и его государства.

    Слова «город царства» являются синонимом слову «столица», таким образом, здесь идет речь о Гате. Раши и «Мецудат Давид» говорят о том, что, проживая вместе с Ахишем в Гате, Давид и его люди (а также все их семьи) находились на довольствии Ахиша, и тем самым были для него обузой. Таким образом, Давид просит Ахиша отпустить его жить в другой город, так как не хочет быть обузой Ахишу.

  6. И отдал ему Ахиш в тот день Циклаг, поэтому стал Циклаг у царей Йехуды до сегодняшнего дня.

    Город Циклаг упоминается в Книге Йехошуа (15, 31) как один из городов, отошедших к наделу колена Йехуды, который затем был передан этим коленом в распоряжение колена Шимона (Книга Йехошуа 19, 5 и Первая Книга Хроник 4, 30). Вместе с этим, во время Периода Судей этот город был завоеван плиштим, и с тех пор и вплоть до прихода Давида евреи в нем не проживали. Считается, что в настоящее время Циклаг – это курган Тель Э-Шарийа (31°23'27.31"N, 34°40'50.76"E), который находится в пустыне Негев и расположен в 2.5 км. к западу от современного бедуинского города Рахат:

    Циклаг

    В настоящее время курган Тель Э-Шарийа выглядит так:

    Циклаг - курган Тель Э-Шарийа

    В описываемый здесь исторический период плиштим доставляли много неприятности кочевые племена, совершавшие набеги на их государство с юга, из пустыни Негев. И Ахиш выбрал для Давида и его людей пограничный с этой пустыней Циклаг, чтобы Давид со своим отрядом принимали на себя удары этих кочевников и отражали их, являясь чем-то вроде пограничной заставы на юге плиштимского государства. Забегая вперед, следует заметить, что Давид воспользовался этой возможностью для того, чтобы защищать от набегов с юга также территорию царства Шауля.

    В заключительной части нашего предложения говорится о том, что с тех пор город Циклаг стал личным владением царей Йехуды, то есть царей из династии Давида.

  7. И было количество дней, когда жил Давид в поле плиштим: дни и четыре месяца.

    Государство плиштим занимало равнинные территории, относящиеся к Прибрежной низменности и к северному Негеву. Таким образом, слова «поле плиштим» означают «государство плиштим», и указанный в этом предложении период времени подразумевает все время проживания Давида на территории этого государства, включая и время, проведенное Давидом в Гате, и время, проведенное им в Циклаге. Этого мнения придерживается также переводчик на арамейский Йонатан, который, чтобы избежать путаницы «поля плиштим» с «полевым городом» Циклагом, предпочитает перевести «поле плиштим», как «города плиштим», и таким образом включить в это понятие оба города: и Гат, и Циклаг.

    В принципе, слово «дни» в ТАНАХе очень часто означает «год». «Даат Микра» считает, что этот принцип работает и в нашем предложении, и, по его мнению, здесь идет речь о том, что Давид прожил в государстве плиштим год и четыре месяца. В доказательство своей версии, «Даат Микра» приводит слова Ахиша, которые тот скажет в главе 29, предложении №3. Вместе с этим, Раши, Радак и Мальбим придерживаются мнения о том, что здесь идет речь не о годе, а о нескольких днях, а затем еще о четырех месяцах. Раши (и, по всей видимости, другие комментаторы) основывают свое мнение на информации из книги «Седер Олам», где говорится о том, что после смерти Шмуэля Шауль процарствовал всего четыре месяца. А так как Давид перешел к плиштим лишь после того, как Шмуэль умер, следует сказать, что он не мог оставаться у плиштим в течение года после смерти Шауля. Но тогда почему в нашем предложении разделены дни и четыре месяца? Мальбим пишет, что таким образом Книга Шмуэля говорит о том, что в Гате Давид прожил несколько дней, а затем еще четыре месяца он прожил в Циклаге. Следует заметить, что такого же мнения придерживается и Йосиф Флавий, который еще более точен и говорит о том, что в общей сложности Давид прожил у плиштим четыре месяца и двадцать дней.

  8. И поднимался Давид и люди его, и совершали набеги на гшури, и гизри, и амалеки, ибо они живут на земле, которая издревле достигает Шура и до Земли Египетской.

    Здесь говорится о том, чем занимался Давид и его люди во время своего проживания в Циклаге. Оказывается, они вели наступательные действия против народов гшури, гизри и амалеки.

    Как здесь сказано, эти народы издревле проживали на территории, которая на юге достигала Шура и Египта. Шур уже упоминался в Книге Шмуэля, и информацию о нем можно почерпнуть в комментарии к главе 15, предложению №7. Здесь же достаточно заметить, что Шур являлся египетской северо-восточной границей.

    В Книге Йехошуа упоминаются два разных народа, которые носили название «гшури». Один из них занимал территорию, которая в настоящее время называется Голанские Высоты, то есть очень далеко от Циклага, в котором проживал Давид, и к тому же на севере, а не на юге возле Египта. Поэтому следует сказать, что в нашем предложении речь идет не о нем. Другой народ гшури упоминается в главе 13, предложении №2 Книги Йехошуа, когда там описываются территории, которые после войны, проведенной Йехошуа, остались не завоеванными. Эти гшури проживали в северо-западном Негеве и на севере граничили с государством плиштим, из чего можно заключить, что именно они имеются в виду в нашем предложении. О народе, который назывался «гизри», информация отсутствует совершенно. Амалеки – это тот самый народ, относительно которого существует заповедь Торы уничтожить о нем даже память, и представителей которого не добил Шауль, о чем рассказывалось выше, в главе 15.

    По какой причине Давид совершал набеги на территорию этих трех народов? И если с амалеки все более или менее ясно, то относительно гшури и гизри никакой ясности нет. «Мецудат Давид» на этот вопрос отвечает очень странно, говоря о том, что, так как эти народы испокон веков проживали на своей территории, им никто не угрожал и к военным действиям они были непривычны, чем и воспользовался Давид, который делал с ними все, что ему было угодно. Мальбим предлагает более логичный ответ, и говорит о том, что все эти три народа проживали к югу от государства плиштим, и на границе между ними периодически возникали инциденты. Таким образом, по мнению Мальбима, Давид, во время своего проживания в Циклаге, исполнял обязанности командира карательного отряда специального назначения.

    Самый логичный ответ на этот вопрос дает «Даат Микра», который обращает внимание на то, что все три упомянутых в нашем предложении народа проживали в пустыне. Эта пустыня на севере граничила с плодородными землями, жители которых практиковали земледелие. Гшури, гизри и амалеки земледелия не практиковали, да и не могли его практиковать, проживая в пустыне, и поэтому являлись кочевниками, которые занимались животноводством, но большей частью специализировались на грабеже караванов и находящихся на севере земель, в которых проживало оседлое население. Именно это являлось причиной того, что Давид совершал набеги на территорию этих народов, проводя операции возмездия и нанося превентивные удары.

  9. И бил Давид землю эту, и не оставлял в живых ни мужчины, ни женщины, и брал мелкий и крупный скот, и ослов, и верблюдов, и одежду, и возвращался, и приходил к Ахишу.

    Давид бил не саму землю, на которой проживали вышеперечисленные народы, а ее жителей, не беря пленных и рабов, и не оставляя в живых ни мужчин, ни женщин. Вместе с этим, в качестве трофеев он забирал домашних животных и одежду, и доставлял все это Ахишу, который делил эти трофеи, часть из них возвращая Давиду и его воинам.

  10. И говорил Ахиш: «Куда совершили набег вы сегодня?», и говорил Давид: «На Негев Йехуды», и «на Негев Ирахмиели», и «на Негев Кейни».

    Перевод вопроса, который задавал Давиду Ахиш, сделан в соответствии с мнением Раши и Радака, которые считают, что присутствующее в оригинальном тексте слово «аль» (אל) означает «куда». «Мецудат Давид» считает, что это слово означает «не», и в соответствии с его мнением вопрос Ахиша должен звучать так: «Разве не совершали вы набег сегодня?». Очень похожее мнение высказывает Мальбим. Он считает, что Ахиш говорил: «Конечно же, вы совершили набег сегодня!». Ральбаг считает, что это слово следует понимать, как «на», таким образом Ахиш спрашивает: «На кого вы совершили набег сегодня?». Следует заметить, что мнение Ральбага подкрепляется древней копией Книги Шмуэля, найденной в числе Свитков Мертвого моря. В этой копии так и написано: «на кого».

    На приведенный здесь вопрос Ахиша Давид отвечал каждый раз по-разному. Иногда он говорил, что его отряд совершил набег на территорию пустыни Негев, которая принадлежала колену Йехуды, иногда – на территорию, которая принадлежала клану Ирахмиели, а иногда – на территорию принадлежавшую семейству Кейни.

    Негев Йехуды – это район Беер Шевы. Во Второй Книге Шмуэля (24, 7) об этом будет сказано недвусмысленно: «И вышли они в Негев Йехуды, в Беер Шеву».

    Негев Ирахмиели – это территории, на которых проживали потомки Ирахмиэля, старшего сына Хецрона, который, в свою очередь, приходился сыном Йехуде (см. Первую Книгу Хроник 2, 9 и 25-33). В настоящее время известны два места, где проживали представители этого семейства. Одно из них – район Арада (имеется в виду тот Арад, который сейчас представляет собой курган Тель Малхата – см. Книгу Йехошуа 12, 14), а другое – район современного города Йерухам.

    Негев Кейни – это территория, на которой проживали потомки тестя Моше Итро. В Книге Судей сказано, что эта семья получила от колена Йехуды территорию, расположенную в районе города Арада (это тот Арад, который сейчас представляет собой курган Тель Арад – см. Книгу Судей 1, 16). Вместе с этим, выше (глава 15, предложение №6) говорилось о том, что представители этого семейства проживали в Северном Синае, в районе Вади Эль-Ариш. Поэтому следует сказать, что члены семейства Кейни, которые тоже были кочевниками, со своими стадами перемещались по довольно обширной территории Негева, и не только Негева, иногда достигая северных областей еврейского государства (см. Книгу Судей 4, 11).

    Из всего этого следует, что Давид рассказывал Ахишу, будто он совершает набеги на южные области царства Шауля, тем самым создавая у него впечатление, что он стал изменником Родины и полностью принял сторону плиштим в их затяжном конфликте с еврейским народом.

  11. А мужчины и женщины не оставлял в живых Давид приводить в Гат, говоря: «Дабы не рассказали они про нас, говоря: «Так сделал Давид»», и таков обычай его все дни, в которые жил он в поле плиштим.

    Здесь поясняется причина, по которой Давид убивал всех побежденных им представителей народов гшури, гизри и амалеки, не пленяя их и не захватывая в рабство. Оказывается, Давиду очень не хотелось, чтобы с их слов Ахишу стало известно о том, что он сражается не с евреями, а с населявшими Негев кочевыми народами.

    Следует заметить, что по этой же причине Давид всегда говорил Ахишу, что совершает набеги на еврейское население Негева, а не лежащих к северу от него районов. Дело в том, что в качестве трофеев Давид доставлял Ахишу скот, то есть продукцию сельского хозяйства, характерного для условий пустыни. Если бы он рассказывал, что воюет с жителями более северных районов, он должен был доставлять Ахишу не скот, а продукцию земледелия.

    В конце нашего предложения говорится о том, что в течение всего своего пребывания в государстве плиштим Давид рассказывал Ахишу, что он сражается против евреев, а на самом деле совершал набеги на проживавшие в Негеве кочевые народы.

  12. И поверил Ахиш в Давида, говоря: «Опротивел он народу его, Израилю, и будет он мне рабом вечным».

    Здесь говорится о том, что Ахиш принял рассказы Давида о том, что он совершает набеги на евреев, за чистую монету, тем более что эти рассказы неизменно подкреплялись приносимыми Давидом трофеями. В результате Ахиш начал смотреть на Давида, как на своего вассала, так как считал, что после вреда, нанесенного Давидом еврейскому населению Негева, путь назад ему в любом случае заказан, а это значит, что у Давида нет выбора, кроме как продолжать выполнять все распоряжения Ахиша.

    «Даат Микра» пишет, что до Ахиша вполне могли дойти слухи о том, что Давид помазан на царство над еврейским народом, но это его ничуть не волновало. Ахиш понимал, что даже в том случае, если Давид станет следующим еврейским царем, он продолжит всецело зависеть от Ахиша, так как евреи теперь его ненавидят, и он не сможет ими править без военной поддержки со стороны плиштим.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator