Первая Книга Шмуэля

Глава 23

  1. И сказали Давиду, говоря: «Вот, плиштим сражаются в Киле, и они грабят амбары».

    Во время своего пребывания в лесу Харет (см. главу 22, предложение №5), Давид получил сообщение о том, что плиштим воюют в Киле. Кила был древним кнаанским городом, он упоминается в Книге Йехошуа (15, 44) как один из городов, отошедших к наделу колена Йехуды, а также в ряде нееврейских источников, начиная с периода Египетского рабства. В настоящее время этот город представляет собой курган Тель Кила (31°36'51.22"N, 35° 0'10.79"E), расположенный рядом с арабской деревней Аль-Килла на территории ПА:

    Кила

    Город Кила был расположен в предгорьях Иудейских гор, и в описываемый здесь исторический период являлся пограничным городом на границе с государством плиштим. Таким образом, нападение плиштим на Килу было не началом тотальной войны между плиштим и евреями, а всего лишь пограничным инцидентом.

    Нападение плиштим на Килу обсуждается в Вавилонском Талмуде (Эрувин 45, а), и там сказано, что описанные здесь события произошли в субботу. Мальбим в своем комментарии производит детальный анализ особенностей нашего предложения, на основании которого делает несколько интересных выводов. Во-первых, здесь говорится о том, что плиштим сражались не за Килу, а в Киле. Из этого следует, что они уже вошли в город и вели уличные бои с его жителями. Кроме этого, здесь сказано, что плиштим грабят амбары. В амбарах в описываемый здесь период было принято хранить сено, которое является не самым подходящим для грабежа продуктом. Далее Мальбим говорит о том, присутствующее в оригинальном тексте слово «шосим» (שוסים) по своему значению существенно отличается от слова «бозезим» (בוזזים), несмотря на то, что оба они переводятся, как «грабят»: «бозезим» означает «грабят ради обогащения», то есть «берут трофеи», а «шосим» означает, что они скорее не грабят, а громят. То есть из всего вышесказанного получается, что во время субботнего отдыха плиштим ворвались в Килу для того, чтобы просто покуролесить: они разносили амбары и разбрасывали сено по всему городу, не причиняя особого ущерба и не представляя опасности для жителей Килы. Забегая вперед следует заметить, что Давид, несмотря на то, что дело было в субботу, вместе со своим отрядом выдвинулся к Киле и разбил напавших на город плиштим. Из этого Вавилонский Талмуд делает вывод, что если враг нападает на пограничный город даже для того, чтобы просто раскидать по нему солому, следует нарушить субботний отдых для того, чтобы изгнать этого врага.

  2. И спросил Давид Господа, говоря: «Пойти ли мне и ударить по плиштим этим?», и сказал Господь Давиду: «Иди, и ударь по плиштим, и избавь Килу».

    То, что Давид был способен задать Богу вопрос, говорит о том, что Эвьятар пришел к Давиду с эфодом Главного коэна, на котором были Урим и Тумим.

    Слово «этим» отражает презрение Давида к плиштим.

  3. И сказали люди Давида ему: «Вот, мы здесь в Йехуде страшимся, тем более, когда пойдем мы в Килу к войскам плиштим!».

    Услыхав, что Давид собирается выступить в поход для того, чтобы разбить захвативших Килу плиштим, присоединившиеся к нему люди испугались. Они заявили Давиду, что даже на территории надела родственников Давида они пребывают в страхе перед Шаулем, тем более боятся выступить в поход против плиштим. Мальбим по этому поводу пишет, что воины Давида опасались того, что в Киле они будут вынуждены воевать на два фронта: и с захватившими Килу плиштим, и с подошедшими с востока войсками царя Шауля.

  4. И продолжил еще Давид спрашивать Господа, и ответил ему Господь, и сказал: «Встань, спустись в Килу, ибо Я отдаю плиштим в руки твои!».

    Многие комментаторы задаются вопросом о том, зачем Давиду понадобилось еще раз задавать Богу тот же самый вопрос. Ведь на первый взгляд Бог уже ему дал указание выдвинуться в Килу и очистить ее от плиштим, и Давид так и поступил бы, если бы его люди не начали проявлять признаки малодушия. А после того, как его люди начали трусить и отказываться подчиняться своему командиру, Давиду следовало навести порядок в отряде, а не возвращаться к Богу с уже один раз заданным вопросом.

    Радак, «Мецудат Давид» и «Даат Микра» считают, что Давид еще раз задал Богу вопрос относительно Килы для того, чтобы укрепить сердца своих подчиненных. Такое же объяснение этому дает Ральбаг, но вместе с этим пишет, что это объяснение довольно шаткое. Ведь если человек боится, то можно хоть тысячу раз спрашивать у Бога одно и то же, а он все равно будет продолжать бояться, как прежде. Поэтому Ральбаг приводит еще одно, более правильное, с его точки зрения, объяснение. В соответствии с ним, люди Давида прекратили трусить после второго полученного Давидом ответа, так как он существенно отличался от первого. В первый раз Бог сказал Давиду, чтобы он нанес удар по плиштим и очистил от них Килу, но Он ничего не сказал о том, что Давид одержит над плиштим победу. На основании этого люди Давида сделали вывод, что Бог посылает их сражаться с плиштим и очистить от них Килу, и им это удастся, но полной победы над противником они не одержат и понесут ощутимые потери. Во второй раз Бог ясно ответил Давиду, что Он отдаст плиштим в его руки, то есть на сей раз Давиду была обещана полная победа над плиштим, и нерешительность его людей развеялась. Кроме этого, Ральбаг пишет о том, что люди Давида опасались воевать с плиштим отнюдь не безосновательно. В доказательство этому Ральбаг приводит события, описанные в Книге Судей (глава 20), когда объединенная еврейская армия вышла на войну с коленом Биньямина после событий, известных как «Наложница в Гиве». Тогда, прежде чем начать военные действия, евреи тоже спрашивали Бога, но неправильно формулировали вопросы, из-за чего получали на них нечеткие ответы. Поэтому две первых атаки на Гиву были отбиты воинами колена Биньямина, причем объединенная еврейская армия оба раза несла ощутимые потери. И только после третьего вопроса, когда Бог ответил, что Он отдаст защитников Гивы в руки остальных колен, им удалось одержать над ними победу.

    Мальбим дает этому несколько другое объяснение и говорит, что в первый раз Давид спросил Бога о том, следует ли ему «ударить по плиштим», то есть речь шла лишь о тактической победе над теми плиштим, которые безобразничали в Киле, а не о полной победе. Поэтому Бог ответил, что ему следует нанести удар по этим плиштим и выбить их из Килы. О том, что будет после этого, разговора не было, и это очень не понравилось людям Давида, которые представили себе, как разозленные плиштим собираются в большое войско и наносят отряду Давида сокрушительный удар. Поэтому они совсем не горели желанием идти выручать жителей Килы, а затем принять на себя ответный удар плиштим. Но во второй раз Бог сказал Давиду, что Он отдает плиштим в его руки, то есть на сей раз речь шла о полной победе над плиштим, причем не только над теми, что бесчинствовали в Киле, а вообще над всем их народом. Такой ответ развеял все страхи людей Давида.

    Бог говорит Давиду, чтобы он спустился в Килу, так как лес Харет, место постоянной дислокации отряда Давида, находился в Иудейских горах, а Кила находилась в предгорьях, то есть гораздо ниже.

  5. И пошел Давид и люди его в Килу, и сразился с плиштим, и управлял стадами их, и ударил по ним ударом великим, и избавил Давид жителей Килы.

    Слова «и управлял стадами их» означают, что Давид захватил стада плиштим в качестве трофеев. Что делали стада плиштим возле Килы? «Даат Микра» пишет, что часть скота плиштим намеревались использовать в качестве тягловой силы для того, чтобы увезти награбленное в Киле сено. Другая часть должна была послужить пищей для воинов плиштим. Следует заметить, что захват Давидом скота плиштим упомянут здесь перед ударом по плиштим, что говорит о том, что Давид захватил стада плиштим еще до того, как вошел в боевое соприкосновение с их воинами, так как стада плиштим находились вне города, а сами плиштим – внутри его.

  6. И было, при побеге Эвьятара, сына Ахимелеха, к Давиду в Килу, эфод спустился с ним.

    Это предложение является отступлением от хронологического изложения событий, и оно призвано объяснить, каким образом в распоряжении Давида оказался эфод Главного коэна, с помощью которого он смог задавать Богу различные вопросы.

    Из того, что было сказано выше, следует, что Эвьятар присоединился к Давиду еще до того, как тот отправился освобождать Килу от плиштим. Поэтому сказанное в нашем предложении нужно понимать, как укороченную запись, и на самом деле оно должно звучать так: «И было, при побеге Эвьятара, сына Ахимелеха, к Давиду, и когда он пошел с ним в Килу, эфод спустился с ним».

    Из того, что здесь говорится о том, что эфод с Эвьятаром спустился, а не о том, что Эвьятар спустил этот эфод, комментаторы делают вывод о том, что эфод оказался у Эвьятара случайно.

  7. И было рассказано Шаулю, что пришел Давид в Килу, и сказал Шауль: «Предал его Бог в руку мою, ибо закрылся он, прибыв в город двух дверей и засова!».

    Две двери – это створки городских ворот Килы. Изнутри такие ворота запирались с помощью длинного и толстого бруса, который здесь назван засовом. Из этого следует, что Кила был укрепленным городом, обнесенным крепостной стеной. Когда Шауль услыхал о том, что Давид находится в Киле, он очень обрадовался, так как посчитал, что теперь он сможет с легкостью схватить Давида. Если Шауль осадит Килу, Давид в ней окажется, как в мышеловке, и не сможет в очередной раз ускользнуть от Шауля. «Даат Микра» пишет, что, по всей видимости, Шауль считал, что Давид сделает Килу местом своего постоянного пребывания.

    Следует заметить, что в этом предложении присутствует трудное слово «никер» (נכר), которое большинство комментаторов по смыслу трактуют, как «предал». Вместе с этим, по мнению Мальбима и «Даат Микра», оно происходит от корня «нехар» (נכר), который означает «чужой». Таким образом получается, что Шауль здесь говорит не о том, что Бог предал Давида в его руки, а о том, что Он сделал его чужим, то есть отдалил его и перестал помогать, что позволит Шаулю легко одержать над ним верх. Так понимает слово «чужой» «Даат Микра». Мальбим понимает его по-другому и пишет, что Шауль говорит о том, что Бог позволил поступать с Давидом, как с чужим, то есть как с врагом еврейского народа, который засел в крепости и готовит войну против царской власти. Кроме этого, «Даат Микра» приводит еще одно возможное толкование слова «никер», в соответствии с которым оно является страдательным залогом глагола «лехакир» (להכיר), что означает «узнавать (кого-либо)». В таком случае Шауль говорит о том, что Бог сделал так, чтобы Шаулю стало известно о месте пребывания Давида, а также о том, что он находится там, где его легко будет схватить.

  8. И известил Шауль весь народ на войну, спуститься к Киле, осадить Давида и людей его.

    С помощью глашатаев Шауль объявил мобилизацию всех военнообязанных мужчин, и в соответствии с простым пониманием текста, им было объявлено, что они должны будут осадить Килу для того, чтобы арестовать засевших там Давида и его воинов. Такое понимание текста совершенно не устраивает Мальбима: ведь если цели этой военной операции открыто объявлялись в ходе мобилизации, Давид тоже должен был услыхать о них и уйти из Килы задолго до подхода армии Шауля. Поэтому Мальбим пишет, что цели этой операции скрывались от народа в ходе мобилизации. Воинам было объявлено, что начинается война, и они думали, что это будет очередная война с плиштим, тем более что наверняка многие из них слышали о том, что город Кила захвачен неприятелем.

    Следует заметить, что начало нашего предложения почти дословно повторяет сказанное в главе 15, предложении №4, когда шла речь о том, что Шауль собирал народ для войны с Амалеком. Это говорит о том, что Шауль придавал операции по поимке Давида такое же значение, как войне с самым непримиримым врагом еврейского народа.

  9. И узнал Давид, что против него Шауль замышляет зло, и сказал он Эвьятару ха-коэну: «Принеси эфод».

    Слухи о том, что Шауль собирает армию, достигли ушей Давида. Если принять версию о том, что о целях военной операции было объявлено, следует сказать, что о них услыхал и Давид. А если принять версию Мальбима, то следует сказать, что, услыхав о том, что Шауль собирает армию, Давид понял, что он собирается осадить Килу для того, чтобы с ним покончить. Следует заметить, что версию Мальбима хорошо подтверждает сказанное в нашем предложении: «…что против него Шауль замышляет зло», то есть Шауль собирает армию против Давида, а не против кого-либо другого. «Мецудат Давид» понимает эту фразу несколько иначе, и говорит о том, что Давид понял, что Шаулю нужен лишь он, и, заполучив его, Шауль сразу же снимет осаду. Поэтому он начал опасаться того, что жители Килы, для того, чтобы избежать проблем, просто выдадут его Шаулю.

    Следует заметить, что в нашем предложении Эвьятар назван Эвьятар ха-коэн, то есть так, как в ТАНАХе обычно называется Главный коэн. По мнению «Даат Микра» это говорит о том, что после того, как Эвьятар с помощью эфода начал задавать Богу вопросы, а Бог начал отвечать Эвьятару, тот фактически стал Главным коэном.

  10. И сказал Давид: «Господь, Бог Израиля! Услыхал раб Твой, что хочет Шауль прийти к Киле, разрушить город из-за меня.

    Обращением «Господь, Бог Израиля!» начинался любой вопрос, задаваемый Богу с помощью Урим и Тумим.

    Мальбим, на основании анализа стилистических особенностей оригинального текста пишет, что Шауль намеревался разрушить Килу не для того, чтобы наказать ее жителей за то, что они позволили Давиду в ней поселиться, а только в том случае, если они откажутся выдать Давида Шаулю.

  11. Выдадут ли меня хозяева Килы в руки его? Спустится ли Шауль, как слышал раб Твой? Господь, Бог Израиля, поведай, пожалуйста, рабу Твоему!», и сказал Господь: «Спустится».

    «Хозяева Килы» – это старейшины и другое городское начальство, мнение которых является решающим во всем, что связано с управлением городом.

    Известно, что Богу можно задавать лишь один вопрос, а если Ему задают сразу два или больше, то Он отвечает лишь на первый. Здесь Давид задал Богу сразу два вопроса, но Бог ответил ему не на первый, а на второй. На эту особенность обращают внимание все без исключения комментаторы, большинство из которых объясняют ее тем, что Давид задал свои вопросы в неправильном порядке. Ему нужно было сначала спросить, спустится ли Шауль к Киле, а затем, если он спустится, выдадут ли его жители Килы по требованию Шауля. Поэтому Бог ответил ему на тот вопрос, который должен был быть первым, и сказал, что Шауль действительно спустится к Киле. То, что Давид задал Богу сразу два вопроса, эти комментаторы объясняют волнением, в котором пребывал Давид.

    Мальбим пишет, что никакого волнения со стороны Давида не было, и свои вопросы он задал в правильном порядке. На самом деле Давид принял во внимание, что Шауль, прежде чем самому прийти и осадить Килу, мог послать в этот город парламентера. Этот парламентер передаст жителям Килы требование Шауля о выдаче ему Давида, и поэтому Давид сначала спрашивает о том, выдадут ли его жители Килы по этому требованию. После этого Давид спрашивает, спустится ли сам Шауль к Киле в том случае, если жители Шауля откажутся выполнить переданное им через парламентера требование. Именно поэтому Давид, в отличие от того, что он спросит ниже, ни словом не упоминает о выдаче его воинов, так как парламентер потребует выдачи лишь одного Давида, главу мятежников, а жителям Килы и воинам Давида пообещает царскую амнистию. Потому что, если он потребует выдачи и Давида, и его людей, воины Давида сразу же сплотятся вокруг своего командира и жители Килы ничего не смогут с ними сделать. И когда Бог отвечает Давиду, что Шауль спустится, это означает, что никакого парламентера он посылать не будет, а сразу же явится сам во главе своей армии. Именно поэтому Бог ответил Давиду на второй вопрос, а не на первый, так как в ответе на второй вопрос содержится ответ и на первый.

  12. И сказал Давид: «Выдадут ли хозяева Килы меня и людей моих в руки Шауля?», и сказал Господь: «Выдадут».

    По мнению большинства комментаторов, после того как Бог ответил лишь на второй заданный Давидом вопрос, ему пришлось задавать первый вопрос снова. Мальбим, в соответствии со своей точкой зрения, говорит о том, что здесь Давид задает Богу совершенно новый вопрос: после того, как Шауль со своим войском появится под стенами Килы и осадит ее, выдадут ли горожане его и его людей Шаулю? На сей раз речь идет не о выдаче Давида посланному Шаулем парламентеру. Вопрос заключается в том, откроют ли жители Килы городские ворота перед воинами Шауля для того, чтобы они сразились с Давидом и его людьми внутри стен города.

    Бог ответил Давиду, что все так и произойдет, и он со своими людьми будет выдан Шаулю. Из этого следует, что жители Килы сохраняли лояльность Шаулю, несмотря на то, что не Шауль, а Давид избавил их от нашествия плиштим на их город.

    Забегая вперед, следует заметить, что после того, что Давид услышал от Бога, он и его люди сразу же покинули Килу, то есть то, о чем сказал ему Бог, не осуществилось. Мальбим в своем комментарии пишет, что тот, кто удивляется тому, что сказанное Богом не сбылось, напрасно удивляется, так как Бог дал Давиду ответы относительно событий, которые произойдут в том случае, если он останется в Киле. А так как Давид в Киле не остался, естественно, что эти события не произошли.

  13. И поднялся Давид и люди его, около шестисот человек, и вышли из Килы, и пошли, куда глаза глядят, а Шаулю было рассказано, что бежал Давид из Килы, и воздержался он от выхода.

    Узнав о том, что его ожидает в том случае, если он останется в Киле, Давид не стал там задерживаться, поднял свой отряд и повел его, куда глаза глядят. Комментаторы говорят о том, что в то время у Давида не было никаких планов, поэтому он не увел свой отряд в какое-то определенное место. Отряд Давида постоянно перемещался, появляясь то в одном районе, то в другом, и Шауль не знал, где он появится завтра. Поэтому он решил воздержаться от того, чтобы двинуть свое войско против Давида.

  14. И селился Давид в пустыне, в твердынях, и селился он на горе, в пустыне Зиф, и искал его Шауль все дни эти, и не отдал его Бог в руки его.

    «Даат Микра» пишет, что в этом предложении перечислены те районы, по которым странствовал отряд Давида, о чем было сказано в предыдущем предложении. Мальбим имеет другую точку зрения и говорит о том, что после того, как Давид прекратил постоянно перемещать свой отряд с места на место, он выбрал для его дислокации не одно, а два места. Одно из них было твердынями, которые находились в пустыне, а другим – пустыня Зиф, которая находилась на горе. И когда Шауль пытался найти Давида в одном из этих мест, ему это не удавалось, так как Давид как раз был в другом.

    Следует заметить, что в соответствии с мнением Мальбима, здесь идет речь о двух местах дислокации: о твердынях, которые в пустыне, и о пустыне Зиф, которая на горе. «Даат Микра» считает, что таких дислокаций было четыре: просто пустыня, твердыни, гора и пустыня Зиф. Кроме этого «Даат Микра» говорит о том, что Давид мог рассредоточить свой отряд и таким образом занимать все четыре позиции одновременно.

    Пустыня – это общее название географических районов, в которых выпадает малое количество осадков, и которые поэтому непригодны для земледелия, но вместе с этим пригодны для выпаса скота. Следует заметить, что в ТАНАХе под словом «пустыня» не подразумевается пустыня Негев, она так и называется Негев, а подразумевается пустыня Фаран, расположенная к югу от Иудейских гор, а также восточная область Иудейских гор, которая в свою очередь подразделяется на пустыни Зиф, Маон, Эйн Геди и др.

    В пустыне находится ряд объектов, которые называются твердынями. Твердыня – это высокая скала с очень крутыми склонами и плоской вершиной, которая обычно представляет собой труднодоступное естественное укрепление. Самой известной из таких твердынь является скала, на которой расположена разрушенная римлянами крепость Мецада:

    Мецада

    Упомянутая здесь гора – это Иудейские горы, а пустыня Зиф – пустыня, расположенная к востоку от города Зиф. Этот город упоминался в Книге Йехошуа (15, 55) в качестве одного из городов, отошедших к наделу колена Йехуды. В настоящее время он представляет собой курган Тель Зиф (31°28'31.44"N, 35° 8'5.91"E), и находится в 3 км. к юго-западу от религиозного поселения Пней Хевер и в 6 км. к юго-востоку от Хеврона:

    Зиф

  15. И увидал Давид, что вышел Шауль искать душу его, а Давид в пустыне Зиф в роще.

    В оригинальном тексте присутствует слово «хорша» (חורשה), которое здесь переведено, как «роща». Так же объясняют это слово большинство комментаторов. В соответствии с этим смысл нашего предложения состоит в том, что в то время, когда Давиду стало известно о том, что Шауль отправился на его поиски, он находился в некой роще, которая росла в пустыне Зиф. Ральбаг пишет, что Давид использовал эту рощу в качестве укрытия.

    Вместе с этим «Даат Микра» приводит мнение, что здесь имеется в виду не роща, а место, которое называлось Хорша, и местонахождение которого в настоящее время неизвестно.

  16. И встал Йехонатан, сын Шауля, и пошел к Давиду в рощу, и укрепил руку его Богом.

    Йонатан здесь назван по имени-отчеству для того, чтобы подчеркнуть, что он отправился поддержать Давида, несмотря на то, что был сыном его злейшего врага.

    Заключительная часть нашего предложения, по мнению большинства комментаторов, говорит о том, что Йонатан убедил Давида полагаться на Бога, сказав ему, что Бог с ним, что Он не даст Давида в обиду и т.д. «Даат Микра» считает, что здесь в общем плане говорится, о чем Йонатан разговаривал с Давидом, и его слова будут дословно приведены в следующем предложении. Мальбим так не считает и говорит, что в следующем предложении будет идти речь совершенно о другом. Раши пишет, что здесь говорится о том, что Йонатан возобновил ранее заключенный с Давидом союз, а Радак считает, что он передал Давиду связанное с ним пророчество, которое будет приведено в следующем предложении.

  17. И сказал он ему: «Не бойся, ибо не найдет тебя рука Шауля, отца моего, и ты будешь царствовать над Израилем, и я буду тебе вторым, и также Шауль, отец мой, знает это».

    Йонатан говорит Давиду о том, что Шауль не сможет его найти, по мнению Мальбима, из-за того, что не знает, где Давид прячется, а, по мнению «Даат Микра», из-за того, что этого не позволит ему Бог, так что, в конце концов, Давид будет править еврейским народом. То, что Йонатан говорит Давиду о том, что он будет ему вторым, то есть вторым человеком в государстве после царя, «Даат Микра» считает просьбой Йонатана Давиду.

    Кроме этого, здесь выясняется, что все то, о чем здесь говорит Йонатан, известно также его отцу Шаулю. В связи с этим возникает вопрос: если Шаулю было изначально известно о том, что ему не удастся справиться с Давидом, почему он все-таки продолжал тратить на это столько времени и сил? «Даат Микра» считает, что Шауль так поступал из-за того, что просто не мог справиться с одолевавшей его обсессией.

  18. И заключили они оба союз перед Господом, и остался Давид в роще, а Йехонатан пошел к дому его.

    Мальбим и «Мецудат Давид» считают, что здесь говорится об обновлении Давидом и Йонатаном ранее заключенного союза, который теперь был еще раз заключен перед Господом, то есть в присутствии Главного коэна с Урим и Тумим. «Даат Микра» придерживается другой точки зрения и говорит, что здесь говорится о совершенно новом союзе, который заключался в том, что после воцарения Давида на троне Йонатан станет его главным помощником, то есть вторым человеком после царя.

    После заключения союза Йонатан отправился домой, а Давид продолжал оставаться в роще, и это говорит о том, что Давид всецело доверял Йонатану, а также полагался на заключенный между ними союз, и поэтому совершенно не опасался того, что Йонатан выдаст место его пребывания Шаулю.

  19. И поднялись зифцы к Шаулю в Гиву, говоря: «Вот, Давид скрывается с нами в твердынях, в роще, на холме Хахила, который справа от пустоши.

    Несмотря на то, что город Зиф принадлежал колену Йехуды, то есть родному колену Давида, по крайней мере часть его жителей оставались лояльны Шаулю. Эти люди явились к Шаулю и донесли о том, где прячется Давид и его люди.

    Гива – это Гиват Шауль, город-столица царя Шауля.

    Жители Зифа дали Шаулю довольно точные координаты того места, где он сможет найти Давида. Прежде всего, они сказали ему, что Давид прячется «с нами». Так как, как было сказано выше, Давид прятался не в самом городе Зифе, а в близлежащей пустыне, то эти слова жителей Зифа следует понимать как указание на то, что Давид прячется в местности, которая административно относится к этому городу. Далее они дают более точные данные и говорят, что Давид скрывается в твердынях (т.е. в районе высоких скал – см. комментарий к предложению №14), а точнее – в тамошней роще, которая находится на холме Хахила. Этот холм, по всей видимости, был довольно известен в описываемый здесь исторический период, но в настоящее время его местонахождение неизвестно. Во всяком случае, чтобы исключить вероятность ошибки, жители Зифа уточняют, что они имеют в виду тот холм, который находится, как здесь сказано, справа от пустоши. Пустошь по своим характеристикам очень напоминает пустыню за исключением того, что пустыня пригодна для выпаса скота, а пустошь непригодна и для этого. Стороны света в ТАНАХе обычно указываются по отношению к человеку, стоящему лицом на восток. Восточное направление называется «спереди», западное – «сзади», северное – «слева», и южное – «справа». В соответствии с этим слова «справа от пустоши» следует понимать, как «с юга от пустоши».

  20. А теперь, как пожелает душа твоя, царь, спуститься – спускайся, а нам – выдать его в руки царя».

    Здесь жители Зифа говорят Шаулю о том, что он может спуститься к ним любым путем, каким пожелает, а они будут ему надежными проводниками, так как они ощущают свою ответственность за то, чтобы выдать ему Давида.

    Следует заметить, что жители Зифа здесь дважды называют Шауля царем, тем самым выражая ему свою полную лояльность.

    Несмотря на то, что Зиф, так же как Гиват Шауль, расположен в горах, жители Зифа говорят о том, что Шауль должен будет к ним спуститься. Это объясняется тем, что в ТАНАХе переход с севера на юг обычно называется спуском, а с юга на север – подъемом.

  21. И сказал Шауль: «Благословенны вы Господу, ибо сжалились вы надо мной!

    Слова «благословенны вы Господу» означают «благословит вас Господь» и являются распространенной формой благословения. Точно так же в свое время Давид благословит жителей Явеш Гилада (см. Вторую Книгу Шмуэля 2, 5).

    Слова «ибо сжалились вы надо мной» говорят о том, что Шауль к тому времени уже совсем отчаялся схватить Давида, и являют собой полную противоположность тому, что Шауль ранее сказал своим придворным (см. главу 22, предложение №8): «и нет болеющего из вас за меня». Тогда он сетовал на то, что никто не говорит ему о том, где скрывается Давид, а здесь он радуется тому, что наконец нашлись те, кто рассказал ему об этом.

  22. Идите-ка, удостоверьтесь еще, и узнайте, и высмотрите место его, в котором будет нога его, кто видел его там, ибо сказал он мне: «Хитростью схитрит он».

    Шаулю уже до смерти надоело впустую гоняться за Давидом, поэтому ему очень важно провести всю операцию так, чтобы на сей раз Давиду не удалось сорваться с крючка. Поэтому он требует от жителей Зифа, чтобы они продолжали следить за Давидом, и дает им ряд приведенных здесь указаний.

    Прежде всего, Шауль велит жителям Зифа, чтобы они удостоверились в том, что Давид действительно находится в том месте, о котором они сообщили. Шауль говорит им «узнайте» это совершенно определенно и «высмотрите» его там, не полагаясь на слухи. Жители Зифа должны были постоянно следить за перемещениями Давида и в любое время знать, где ступает нога его. Кроме этого, они должны были принять во внимание ситуацию, при которой люди, поддерживающие Давида, будут распространять ложные сведения о месте его пребывания. Поэтому жителям Зифа нужно было критически относиться к этим сведениям и принимать их во внимание лишь тогда, когда они доставлены доверенным человеком, который лично видел Давида.

    Далее Шауль объясняет жителям Зифа причину всех этих предосторожностей. Их причиной является то, что Давид действует очень хитро, продуманно и осторожно: сегодня он в одном месте, а завтра – совсем в другом. Вместе с этим, Шауль говорит о том, что про хитрость Давида ему сообщили, но не уточняет, кто именно. Относительно того, кто это был, комментаторы разделились во мнениях. Раши и Тиферет Исраэль считают, что Шауль намеренно скрывает источник своей информации. Мальбим пишет, что эти сведения были доставлены ему агентом, которого он пустил по следам Давида, и которому не удалось его найти именно из-за проявленной Давидом хитрости. Рид и Ральбаг считают, что об этом ему сказало сердце самого Шауля, то есть его интуиция. А Радак и «Мецудат Давид» говорят, что об этом рассказал Шаулю сам Давид, в то время, когда он командовал войском Шауля. Тогда на вопрос Шауля о том, как ему удается так лихо побеждать плиштим, Давид ответил, что все свои победы он достигает с помощью военной хитрости.

  23. И высмотрите, и узнайте про все тайники, в которых спрячется он там, и вернитесь ко мне достоверно, и пойду я с вами, и будет, если есть он в земле, и буду искать я его во всех тысячах Йехуды».

    Шауль здесь требует от жителей Зифа, чтобы они разведали все тайники, в которых может прятаться Давид. Мальбим по этому поводу пишет, что если они этого не сделают, то Шауль может не найти Давида несмотря на то, что будет искать его в правильном месте, так как просто не найдет его тайник. Далее Шауль говорит о том, что жители Зифа должны будут вернуться к нему лишь тогда, когда в их руках будут абсолютно достоверные сведения, и тогда он отправится вместе с ними для того, чтобы схватить Давида.

    Конец нашего предложения не совсем однозначен, и есть несколько вариантов его объяснения, хотя большинство комментаторов сходятся на том, что упомянутая Шаулем «земля» - это территория надела колена Йехуды. Мальбим пишет, что здесь Шауль дает понять жителям Зифа, что он дал им все перечисленные выше указания не из-за того, что он ленится сам как следует искать Давида. Напротив, если Давид скрывается на территории надела колена Йехуды, Шауль приложит все усилия, необходимые для его поимки. Причину, по которой Шауль ограничивает свои поиски границами надела колена Йехуды, раскрывает Радак, который пишет, что колено Йехуды покрывало Давида, и если бы он скрывался на территории какого-либо другого колена, его давно бы уже выдали Шаулю. Слова «тысячи Йехуды» означают все семейства этого колена, и Радак с «Мецудат Давид» пишут, что Шауль здесь говорит о том, что если ему все же не удастся обнаружить Давида в том тайнике, на который укажут жители Зифа, он продолжит искать его во всех семействах колена Йехуды. Причем заставит всех глав этих семейств произвести поиски Давида, который может скрываться среди их членов. Вместе с этим, «Даат Микра» приводит еще одно мнение, в соответствии с которым упомянутое в нашем предложении слово «земля» означает всю Землю Израиля, то есть территорию, подвластную Шаулю. В этом случае Шауль здесь говорит о том, что приложит все усилия, необходимые для поимки Давида, если тот не бежал за границу и все еще скрывается на подвластной Шаулю территории.

  24. И встали они, и пошли в Зиф перед Шаулем, а Давид и люди его в пустыне Маон, в Степи справа от пустоши.

    В начале следующего предложения пойдет речь о том, что Шауль отправился на поиски Давида, поэтому следует сказать, что в этом месте Книги Шмуэля явно пропущены какие-то детали, так как здесь не упоминается о том, что жители Зифа вернулись к Шаулю с достоверными сведениями о месте пребывания Давида. Возникает вопрос: с точки зрения хронологии, наше предложение следует сразу же за предыдущим, либо оно описывает то, что произошло после того, как жители Зифа во второй раз вернулись к Шаулю с достоверными сведениями? Мнения комментаторов по этому поводу разделились. Раши, «Мецудат Давид» и «Даат Микра» считают, что в нашем предложении идет речь о том, что жители Зифа отправились домой, чтобы еще раз все как следует разведать. Мальбим пишет, что здесь говорится о том, что жители Зифа уже явились к Шаулю во второй раз с подтвержденными сведениями, а теперь пошли назад перед армией Шауля в качестве проводников. Вместе с этим, «Даат Микра» приводит еще одно мнение, в соответствии с которым никакого пропуска здесь нет, и после того, как жители Зифа ушли добывать достоверную информацию о Давиде, Шауль не смог усидеть на месте и, не дожидаясь их возвращения, поднял свою армию и отправился вслед за ними.

    Как следует из заключительной части нашего предложения, в то время Давид и его люди были рассредоточены на довольно большой территории, что позволило Давиду ускользнуть от преследователей.

    Город Маон упоминался в Книге Йехошуа (15, 55), как один из городов колена Йехуды, расположенный в восточной части Хевронского нагорья. В настоящее время он представляет собой курган Тель Маин (31°24'35.81"N, 35° 8'1.49"E), расположенный в черте арабской деревни Маин и в 3 км. к западу от религиозного поселения Маон:

    Маон

    Маон находился в 7 км. южнее Зифа, и Давид со своими людьми находились в прилегающей к нему пустыне, а не в пустыне, расположенной рядом с Зифом, то есть, пока жители Зифа ходили доносить на него Шаулю, Давид в очередной раз сменил место дислокации своего отряда.

    Кроме этого, часть отряда Давида в то время находилась не вместе с Давидом, а в районе Степи. Степью в ТАНАХе называется узкая и длинная полоса земли, которая на севере начинается от южного окончания озера Кинерет, включает в себя оба берега Иордана и Мертвого моря, а затем представляет собой впадину, на юге достигающую Эйлатского залива Красного моря. Выражаясь научными понятиями, следует сказать, что Степь представляет собой отрезок территории Сиро-Африканского разлома, лежащий между озером Кинерет и Эйлатским заливом Красного моря. Так как протяженность Степи достигает 360 км., в нашем предложении дается более точное указание местонахождения части людей Давида: справа от пустоши. Эти слова уже встречались выше, в предложении №19, и там в комментарии было сказано, что «справа» означает «к югу», и что пустошь, в отличие от пустыни, непригодна для выпаса скота. Вместе с этим, здесь идет речь не о том же самом месте, которое подразумевалось в предложении №19, и получается, что сведения, доставленные Шаулю жителями Зифа, тогда уже безнадежно устарели.

  25. И пошел Шауль и люди его искать, и рассказали Давиду, и спустился он на скалу, и засел в пустыне Маон, и услыхал Шауль, и погнался за Давидом в пустыню Маон.

    О том, что Шауль перешел к активным поискам, Давиду стало известно со слов поддерживавших его евреев из колена Йехуды, а возможно, со слов его разведчиков. Узнав об этом, Давид переместился южнее («спустился» означает «переместился с севера на юг» - см. комментарий к предложению №20) и занял позиции на некой неприступной скале, которая находилась в пустыне Маон. Следует заметить, что так понимают наше предложение Радак, «Даат Микра» и Мальбим. Мальбим по этому поводу пишет, что в то время, пока отряд Давида находился в пустыне, его можно было легко заметить, поэтому Давид со своими людьми убрался с открытого пространства и занял такие позиции, с которых он сам мог контролировать всю близлежащую местность. «Мецудат Давид» понимает это место в точности наоборот и говорит о том, что, услыхав о приближении Шауля, Давид спустился со скалы, которую с легкостью можно было окружить, в пустыню, где его отряд обладал большой свободой маневра. В любом случае, как здесь сказано, Шаулю стало известно о новой дислокации отряда Давида, и он направился прямо туда.

  26. И пошел Шауль с этой стороны горы, а Давид и его люди с этой стороны горы, и стал Давид спешить уйти от Шауля, а Шауль и люди его окружают Давида и людей его схватить их.

    Шауль вывел свою армию к той самой скале, на которой, или у подножия которой находился Давид и его отряд. Давид попытался быстро увести свой отряд в пустыню, но, по всей видимости, не успевал это сделать, так как воины Шауля уже начали окружать скалу и отряд Давида.

  27. И посланник прибыл к Шаулю, говоря: «Поспешай и уходи, ибо напали плиштим на страну!».

    Посланник прибыл к Шаулю тогда, когда тот вот-вот должен был окружить Давида и его воинов.

    Слова «посланник» и «ангел» на иврите обозначаются одним и тем же словом «малах» (מלאך), так как, с точки зрения иудаизма, ангел – это нематериальная сущность, посланная Богом для выполнения определенного задания. Поэтому часть комментаторов считает, что прибывший к Шаулю посланник был обычным человеком из плоти и крови, а другие говорят, что он был посланным Богом ангелом.

    Те комментаторы, которые говорят, что посланник был обычным человеком, объясняют, что плиштим тоже узнали о том, что Шауль во главе своей армии отправился ловить Давида, поэтому посчитали, что настал подходящий момент для того, чтобы безнаказанно совершить нападение на еврейское государство.

    Те комментаторы, которые считают, что Шауля посетил ангел, приводят в подтверждение своего мнения следующий мидраш. В предыдущем предложении было сказано о том, что Давид спешил. Это означает, что когда он увидел, что сейчас Шауль его схватит, он поспешил сделать вывод о том, что Шмуэль солгал, помазав его на царство, и свои дни он завершит, не сидя на царском троне, а стоя на царском эшафоте. Об этом случае Давид впоследствии скажет в псалме №116: «Я сказал в спешке своей: «Каждый человек – лжец»». Услыхав, что Давид называет Шмуэля лжецом, Бог решил доказать ему обратное и сразу же послал ангела к Шаулю. Об этом Давид говорит в псалме №57: «Пошлет Он с небес и избавит меня…».

    В любом случае, посланник сказал Шаулю, что ему следует немедленно сворачивать операцию по поимке Давида, так как сейчас его ждут более неотложные вещи, связанные с отражением нападения плиштим.

  28. И вернулся Шауль с погони за Давидом, и пошел навстречу плиштим, поэтому назвали то место Скала ха-Махлекот.

    Несмотря на то, что Шауль жаждал схватить Давида и казнить его за мятеж, все же государственным делам он придавал гораздо большее значение. Поэтому, услыхав о нападении плиштим, он сразу же развернул свое войско и отправился воевать с внешним врагом государства.

    Само слово «махлекот» (מחלקות) напрямую перевести невозможно, но оно является однокоренным со словами «хелек» (חלק), то есть «часть», «лехалек» (לחלק), то есть «разделять», и «махлокет» (מחלוקת), то есть «спор». Таким образом, это слово несет неоднозначную смысловую нагрузку, и различные комментаторы выдвигают разные варианты объяснения того, почему скала, возле которой почти был схвачен Давид, стала называться Скалой ха-Махлекот. Радак и «Мецудат Давид» считают, что так она стала называться потому, что возле нее разошлись в разные стороны войско Шауля и отряд Давида. Раши и Тиферет Исраэль на основании перевода на арамейский Йонатана говорят о том, что в этом месте разрывалось на части сердце Шауля. С одной стороны, он понимал, что ему следует немедленно выступить для защиты своей земли от вторгшихся в ее пределы плиштим, а с другой – не мог уйти, не схватив Давида. «Даат Микра» приводит мнение, согласно которому возле этой скалы поспорили между собой воины Шауля. Часть из них считали, что Давид уже почти в их руках, нужно схватить его, а затем уже идти воевать с плиштим. Другие воины возражали, что Давид от них никуда не денется, а сейчас следует, прежде всего, остановить внешнего врага, который разоряет захваченные им города и поселки, и уводит подданных царя Шауля в рабство.

  29. И поднялся Давид оттуда, и засел в твердынях Эйн Геди.

    Как только Шауль увел свою армию на войну с плиштим, Давид сразу же покинул пустыню Маон и перевел свой отряд в район города Эйн Геди, где засел в твердынях, то есть на вершинах крутых скал, расположенных к западу от этого города.

    Эйн Геди упоминался в Книге Йехошуа (15, 62) как расположенный в Иудейской пустыне город, который отошел к наделу колена Йехуды. В Торе (Берешит 14, 7), а также во Второй Книге Хроник (20, 2) он упоминается под именем Хацацон Тамар. Эйн Геди был построен в пустынной местности возле двух больших ручьев, поэтому с незапамятных времен представлял собой оазис, который славился своими финиками, благовониями и виноградниками. В настоящее время древний город Эйн Геди представляет собой курган Тель Эль-Джуран (31°27'36.38"N, 35°23'20.37"E), расположенный в километре к северу от современного кибуца с тем же названием, и в километре к западу от берега Мертвого моря:

    Эйн Геди

    Как было сказано выше, в районе Эйн Геди есть множество труднодоступных скал с плоскими вершинами, самой известной из которых является та скала, на которой значительно позднее будет построена крепость Мецада, последний оплот еврейского сопротивления римлянам. «Даат Микра» считает, что именно ее выбрал Давид для дислокации своего отряда:

    Мецада

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator