Первая Книга Шмуэля

Глава 13

  1. Год Шаулю в царствовании его, и два года царствовал он над Израилем.

    Смысл того, что здесь сказано о Шауле, абсолютно непонятен. Во-первых непонятно, почему здесь сказано, что Шаулю был только год, когда он стал царем. Ведь из того, что о нем было сказано выше, видно что в то время, когда Шауль стал царем, он был далеко не младенцем. Во-вторых, здесь сказано о том, что царствование Шауля продолжалось всего лишь два года, и это выглядит совершенно нелогичным, если принять во внимание все связанные с его царствованием события, о которых пойдет речь ниже. Эти неясности явились причиной появления множества версий толкования сказанного здесь различными комментаторами, и основные из них будут приведены ниже.

    Раши, комментируя сказанное в этом предложении, приводит цитату из Вавилонского Талмуда (Йома 22, б), которая толкует его первую часть в аллегорическом смысле: Шауль в своем царствовании был так же безгрешен, как годовалый младенец. Вместе с этим следует заметить, что Раши всегда старается объяснить комментируемые им тексты прежде всего с точки зрения их простого смысла, поэтому он предлагает также свое объяснение первой части нашего предложения и говорит, что из него следует, что то, о чем будет идти речь в следующем предложении, произошло в первый год правления Шауля. Вторая же часть нашего предложения по мнению Раши является вставкой, которую он никак не объясняет.

    «Мецудат Давид» соглашается с мнением Раши, но добавляет еще одну версию, в соответствии с которой первая часть нашего предложения говорит о том, что с момента помазания Шауля на царство и до состоявшегося в Гилгале повторного избрания его царем, прошел один год.

    Ральбаг, в свою очередь, согласен с версией, выдвинутой «Мецудат Давид», но он также объясняет и вторую часть нашего предложения, говоря о том, что она относится к тем событиям, которые будут упомянуты в следующем предложении, то есть по его мнению они произошли через два года после воцарения Шауля.

    Мальбим согласен с мнением Раши о том, что описанные в следующем предложении события произошли в первый год правления Шауля, но, в отличие от Раши, сопровождает свое мнение аргументом. Так, он пишет, что в соответствии с законами Торы, тот, кто женился, построил дом и т.д., не должен участвовать в военных действиях на протяжении года. По мнению Мальбима, сюда входит также воцарение на троне. Поэтому, как будет сказано ниже, Шауль отправил народ по домам, а у себя оставил лишь 3,000 человек.

    Рабби Танхум Иерусалимский объясняет сказанное в первой части нашего предложения совершенно по-другому. По его мнению в этом предложении по какой-то причине был пропущен возраст Шауля в тот момент, когда он взошел на трон. Дело в том, что когда младенцу год, то о нем на иврите говорят «бен шана» (בן שנה). Именно так здесь сказано о Шауле. Но когда человеку Х («икс») лет, то о нем говорят «бен Х шана». Вот этот самый Х и был здесь почему-то пропущен.

    Еще одна версия состоит в том, что «бен» - это гиматрия, то есть это слово надо понимать, не как набор букв, а как набор чисел. Числовое значение слова «бен» - 52 («ב»=2, «ן»=50). Таким образом выходит, что когда Шауль стал царем, ему было 52 года. Очень похожую версию высказыавет «Хоиль Моше», говоря, что изначально в нашем предложении было написано «бен нун шана» (בן נ שנה), то есть 50 лет, но с течением времени вторая «нун» выпала, и получилось что Шаулю был всего лишь год, когда он стал царем.

    Еще одно мнение состоит в том, что возраст Шауля при восхождении на трон был пропущен специально в соответствии с существовавшей в то время традицией. И действительно, в Книге Судей ни разу не указывается возраст Судьй при их вступлении в должность.

    Относительно второй части нашего предложения тоже есть несколько вариантов ее объяснения. Одна из них состоит в том, что через два года после начала своего царствования Шауль совершил грех в Гилгале, после чего Шмуэль сообщил ему о том, что будущем он свою власть потеряет (см. предложение №14). В соответствии с другим мнением, вторая часть нашего предложения отсчитывает два года с начала царствования Шауля до того момента, когда на царство был помазан Давид. Абарбанэль по этому поводу замечает, что после помазания Давида царствование Шауля перестало называться этим словом, и превратилось в сплошную нервотрепку. Следует заметить, что Йосиф Флавий в своей книге «Еврейские Древности» пишет о том, что Шауль правил евреями в течение 40 лет: 18 лет жизни Шмуэля и еще 22 года после того, как он умер.

  2. И выбрал себе Шауль три тысячи из Израиля, и были с Шаулем две тысячи в Михмасе и на Горе Бейт Эль, и тысяча была с Йонатаном в Гиват Биньямине, а остальной народ отослал он, каждого – к шатру его.

    Как здесь сказано, из собравшихся в Гилгале воинов (см. главу 11, предложение №15) Шауль выбрал три тысячи человек, а остальных отправил по домам. Из того, что будет сказано ниже (14, 52) видно, что Шмуэль отобрал самых сильных и мужественных воинов, и из них впервые в еврейской истории организовал регулярную армию. По-всей видимости у Шауля были три резиденции: в Михмасе, в районе Горы Бейт Эль и в Гиват Биньямине, причем в последнем городе постоянно находился его сын Йонатан. Поэтому свою армию Шауль разделил на три гарнизона, в каждом – по тысяче человек, и гарнизон Гиват Биньямина передал под командование Йонатана.

    Гора Бейт Эль получила свое название от города Бейт Эль, который уже упоминался в главе 7, предложении №16 Книги Шмуэля, и информацию об этом городе можно почерпнуть там. Горой Бейт Эль называется географический район, который расположен от Бейт Эля к востоку. Склоны Горы Бейт Эль спускаются в Иорданскую долину.

    Город Михмас находился в южной части границы горы Бейт Эль на границе с пустыней. Неоднократно упоминается в ТАНАХе. В период правления Макабим некоторое время служил местом резиденции Йонатана. В Мишне (Минахот 8, 1) про окрестности Михмаса сказано, что там произрастает самая лучшая пшеница. В настоящее время представляет собой развалины Хирбет эль-Хара эль-Фавка (31°52'30.77"N, 35°16'27.32"E), расположенные в северной части современной арабской деревни Мухамас и в 3 км. к западу от поселения Маале Михмаш:

    Михмас

    О городе Гиват Биньямин – см. комментарий к главе 10, предложению №5.

    Упомянутый здесь Йонатан был старшим сыном Шауля, и он должен был стать наследником престола. Следует заметить, что до сих пор Книга Шмуэля и словом не обмолвилась о том, что Йонатан – это сын Шауля, об этом будет сказано ниже, в предложении №16. Поэтому «Даат Микра» приводит мнение, в соответствии с которым текст начала главы 13 Книги Шмуэля был позаимствован из какого-то другого древнего источника, в котором до этого уже объяснялось кем приходился Шаулю Йонатан. Имя Йонатан в переводе с иврита означает «Бог дал», и родственными ему являются имена Эльнатан, Натанэль, Натания, он же Натанияху.

    В конце нашего предложения говорится о том, что Шауль отпустил народ «каждого – к шатру его», несмотря на то, что в описываемый здесь период времени евреи в шатрах не жили. Дело в том, что это выражение является идиомой, родившейся в периоды Странствий и Завоевания, когда евреи постоянно перемещались с места на место и поэтому проживали в шатрах.

  3. И побил Йонатан наместника плиштим, который в Геве, и услыхали плиштим, а Шауль трубил в шофар по всей земле, говоря: «Да услышат евреи».

    В описываемый здесь исторический период еврейский народ находился под игом плиштим и платил им дань. Плиштим посадили в еврейских городах своих наместников, которые несли ответственность за сбор дани и являлись полномочными представителями плиштим в среде местных жителей. Наместники опирались на приданные им вооруженные отряды, которые использовались для устрашения и для подавления смуты при ее возникновении. Как здесь сказано, сын Шауля Йонатан нанес поражение одному такому отряду, который нес гарнизонную службу в городе Гева, и изгнал оттуда плиштимского наместника.

    Раши, Ральбаг, а также переводчики Септуагинты считают, что упомянутый здесь Гева – это не что иное, как еще одно название города Гиват Биньямин, о котором говорилось в предыдущем предложении. Вместе с этим, принимая в расчет нижеприведенные обстоятельства, эта версия представляется неверной, и здесь идет речь о совершенно другом городе. Как было сказано в предыдущем предложении, в городе Гиват Биньямин, он же Гива, постоянно находился сын царя Шауля Йонатан, который командовал гарнизоном численностью в 1,000 человек. Если бы кроме этого в Гиват Биньямине находился наместник плиштим со своим отрядом, он бы, во-первых, атаковал еврейский гарнизон сразу же после его появления, и, во-вторых, сразу бы сообщил куда следует о том, что происходит в Гиват Биньямине, после чего последовала бы карательная экспедиция со стороны плиштим. Но так как всего этого не случилось, и Йонатану удалось без помех развернуть, вооружить и обучить отряд, отданный под его командование, следует сказать, что наместника плиштим в городе Гиват Биньямин не было, то есть город Гева – это не Гиват Биньямин.

    Город Гева упоминался в Книге Йехошуа (18, 24) под названием Гава, а ниже (см. предложение №16) он будет назван Гева Биньямина, то есть Гева в наделе Биньямина (для того, чтобы отделить его от других Гив и Гев). В настоящее время Гева представляет собой арабскую деревню Джаба (31°51'29.81"N, 35°15'38.79"E), которая построена на кургане, содержащем остатки поселения, основанного сразу же после завершения периода Завоевания. Гева расположена в 2 км. к юго-западу от Михмаса и в 1.5 км. к северо-востоку от современного поселения Гева Биньямин:

    Гева, он же Гава, он же Гева Биньямин

    Следует заметить, что Мальбим считает, что Йонатан нанес удар по гарнизону плиштим в Геве без ведома и согласия Шауля, который в то время еще не был готов вести войну с плиштим: находящихся в его распоряжении трех тысяч человек для этой цели было совершенно недостаточно, а остальных воинов он отправил по домам, как было сказано в предыдущем предложении. Поэтому, когда плиштим узнали о судьбе, постигшей гарнизон Гевы, и стали готовиться к проведению карательной операции, Шаулю пришлось спешно трубить в шофар по всей территории своего государства (наверняка это делал не он сам, а его трубачи), созывая народ под свои знамена и предупреждая гражданское население о том, что они в любой момент могут подвергнуться нападению плиштим, и поэтому им следует подыскать укрытие. Следует заметить, что в свое время Эхуд бен Гера и Гидеон также использовали трубление в шофар для сбора своих воинов (см. Книгу Судей 3, 27 и 6, 34 соответственно).

  4. И весь Израиль услыхали, говоря: «Побил Шауль наместника плиштим, а также опротивел Израиль в среде плиштим!», и были созваны весь народ за Шаулем в Гилгаль.

    Здесь говорится обо всем Израиле, то есть не только о тех коленах, которые находились под игом плиштим, но и о коленах, чьи наделы были расположены на севере Кнаана (район Галилеи) и к востоку от реки Иордан.

    Несмотря на то, что наместник плиштим был побежден не Шаулем, а его сыном Йонатаном, его победа была отнесена на счет Шауля, так как он был царем, а Йонатан – его военачальником. Такое уже встречалось в ТАНАХе, когда завоевание Хеврона, предпринятое Калевом бен Йефунэ, было отнесено на счет Йехошуа (см. Книгу Йехошуа 11, 21 и 15, 14). Вместе с этим Радак пишет, что здесь сработал принцип испорченного телефона: тот, кто услышал о случившемся из третьих рук, говорил, что наместника плиштим победил Шауль, а не Йонатан.

    Фраза «...опротивел Израиль в среде плиштим» говорит о том, что плиштим расценили произошедшее, как бунт, и решили наказать за него евреев. Мальбим пишет, что плиштим отнеслись к этому бунту со свей серьезностью, и решили наказать за него не только тех, кто взбунтовался, и не только взбунтовавшееся колено Биньямина, а весь еврейский народ, так как, с точки зрения плиштим, на сей раз этот бунт не был бунтом одиночек, а народным восстанием, вдохновляемым новоизбранным еврейским царем.

    Для того, чтобы противостоять угрозе со стороны плиштим, все военнообязанные евреи были созваны Шаулем в Гилгаль. По-всей видимости, мобилизация производилась теми же глашатаями, которых Шауль разослал по всему Израилю трубить в шофары, предупреждая народ об опасности. Таким образом, в добавок к регулярной армии Шауля, в Гилгаль было созвано довольно большое ополчение от всех еврейских колен.

    Здесь идет речь о том Гилгале, который находился в Иорданской долине к востоку от города Йерихо (см. комментарий к главе 7, предложению №16). По-всей видимости, Гилгаль служил лагерем, в котором армия собиралась и готовилась к предстоящим боевым действиям, еще со времен Йехошуа.

    Здесь начинает идти речь о тех событиях, о которых Шмуэль говорил Шаулю после его помазания (см. главу 10, предложение №8).

  5. И плиштим собрались воевать с Израилем, тридцать тысяч колесниц, и шесть тысяч всадников, и народ, как песок, который на берегу моря, по численности, и поднялись они, и встали лагерем в Михмасе, к востоку от Бейт Авена.

    В оригинальном тексте слово «собрались» звучит, как «нээсфу» (נאספו), то есть здесь идет речь о том, что плиштим собрались вместе, а не собрались, в смысле «приготовились».

    Боевые колесницы в то время представляли собой грозный тип оружия, которого у евреев тогда еще не было (как не было и лошадей), и вся еврейская армия состояла из пеших воинов. В период Завоевания наличие боевых колесниц у части подлежавших уничтожению народов явилось причиной, по которой их не уничтожили, а во время битвы Барака с вооруженной колесницами армией Сисры, описанной в Книге Судей (главы 4 и 5), победа евреев была обеспечена только лишь посредством Божественного вмешательства в происходящее. Следует заметить, что Сисра имел тогда в своем распоряжении 900 боевых колесниц (см. Книгу Судей 4, 3), а здесь идет речь о 30,000, то есть об огромном их количестве, в 10 раз превышающем численность всей регулярной армии царя Шауля. Вместе с этим следует заметить, что описываемые здесь события происходили в горах, где использование колесниц затруднено из-за проблем, связанных с проходимостью местности. Но, с другой стороны, у конницы таких проблем нет, а, как здесь сказано, плиштим обладали конницей, насчитывавшей 6,000 всадников. Кроме этого, численность пехоты плиштим не поддавалась исчислению.

    Выступив в поход против евреев, армия плиштим выдвинулась из района Прибрежной низменности и углубилась в горы. Плиштим довольно далеко продвинулись вглубь еврейской территории, и не встречая сопротивления, дошли до самого Михмаса, который находился на границе пустыни, спускающейся к реке Иордан, и являлся одним из городов, в которых располагались резиденции царя Шауля. Как здесь сказано, плиштим встали лагерем возле Михмаса и к востоку от Бейт Авена, то есть их лагерь находился на местности, лежащей между этими двумя городами.

    Город Бейт Авен упоминался в Книге Йехошуа (7, 2) в связи с событиями, сопутствующими взятию города Ая. Там в комментарии доказано, что в настоящее время Бейт Авен представляет собой курган Хирбет э-Тель (31°54'56.39"N, 35°15'27.68"E), расположенный в 5 км. к северо-северо-западу от Михмаса и в 1 км. к западу от современной арабской деревни Дир Дибван:

    Бейт Авен и Михмас

  6. И муж Израиля увидали, что беда им, что притеснен народ, и спрятался народ в пещерах, и в колючем кустарнике, и в скалах, и в башнях, и в ямах.

    «Муж Израиля» - это либо еврейские вельможи и влиятельные люди, либо вообще все местные жители, которые также называются «народом», а по мнению Мальбима – это та тысяча воинов царя Шауля, которая находилась в Михмасе.

    Как бы то ни было, эти люди испугались, так как увидали численность и мощь плиштим, которые быстро заняли большую часть еврейской территории. Поэтому они не оказали им никакого сопротивления, а просто попрятались кто куда.

  7. И евреи перешли Иордан в земли Гада и Гилада, а Шауль все еще в Гилгале, и весь народ в страхе поспешил за ним.

    Как здесь сказано, часть еврейского народа бежала от плиштим в земли, лежащие к востоку от Иордана, которые здесь названы «земли Гада и Гилада». Колено Гада получило надел, расположенный к востоку от реки Иордан и занимавший так называемую южную половину Гилада. Западная граница надела колена Гада проходила по реке Иордан, начинаясь примерно в 15 км. от южного окончания озера Кинерет и заканчиваясь примерно в месте впадения Иордана в Мертвое море. Подробней о территории надела колена Гада – см. главу 13 Книги Йехошуа. К северу от надела колена Гада простирались земли надела половины колена Менаше, в состав которых входила северная половина Гилада. Именно в эти места бежали спасавшиеся от нашествия плиштим евреи.

    Относительно того, кто именно бежал от плиштим за Иордан, существуют некоторые расхождения во мнениях. Мальбим считает, что здесь идет речь о жителях западного берега Иордана, которые, вместо того, чтобы присоединиться к Шаулю в Гилгале, бежали от плиштим за Иордан. «Даат Микра» обращает внимание на то, что эти люди здесь названы «иврим» (עברים) вместо обычного «йехудим» (יהודים). Оба этих слова переводятся, как «евреи», но «иврим» называли евреев представители соседних народов. Из этого «Даат Микра» делает вывод о том, что здесь идет речь о той части еврейского народа, которая до этого находилась под пятой плиштим. «Мецудат Давид» пишет, что евреи здесь названы «иврим» из-за того, что это слово очень похоже на следующее за ним «авру» (עברו), т.е. «перешли», и никакой смысловой нагрузки не имеет, так что здесь идет речь о какой-то части еврейского народа, не обладающей какими-то определенными характерными признаками.

    Все время, когда плиштим двигались на восток из района побережья Средиземного моря и достигли Михмаса, Шауль, ожидая прибытия Шмуэля, находился в Гилгале, который, как известно, был расположен вблизи восточной границы Кнаана, не предпринимая ни малейшей попытки выступить навстречу наступающим на восток плиштим. Поэтому все те, кто не спрятались и не бежали в Гилад, в страхе собрались в Гилгале, так как понимали, что Шауль на определенном этапе предпримет какие-то активные действия прежде, чем плиштим окружат и возьмут Гилгаль.

  8. И ждал он семь дней даты, которую Шмуэль, и не пришел Шмуэль в Гилгаль, и рассеялся народ от него.

    Сразу после того, как Шмуэль помазал Шауля на царство, он сказал ему, чтобы перед тем, как начать боевые действия против плиштим, тот ждал его в Гилгале на протяжении семи дней (см. главу 10, предложение №8). Шауль так и сделал. Ничего не предпринимая, он прождал Шмуэля в Гилгале семь дней, но Шмуэль так и не появился. Между тем, собравшийся в Гилгале народ, увидев, что Шмуэля нет, а Шауль бездействует, начал в страхе разбегаться, и, как будет сказано ниже (см. предложение №15), в Гилгале с Шаулем остались всего лишь около 600 воинов.

    Следует заметить, что в нашем предложении в фразе «которую Шмуэль» пропущено слово, и ее следует понимать, как «которую установил Шмуэль».

  9. И сказал Шауль: «Приведите мне жертвы вознесения и шламим», и вознес жертву вознесения.

    Животные для этих жертв уже были приготовлены, так как, во-первых, Шмуэль ранее сказал Шаулю о том, что он в Гилгале будет приносить жертвы, и во-вторых, в то время вообще было принято приносить жертвы перед началом военных действий для того, чтобы заручиться поддержкой Бога.

    Здесь говорится о том, что Шауль сам принес жертву вознесения несмотря на то, что не был коеном, и комментаторы замечают, что в этом его действии нет никакого нарушения заповедей Торы, так как на частном жертвеннике имеет право приносить жертвы любой человек, а не только коен.

  10. И было, как закончил он возносить жертву вознесения, и вот, Шмуэль идет, и вышел Шауль ему навстречу благословить его.

    Слово «благословить» в соответствии с переводом на арамейский Йонатана следует понимать, как «приветствовать».

    Шмуэль появился в Гилгале тогда, когда Шауль закончил приносить жертву вознесения, но до того, как он принес жертву шламим.

  11. И сказал Шмуэль: «Что ты наделал?!», и сказал Шауль: «Ибо увидел я, что рассеялся народ от меня, а ты не пришел по истечении дней, а плиштим собираются возле Михмаса.

    Шмуэлю очень не понравилось то, что Шауль принес жертву вознесения, так как он ясно сказал Шаулю, чтобы тот дожидался его в Гилгале, и он сам принесет эту жертву.

    В ответ на это Шауль перечисляет четыре обстоятельства, вынудившие его это сделать. Три из них присутствуют в нашем предложении, а четвертое – в следующем. Во-первых, на Шауля повлияло то, что его войско начало разбегаться, и он понял, что через очень короткое время он останется дожидаться Шмуэля в одиночестве. Во-вторых, Шауль понял из слов Шмуэля, что ему следует дожидаться Шмуэля в Гилгале на протяжении семи дней, а после этого, если Шмуэль не появится, начинать действовать самому. В-третьих, так как плиштим собирались возле Михмаса, Шауль опасался, что через очень короткое время они появятся уже возле Гилгаля, и ему очень не хотелось вступать с ними в бой без того, чтобы принести жертвы Богу.

  12. И сказал: «Теперь спустятся плиштим ко мне в Гилгаль, а Лика Господа не усластил я!», и сдержался я, и вознес жертву вознесения».

    Здесь говорится о том, что Шауль очень не хотел начинать войну с плиштим, не усластив жертвой Лика Господа, и поэтому ему пришлось, не дожидаясь прибытия Шмуэля, начать приносить жертвы самому. Кроме этого, Шаулю очень хотелось выступить из Гилгаля навстречу плиштим, но он сдержался и не выступил, и ограничился лишь принесением жертв. Здесь, по мнению Мальбима, содержится четвертое обстоятельство, заставившее Шауля не дожидаться прибытия Шмуэля. Он пишет, что Шауль понял из слов Шмуэля, что ему нельзя в отсутствие Шмуэля начинать войну с плиштим, а жертвы приносить можно. Таким образом, первое и третье обстоятельства, приведенные Шаулем, являлись форс-мажором, а второе и четвертое – объяснялись недопониманием Шаулем того, о чем сказал ему Шмуэль.

    Следует заметить, что слова «усластил я» в оригинальном тексте звучат, как «хилити» (חיליתי), и здесь они переведены, как «усластил я» в соответствии с тем, что корень «חלו» на арамейском и арабском означает «сладкий» (отсюда пошло название «халва»). Вместе с этим «Мецудат Цион» считает, что это слово следует переводить, как «помолился я», так как принесение жертвы в то время обычно сопровождалось молитвой.

    Существуют также расхождения во мнениях комментаторов относительно значения слов «сдержался я». Кроме приведенной выше трактовки Мальбима, в соответствии с которой Шауль сдержался и, не дождавшись Шмуэля, не выступил из Гилгаля навстречу армии плиштим, Раши и «Мецудат Давид» считают, что здесь Шауль имеет в виду то, что он принес жертву вознесения наперекор своему сердцу, которое говорило ему, что ему следует дождаться Шмуэля.

  13. И сказал Шмуэль Шаулю: «Сглупил ты, не исполнил заповедь Господа, Бога твоего, которую велел Он тебе, ибо теперь готовил Господь царствие твое над Израилем навечно!

    Шмуэль говорит Шаулю о том, что тот совершил глупость, не дождавшись Шмуэля, так как то, о чем говорил Шмуэль Шаулю сразу после его помазания на царство, он говорил не от себя лично (откуда ему было знать, что Шауль будет в Гилгале готовиться к войне с плиштим?), а передавал ему слова Бога. Таким образом, совершив жертвоприношение в отсутствие Шмуэля, Шауль нарушил указание, данное ему Богом, и этим показал, что он недостоин быть еврейским царем. «Хоиль Моше» по этому поводу пишет, что Шауль не выдержал испытание, в ходе которого он должен был показать, что способен держать в узде свои чувства, и таким образом доказать, что он достоин быть царем, так как лишь тот, кто может управлять собой, может править другими людьми.

    Далее Шмуэль доворит Шаулю о том, что если бы он выдержал этот экзамен, Бог дал бы основанной им династии вечную власть над еврейским народом. Ральбаг замечает, что существует некоторое противоречие между этими словами Шмуэля и благословением, которое Яаков дал своим сыновьям, и где, в частности, сказано, что царская власть будет принадлежать потомкам Йехуды, а не Биньямина, к колену которого принадлежал Шауль. Для того, чтобы разрешить это противоречие, Ральбаг говорит, что сказанное Шмуэлем слово «навечно» не следует понимать буквально, и на самом деле оно означает довольно продолжительный период времени. В доказательство этому утверждению Ральбаг приводит несколько цитат из ТАНАХа, где «навечно» на самом деле означает период времени длиной в 50 лет.

  14. Но теперь царствие твое не сохранится, найдет Господь себе мужа по сердцу Его, и велит ему Господь быть правителем над народом Его, ибо не исполнил ты то, что велел тебе Господь!».

    Так как Шауль нарушил указание, данное ему Богом, то его царствие не сохранится «навечно», то есть он не сможет передать свою власть по наследству. Раши замечает, что этот приговор Шаулю был вынесен в полном соответствии с тем, что сказано в Торе (Дварим 17, 20) о царе: «...без того, чтобы отклоняться от заповеди вправо и влево, чтобы продлились дни царствования его, он и сыновья его в среде Израиля». То есть, если царь нарушает заповеди, данные ему Богом, дни царствования его не продлеваются и сыновья его не наследуют его трон.

    И так как евреям нужен царь, а Богу нужен такой царь, который будет в точности исполнять Его указания, то Бог найдет другого человека, который Ему понравится, и здесь идет речь о втором еврейском царе Давиде.

    «Даат Микра» пишет, что в приведенных здесь словах Шмуэля содержатся пророчество и предостережение, но окончательного приговора о падении власти Шауля в них нет, и окончательный приговор Шаулю будет вынесен только после греха, который он совершит в ходе войны с Амалеком (см. главу 15).

  15. И встал Шмуэль, и поднялся из Гилгаля в Гиват Биньямин, и пересчитал Шауль народ, находившийся с ним, около шестисот человек.

    Следует заметить, что в главе 10, предложении №8, были приведены слова Шмуэля, сказанные Шаулю сразу после того, как Шмуэль помазал его на царство. Там он сказал Шаулю, что в Гилгале он расскажет ему о том, как ему следует воевать против плиштим. Из того, что сказано в нашем предложении, видно, что Шмуэль покинул Гилгаль, ничего не рассказав ему об этом.

    Покинув Гилгаль, Шмуэль перебрался в город Гиват Биньямин, он же Гиват Шауль, он же Гива, в котором, как сказано выше (см. предложение №2), находился сын Шауля Йонатан. Все комментаторы единодушно утверждают, что Шауль и его воины последовали за ним. Для того, чтобы переместиться из Гилгаля в Гиват Биньямин, им пришлось совершить марш-бросок длиной в 26 км строго на запад. Вместе с этим они не опасались наткнуться на армию плиштим, так как, как было сказано выше (см. предложение №5), плиштим встали лагерем к северу от Михмаса, а Гиват Биньямин находился в 7 км. к юго-западу от него:

    Гилгаль, Гива и Михмас

    Прибыв в Гиват Биньямин, Шауль пересчитал своих воинов и выяснил, что из трех тысяч, которые ранее составляли его регулярную армию, с ним остались около 600 человек, а остальные дезертировали.

  16. И Шауль, и Йонатан, сын его, и народ, находящийся с ними, сидят в Геве Биньямина, а плиштим встали лагерем у Михмаса.

    После того, как Шауль соединился в Гиват Биньямине с остатками отряда Йонатана, они выступили из Гиват Биньямина и заняли позиции в городе Геве Биньямина, о котором шла речь в предложении №3. Плиштим, как было сказано в предложении №5, встали лагерем к северу от Михмаса, и расстояние между войсками составляло 3-4 км, то есть они находились в пределах прямой видимости.

  17. И вышли губители из лагеря плиштим тремя отрядами, один отряд повернул к дороге в Офру, к Земле Лисы.

    Отряды губителей – это карательные отряды плиштим, задачей которых было наказать евреев за бунт. Они должны были разорить страну, уничтожить урожай и истребить местное население. О численности вторгнувшихся в пределы еврейского государства плиштим шла речь в предложении №5, их численное превосходство над силами Шауля было огромным, и увидав, что им противостоит жалкая кучка еврейских воинов, плиштим пришли к выводу, что им вполне по силам решить несколько боевых задач одновременно: и победить еврейскую армию, и наказать гражданское население.

    Как здесь сказано, каратели вышли из лагеря плиштим тремя отрядами, которые разошлись в разных направлениях. Первый отряд карателей двинулся по дороге, ведущей в Офру, и для того, чтобы выделить эту Офру из других еврейских городов с тем же названием, здесь сказано о том, что эта Офра находилась в Земле Лисы. «Лиса» на иврите «шуаль» (שועל), и по-всей видимости Земля Лисы – это упомянутая выше Земля Шаалим, в которой Шауль искал пропавших ослиц своего отца (см. главу 9, предложение №4 и там в комментарии).

    Город Офра упоминался в Книге Йехошуа (18, 23), как один из городов колена Биньямина. В настоящее время Офра представляет собой арабскую деревню э-Тайбе, (31°57'29.14"N, 35°17'54.84"E), расположенную в 3.5 км. к востоку от современного поселения Офра и в 9 км. северо-северо-восточнее Михмаса:

    Офра

    Таким образом можно сказать, что первый отряд карателей отбыл в северном направлении.

  18. И один отряд повернул на дорогу в Бейт Хорон, и один отряд повернул на пограничную дорогу, просматриваемую с Ущелья Цвоим, в пустыню.

    Второй отряд двинулся по дороге, ведущей в Бейт Хорон. Это место упоминалось в Книге Йехошуа (10, 10) в связи с войной против пяти царей народа эмори. На самом деле Бейт Хороном назывались два города, которые были расположены один возле другого, и которые находились возле главной дороги, спускающейся с гор в долину Аялон (в настоящее время – закрытая дорога Рамалла-Латрун). Один из этих городов назывался Верхний Бейт Хорон, и сейчас – это арабская деревня Бейт Ур эль-Фавка (31°53'5.95"N, 35° 6'58.44"E). Он располагался на высоте 620 м. над уровнем моря, а в 3.5 км. к западу от него и на 200 м. ниже, находился второй город, Нижний Бейт Хорон, который сейчас тоже представляет собой арабскую деревню, которая называется Бейт Ур э-Тахта (31°53'40.39"N, 35° 5'10.37"E). В соответствии с Первой Книгой Хроник (7, 24), оба города были построены женщиной по имени Шеэра бат Брия бен Эфраим. Относительно названия обоих городов существуют две версии. Согласно одной из них, название городов пошло от аккадского «харан», что означает «дорога», «тракт», ведь оба города находились возле главной дороги. Согласно другой версии, города получили название от имени одного из кнаанских божков, которого звали Хорон. Эти города были связаны короткой и очень круто поднимавшейся дорогой, верхний отрезок которой называется «дорога подъема Бейт Хорона», а нижний – «спуск Бейт Хорона». Следует заметить, что на протяжении еврейской истории эти места не раз становились ареной решающих боев: кроме избиения эмори сброшенными Богом огромными валунами, о котором говорилось в Книге Йехошуа и боя царя Шауля с плиштим, о котором будет рассказано в главе 14, в районе Бейт Хорона прошли решающие сражения во времена Хашмонаим (Маккавеев) и Великого Восстания против Рима. Сейчас это место можно видеть, проезжая по трассе 443 в сторону Иерусалима, с левой стороны дороги сразу же после блок-поста Макабим-Реут:

    Бейт Хорон

    Бейт Хорон расположен в 16 км. к западу от Михмаса, поэтому можно сказать, что второй отряд карателей отправился на запад.

    Третий отряд, как здесь сказано, повернул в пустыню, то есть на восток, и ушел по дороге, которая вела к восточной границе колена Биньямина, то есть к реке Иордан. Про эту дорогу здесь сказано, что она хорошо просматривалась с Ущелья Цвоим, а так как ущелье всегда является узким и глубоким местом, из которого ничего рассмотреть невозможно, то комментаторы говорят, что здесь имеется в виду то, что эта дорога была хорошо видна с горы, которая расположена над этим ущельем.

    Ущелье Цвоим в настоящее время носит арабское название Вади Абу а-Цаба, оно начинается в 8.5 км. к юго-востоку от Михмаса и в 1 км. восточнее современного поселения Кфар Адумим, и на протяжении  примерно 6 км. идет на восток, после чего впадает в ручей Прат (Вади Кельт):

    Ущелье Цвоим

    Следует заметить, что «цавуа» (צבוע, ед. число от «цвоим») на современном иврите означает «гиена», поэтому название этого ущелья вполне можно было перевести, как Ущелье Гиен, но Вавилонский Талмуд (Баба Кама 16, а) однозначно идентифицирует это животное, как пеструю эфу (Echis coloratus), очень ядовитую змею из семейства гадюковых, обладающую, как ясно из ее названия, довольно пестрой окраской, из-за которой она названа «цавуа» (что означает также «окрашенный» или «пестрый»):

    Эфа

    Таким образом, название Ущелье Цвоим правильней перевести, как Ущелье Эф, где они, по всей видимости, в изобилии водились.

    Все, о чем говорилось выше, можно отобразить на следующей карте (направления ударов высланных плиштим карательных отрядов обозначены красными линиями):

    Диспозиция возле Михмаса

  19. И кузнеца не найти во всей Земле Израиля, ибо сказали плиштим: «Дабы не сделали евреи меч или копье».

    Здесь говорится о том, что кузнечное дело среди евреев в то время совершенно не было развито, так как властвующие над евреями плиштим запретили им заниматься кузнечным ремеслом, чтобы они не изготавливали себе оружие. Радак по этому поводу пишет, что всех еврейских кузнецов плиштим поработили и увели в свое государство. Ральбаг выдвигает альтернативную версию объяснения и говорит, что отсутствие кузнецов являлось следствием того, что на территориях, занимаемых евреями, совершенно не было месторождений железной руды.

    Следует заметить, что в этом предложении впервые в ТАНАХе территория еврейского государства названа Земля Израиля. В этом предложении также впервые в ТАНАХе упоминается копье.

  20. И спускались весь Израиль к плиштим точить каждый свой инструмент, и лопату, и топор, и плуг.

    Так как своих кузнецов у евреев не было, им приходилось по мере надобности обращаться к кузнецам плиштим, для чего они спускались с гор в Прибрежную низменность и шли в государство плиштим. Ральбаг говорит, что плиштим не только не давали евреям заниматься кузнечным делом, но и не разрешали своим кузнецам селиться и открывать кузницы на еврейской территории, так как боялись, что евреи у них научатся кузнечному делу и начнут изготавливать оружие.

  21. И был напильник в фим для плугов, и для лопат, и для вил, и для топоров, и чтобы поправить наконечник рожна.

    Для того, чтобы затачивать перечисленные здесь инструменты, кузнецы использовали напильник, за что брали с клиентов фим серебром. Раши пишет, что напильниками пользовались те, кто предпочитал обходиться без услуг плиштим и затачивал свои инструменты сам, а такие напильники стоили фим.

    Фим – мера веса, равная 2/3 шекеля, то есть примерно 8 грамм. Следует заметить, что фим упоминается в ТАНАХе один-единственный раз в этом предложении, а в Мишне и Талмуде он не упоминается вообще. Поэтому вес фима долгое время оставался неизвестным, пока в начале ХХ века при раскопках кургана Гезер не были найдены восемь полированных каменных гирек, на которых с помощью старого еврейского алфавита было написано «фим»:

    Фим

    Впоследствии были найдены также другие каменные и серебряные гирьки с такой же надписью. В любом случае, восемь грамм серебра за заточку инструмента или за напильник – это очень дорого.

    Для чего нужно затачивать лопаты, топоры, вилы и плуги, объяснять не нужно, но следует остановиться на рожне и его наконечнике. Рожон использовался крестьянами для того, чтобы подгонять скот или направлять его в нужную крестьянину сторону. Рожон представлял собой длинный деревянный шест с металлическим наконечником в виде острого гвоздя. Этим гвоздем крестьянин колол животное для того, чтобы оно делало то, что от него требовалось. Наконечник одним своим концом забивался в торец шеста, отчего другой его конец тупился, и после того, как наконечник был забит, его требовалось заново заточить. Иногда рожон использовался, как оружие. Так, в Книге Судей (3, 31) рассказывается, что Судья Шамгар бен Анат своим рожном поубивал 600 воинов плиштим. Следует заметить, что рожон использовался крестьянами на протяжении тысячелетий. В Британском музее выставлена миниатюра начала XVI в., на которой изображен крестьянин, погоняющий волов в точности таким же рожном, как тот, о котором говорится в нашем предложении:

    Рожон на миниатюре XVI в.

  22. И было в день войны, и не нашлось меча и копья в руках всего народа, который с Шаулем и с Йонатаном, и нашлись они у Шауля и Йонатана, сына его.

    Здесь говорится о том, что санкции, наложенные плиштим на ремесла, связанные с обработкой металла, оказались успешными, и когда евреи собрались воевать с плиштим, у них, за исключением Шауля и Йонатана, не было ни мечей, ни копий. Вместе с этим евреи не пошли воевать голыми руками: «Даат Микра» пишет, что они были вооружены луками и пращами.

  23. И вышла застава плиштим к Проходу Михмас.

    Между городами Михмас и Гева, которые находятся на вершинах гор, проходит глубокое ущелье с довольно крутыми склонами, идя по которому в восточном направлении можно достичь Гилгаля. Это ущелье здесь названо Проход Михмас, и оно представляет собой фрагмент ручья Михмас, который в районе Кфар Адумим впадает в ручей Прат (вади Кельт). К этому ущелью плиштим выдвинули заставу, которая по-всей видимости несла наблюдательно-сторожевые функции. Сказанное в этом предложении отображено на следующей карте, причем Проход Михмас обозначен синей линией, а путь выдвижения заставы – красной:

    Проход Михмас и застава плиштим

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator