Первая Книга Царей

Глава 15

  1. И в восемнадцатый год царя Яравама, сына Нвата, стал царствовать Авиям над Йехудой.

    Из того, о чем рассказывалось в главе 12, следует, что Рехавам и Яравам начали царствовать практически одновременно, но Рехавам процарствовал 17 лет, а Яравам – 22 года (см. главу 14, предложения №20-21). Здесь говорится о том, что Авиям взошел на трон после смерти своего отца и в восемнадцатый год правления Яравама, то есть за три с лишним года до его смерти.

    Важно отметить, что для того, чтобы не путаться в продолжительности правления тех или иных царей, которые упомянуты в Книге Царей, следует помнить, что годы их правления считаются с месяца нисана. Например, если определенный царь начинает править за день до наступления этого месяца, в день его наступления начинают считать второй год правления данного царя, хотя на самом деле в этот день он правил всего лишь два дня. В главе 1 трактата Рош ха-Шана Вавилонского Талмуда, где обсуждаются все связанные с этим законы, говорится о том, что отсчет лет правления еврейских царей с месяца нисана был введен для того, чтобы избежать путаницы и подлогов в различных финансовых документах.

    Из сказанного в параллельном месте Второй Книги Хроник (11, 19-20) следует, что Авиям не был старшим сыном Рехавама. Авиям был старшим сыном его любимой жены, и по этой причине Рехавам сделал его своим наследником престола.

  2. Три года царствовал он в Иерусалиме, и имя матери его – Мааха, дочь Авишалома.

    В предыдущем предложении говорилось  о том, что Авиям взошел на престол в восемнадцатый год царствования Яравама над Израилем, а в предложении №9 будет сказано, что Авияма сменил на престоле Аса в двадцатый год правления Яравама. Из этого никак не получается, что Авиям успел процарствовать три года, и следует сказать, что эти три года были неполными из-за того, что годы правления еврейских царей считаются, начиная с наступления месяца нисана (см. комментарий к предыдущему предложению). Так что на самом деле Авиям процарствовал всего лишь год с лишним, или максимум два года.

    Большинство комментаторов сходятся во мнениях о том, что упоминаемый здесь Авишалом – это Авшалом, сын Давида, который был убит во время поднятого им восстания против своего отца, как описывалось во Второй Книге Шмуэля (главы 15-18). Таким образом, Авиям приходился Авшалому внуком, а Давиду правнуком. Эта версия подкрепляется тем, что, как было сказано во Второй Книге Шмуэля (3, 3), мать Авшалома звали Мааха, так же, как и мать Авияма. Следует заметить, что, по мнению Йосифа Флавия, мать Авияма Мааха приходилась Авшалому не дочерью, а внучкой.

    Следует отметить, что в одном месте Второй Книги Хроник (11, 21) мать Авияма зовется Мааха, дочь Авшалома, но в другом месте (13, 2) ее называют Михаяху, дочерью Уриэля из Гивы. И в данном случае комментаторы сходятся во мнениях о том, что у этой женщины было два имени, и «Даат Микра» пишет, что, вероятно, изначально ее звали Мааха, но после того как она получила титул царицы-матери, ее наделили еще одним именем, Михаяху. Вместе с этим, «Даат Микра» приводит также перевод Второй Книги Хроник на арамейский, который не только объясняет, почему мать Авияма звали и Мааха, и Михаяху, но и причину, по которой ее отец сменился с Авшалома на Уриэля из Гивы. В соответствии с этим переводом, смена имени была обусловлена тем, что мать Авияма была добропорядочной женщиной, и хотела, чтобы ее перестали связывать с принесшим много бед Авшаломом. С этим категорически не согласен Ральбаг, который считает, что мать Авияма была грешницей, то есть пошла в своего отца, и ее упоминание в нашем предложении призвано подчеркнуть, что грехи, совершенные Авиямом, были обусловлены тем, что он был сыном этой женщины.

  3. И пошел он по всем грехам отца своего, которые совершал он до него, и не было сердце его целым с Господом, Богом его, как сердце Давида, отца его.

    Сказанное во второй части нашего предложения относительно Авияма уже говорилось выше (глава 11, предложение №4) относительно Шломо, когда тот состарился и не препятствовал своим многочисленным женам заниматься идолопоклонством. Из этого следует, что в том же самом ключе следует понимать сказанное здесь о Авияме. Грехи отца Авияма Рехавама были перечислены в предложениях №23-24 предыдущей главы, и они были связаны с распутством и идолопоклонством. Там же (предложение №22) говорилось о том, что этими грехами был запятнан весь проживавший в Йехуде народ. Поэтому следует сказать, что лично Авиям, так же как в свое время Шломо, ничем таким не занимался, и его грех состоял в том, что он не препятствовал грешить подвластному ему народу.

  4. Ибо ради Давида дал Господь, Бог его, ему власть в Иерусалиме, возвести сына его после него и установить Иерусалим.

    Наше предложение отвечает на вопрос, возникающий из вышесказанного о грехах Рехавама и его сына Авияма: если Рехавам грешил сам и склонял к греху свой народ, а Авиям не вернул своих подданных на путь служения Богу, почему Бог не сверг ни Рехавама, ни Авияма с их престола? Как здесь сказано, Он этого не сделал из-за Давида.

    О том, что потомки Давида продолжат царствовать в Иерусалиме, в свое время говорил Яраваму пророк Ахия (см. главу 11, предложение №36), и в нашем предложении его слова пересказаны почти дословно. Следует заметить, что слово «нир» (ניר), присутствующее в нашем предложении, а также в пророчестве Ахии, переведено здесь как «власть» в соответствии с мнением большинства комментаторов. Другие комментаторы переводят его как «свеча», и в таком случае, здесь говорится о том, что в память о Давиде Бог оставил его потомкам власть в Иерусалиме. Ральбаг понимает слово «нир» как «пашня», и пишет, что из-за Давида Бог решил не обращать внимания на грехи Рехавама и Авияма, сделав Иерусалим пашней, на которой в свое время произрастет хорошее семя из дома Давида, и этим семенем будет царь Аса.

    Слова «установить Иерусалим» означают, что Бог решил не разрушать этот город из-за грехов его правителей, оставить его столицей царей Йехуды, а также оставить в неприкосновенности находившийся в нем Храм, что гарантировалось, пока в Иерусалиме правили потомки его строителя.

    По мнению Мальбима, в нашем предложении объясняется причина, по которой Авиям не был убит Яравамом в ходе войны, описанной во Второй Книге Хроник. Там сказано о том, что Авияму удалось чудесным образом победить Яравама, а здесь говорится о том, что это чудо произошло только из-за заслуг Давида, а также ради сохранности Иерусалима и находившегося в нем Храма.

  5. За то, что делал Давид правильное в глазах Господа, и не отворачивался от всего, что велел Он ему все дни жизни его, лишь в деле Урии Хеттянина.

    Здесь говорится о том, что цари Йехуды были оставлены Богом на их троне лишь в силу заслуг Давида, который всю свою жизнь праведно служил Богу, и лишь один раз согрешил в деле, связанном с Урией Хеттянином.

    События, связанные с Урией Хеттянином, описываются в главе 11 Второй Книги Шмуэля. Там рассказывается о том, что Урия Хеттянин был одним из лучших воинов Давида, и он был женат на женщине, которую звали Бат Шева. В то время, когда Урия воевал с Амоном, Давид увидал Бат Шеву и уединился с ней, в результате чего она забеременела. Как сказано в комментарии ко Второй Книге Шмуэля, Давид не совершил грех прелюбодеяния с замужней женщиной, так как в то время Бат Шева была формально разведена с Урией, но Давиду очень хотелось скрыть тот факт, что он приходится отцом ребенку, который должен был родиться у Бат Шевы. Поэтому он отозвал Урию в Иерусалим и всеми силами пытался сделать так, чтобы тот посетил Бат Шеву, а когда ему это не удалось, он вернул Урию в армию и тайно приказал своему военачальнику Йоаву послать его в такое место, откуда он живым не вернется. Именно в этом заключается грех Давида относительно Урии.

  6. И война была между Рехавамом и между Яравамом все дни жизни его.

    Это предложение почти дословно повторяет сказанное в предложении №30 главы 11, и требуется понять, чем этот повтор обусловлен. Мальбим, объясняя это, приводит мнение Абарбанэля, согласно которому это говорит о том, что и при жизни Рехавама войну с Яравамом вел Авиям, так как сам Рехавам был слишком мягкосердечен для того, чтобы самому командовать военными действиями. Кроме этого, Мальбим пишет, что наше и следующее предложения следует читать вместе. То есть здесь говорится о том, что война, которую Авиям вел от имени своего отца с Яравамом, и та война, которую он вел с Яравамом от своего имени, а также остальные его дела, записаны в книге «Летопись царей Йехуды». Таким образом, война между Йехудой и Израилем началась во времена Рехавама и закончилась во времена победившего в ней Авияма.

  7. И остальные деяния Авияма и все, что он совершил, все они записаны в книге «Летопись царей Йехуды», и война была между Авиямом и между Яравамом.

    Начало нашего предложения является стандартным в Книге Царей при подведении итогов правления того или иного царя. Но затем в нем опять упоминается война между Авиямом и Яравамом. По мнению Ральбага и «Даат Микра», здесь идет речь о сражении между армиями Авияма и Яравама, имевшем место возле горы Цмараим, расположенной в горах Эфраима, о чем рассказывается во Второй Книге Хроник (13, 3-20). Ни здесь, ни во Второй Книге Хроник не говорится о том, кто явился инициатором того сражения, но Йосиф Флавий пишет, что им был Яравам, который с презрением относился к молодому Авияму. Автор Второй Книги Хроник описывает это сражение очень подробно, а также приводит речь, которую произнес Авиям перед Яравамом и его армией. В этой речи Авиям подверг острой критике Яравама из-за придуманной им религии и из-за того, что он расколол еврейский народ на два государства. Во Второй Книге Хроник также сказано, что в том сражении Яравам потерпел сокрушительное поражение, потеряв убитыми 500 тысяч воинов, и «Даат Микра» пишет, что это поражение могло явиться причиной заговора Баашы, в ходе которого все семейство Яравама было уничтожено.

  8. И лег Авиям с отцами его, и похоронили его в Городе Давида, и стал царствовать Аса, сын его, вместо него.

    Несмотря на то, что Авиям умер в молодом возрасте, здесь сказано, что он «лег с отцами его», что, как известно, указывает на смерть от естественных причин, а не в бою или в результате покушения.

  9. И в двадцатый год Яравама, царя Израиля, стал царствовать Аса, царь Йехуды.

    Книга Царей соотносит начало правления Асы и его отца Авияма (см. предложение №1), царствовавших в Йехуде, с периодом правления Яравама, царствовавшего в Израиле, так как они оба взошли на трон во время царствования Яравама. Точно так же ниже правление шести царей Израиля будет соотнесено с царствованием Асы, так как все они взошли на престол во время его царствования.

  10. И сорок один год царствовал он в Иерусалиме, и имя матери его – Мааха, дочь Авишалома.

    В отличие от своего отца и деда, Аса правил Йехудой довольно долго, даже на год дольше, чем родоначальники династии, Давид и Шломо.

    Здесь говорится о том, что мать Асы звали Мааха, дочь Авишалома, но, как было сказано в предложении №2, точно так же звали его бабку со стороны отца. Подавляющее большинство комментаторов (за исключением рабби Авраама, сына Рамбама) сходятся во мнениях о том, что здесь и в предложении №2 идет речь о той же самой женщине, то есть на самом деле Мааха, дочь Авишалома приходилась Асе бабкой, а не матерью. В таком случае, следует понять, почему здесь ее называют матерью Асы. «Даат Микра» пишет, что в ТАНАХе очень часто встречаются случаи, когда дед или бабка определенного человека называются его отцом или матерью. В данном случае упоминание Маахи, дочери Авишалома, указывает на то, что и после смерти своего сына она продолжала титуловаться царицей-матерью, пока не была освобождена от этой должности ее собственным внуком, царем Асой, как будет сказано в предложении №13. По мнению Ральбага и «Мецудат Давид», Мааха, дочь Авишалома, названа здесь матерью Асы, а не его бабкой, так как его растила она, а не его настоящая мать. Ральбаг увязывает ее упоминание в нашем предложении с тем, что Аса, как будет сказано ниже, был праведным царем, и не взял пример со своей бабки, которая была идолопоклонницей.

  11. И делал Аса правильное в глазах Господа, как Давид, отец его.

    Деяния Асы сравниваются здесь с деяниями Давида, и это говорит о том, что Аса был праведником. Следует заметить, что во Второй Книге Хроник (16, 7-12) рассказывается о том, что на склоне лет Аса совершил несколько неблаговидных поступков, за которые был наказан Богом, но Книга Царей здесь его хвалит, так как по совокупности его добрые дела заметно перевешивали совершенные им глупости.

  12. И убрал он кадешей из страны, и удалил он всех истуканов, которых сделали отцы его.

    Относительно значения понятия «кадеш» в соответствии с различными версиями – см. комментарий к главе 14, предложению №24.

    Под истуканами здесь подразумеваются жертвенники, мацевы и ашеры, о которых рассказывалось в главе 14, предложении №23. Следует заметить, что слово, переведенное здесь как «истуканы», в оригинальном тексте звучит как «гилулим» (גילולים), что дословно переводится как «фекалии». Вместе с этим, в ТАНАХе этим словом обычно обозначаются изваяния идолов и другие атрибуты идолопоклонства.

  13. И также Мааху, мать его, и снял он ее с госпожи, которая сделала мифлецет ашере, и срубил Аса мифлецет ее, и сжег в ручье Кидрон.

    В первой части нашего предложения «И также Мааху, мать его…» есть подлежащее, но нет сказуемого, и Мальбим с «Мецудат Давид» находят сказуемое в предыдущем предложении. Этим сказуемым является глагол «удалил», то есть, здесь говорится о том, что Аса удалил всех истуканов, сделанных его отцами, а также свою мать Мааху. По мнению «Мецудат Давид», далее в нашем предложении объясняется, в чем это удаление заключалось, а Мальбим пишет, что Мааха была одним из идолов, либо служила кдешой, и в начале нашего предложения говорится о том, что поклонение Маахе либо ее вышеупомянутое занятие было прекращено Асой.

    Далее здесь говорится о том, что Аса снял Мааху «с госпожи», и это означает, что он освободил ее от занимаемой ей должности царицы-матери (см. комментарий к предложению №10). О привилегиях царицы-матери можно получить впечатление на основании сказанного в главе 2, предложении №19, где шла речь о взаимоотношениях Шломо и его матери Бат-Шевы. Следует заметить, что госпожами в ТАНАХе называются не только царицы-матери, но и главные царские жены (см. главу 11, предложение №19). По мнению Ральбага и «Мецудат Давид», Аса снял Мааху с должности царицы-матери из-за того, что она использовала свое положение для того, чтобы склонять подвластный Асе народ к идолопоклонству. «Даат Микра» считает, что он снял ее с должности из-за того, что она сделала мифлецет, о которой говорится далее в нашем предложении. Следует отметить, что при всем этом Аса оставил Мааху в живых.

    Слово «мифлецет» (מפלצת) в ТАНАХе встречается лишь в нашем предложении и в параллельном месте Второй Книги Хроник (15, 16). На современном иврите это слово означает «монстр», «чудовище», и примерно так объясняют его значение Ральбаг, «Мецудат Давид» и «Даат Микра». По их мнению, изготовленная Маахой мифлецет внушала страх и ужас тем, кто ей поклонялся. Раши в своем комментарии приводит сказанное в Вавилонском Талмуде (Авода Зара 44, а), где говорится о том, что мифлецет – это истукан в виде огромного детородного члена, и Мааха служила этому идолу тем, что каждый день ему отдавалась. Как здесь сказано, Мааха сделала мифлецет в дополнение к ашере, которой поклонялась. В комментарии к главе 14, предложению №15, говорилось о том, что ашера – это дерево, которому поклонялись в качестве идола, но «Даат Микра» пишет, что в данном случае это слово следует писать с большой буквы, и оно является именем богини, которой служили представители народа кнаани.

    В конце нашего предложения рассказывается о том, что Аса срубил мифлецет, изготовленную его матерью (из этого следует, что эта мифлецет была прикреплена в земле), после чего сжег ее в ручье Кидрон. Здесь Аса поступил в полном соответствии с указаниями Торы, где сказано «…и изваяния их сожгите в огне» (Дварим 7, 5), «И изваяния богов их сожгите в огне…» (Дварим 7, 25), «…и ашеры их сожгите в огне…» (Дварим 12, 3). Здесь сказано о том, что Аса сжег мифлецет в ручье Кидрон, но Ральбаг и «Мецудат Давид» считают, что в этот ручей он сбросил оставшийся от мифлецет пепел, так как Тора запрещает каким-либо образом использовать пепел, оставшийся от предметов, которые использовались для идолопоклонства.

    Ручей Кидрон берет свое начало в северной части современного Иерусалима, протекает рядом с восточной стеной его Старого Города и к востоку от Города Давида, затем продолжает течение через Иудейскую пустыню в общем направлении на юго-восток и впадает в Мертвое море:

    Ручей Кидрон

    Так выглядит ручей Кидрон на участке, проходящем через Иудейские горы:

    Ручей Кидрон

    Снимок местности, на котором обозначено русло ручья Кидрон в районе Иерусалима – см. в комментарии к главе 2, предложению №37. Следует заметить, что русло этого ручья в древности использовалось для захоронений и для сброса различных ритуально нечистых вещей.

  14. Но жертвенники не убрались, лишь сердце Асы было целым с Господом все дни его.

    Здесь идет речь о жертвенниках типа «бама», на которых подданные Асы продолжали приносить жертвы. Отличие жертвенников типа «бама» от жертвенника, относящегося к типу «мизбеах» обсуждалось в комментарии к главе 3, предложению №2. Вкратце следует сказать, что жертвенник типа «мизбеах» – это жертвенник, расположенный на территории Храма, а жертвенники типа «бама» – это жертвенники, расположенные вне его территории. Совершение жертвоприношений на жертвенниках типа «бама» было разрешено в период между разрушением Временного Храма в Шило и завершением строительства иерусалимского Храма. После этого все жертвоприношения должны были совершаться лишь на жертвеннике, находившемся на территории Храма, а жертвоприношения на жертвенниках типа «бама» были запрещены.

    В предложении №12 говорилось о том, что Аса искоренил идолопоклонство в подвластном ему государстве, из чего следует, что в нашем предложении идет речь о частных жертвенниках, использовавшихся для совершения жертвоприношений не идолам, а Богу. Вместе с этим, после завершения строительства Храма все жертвоприношения должны были совершаться лишь в Храме, и служение Богу на частных жертвенниках было грехом, который Аса не искоренил по некой причине.

    Во второй части нашего предложения говорится о том, что сердце Асы было целым с Богом. Это означает, что Аса, в отличие от своих подданных, не запятнал себя грехом принесения жертв на частных жертвенниках, и все свои жертвы приносил в иерусалимском Храме.

  15. И принес он посвящения отца его и посвящения Дома Господа: серебро, и золото, и предметы.

    Здесь говорится о том, что Аса внес в сокровищницу Храма золото и серебро, как в виде слитков, так и в виде изделий, изготовленных из этих металлов.

    Как здесь сказано, эти золото и серебро являлись посвящениями его отца Авияма, а также посвящениями Храма, и требуется понять, что это означает. Начнем с посвящений Авияма. По мнению «Мецудат Давид», отец Асы Авиям в свое время пожертвовал Храму серебро и золото, но затем забрал их из Храма, и здесь говорится о том, что Аса вернул все эти богатства обратно в Храм. Вместе с этим, трудно представить ситуацию, при которой Авиям бы осмелился отобрать у Бога пожертвованные Ему сокровища, поэтому более логичным представляется мнение «Даат Микра», который пишет, что во время правления Авияма и после нашествия Шишака положение Йехуды в сфере безопасности было довольно шатким. В такой ситуации Авиям опасался еще одного разграбления сокровищницы Храма, подобного тому, что учинил Шишак (см. главу 14, предложения №25-26), и поэтому он изъял из Храма пожертвованные Богу сокровища и спрятал их в надежном месте, а здесь говорится о том, что Аса вернул эти богатства обратно в Храм.

    Относительно посвящений Храма следует сказать следующее. В нашем предложении присутствует расхождение традиций написания и чтения. Слово «кадшо» (קדשו) в переводе с иврита означает «посвящение его», но читается оно как «кадшей» (קדשי), что означает «посвящения» (в сопряженной форме). Таким образом, здесь идет речь о пожертвованиях Храму самого Асы, и это подтверждается сказанным в параллельном месте Второй Книги Хроник (15, 18), где это слово присутствует как «кадашав» (קדשיו), что однозначно переводится как «посвящения его». Таким образом, здесь говорится о том, что Аса не только вернул в Храм пожертвованные своим отцом серебро и золото, но и внес в сокровищницу Храма свои собственные пожертвования.

  16. И война была между Асой и между Баашой, царем Израиля, все дни их.

    Бааша сменил на троне Надава (см. главу 14, предложение №20), и про него будет рассказано ниже, начиная с предложения №27.

    В конце нашего предложения сказано, что Аса воевал с Баашой все время, в течение которого они царствовали параллельно. Вместе с этим, во Второй Книге Хроник говорится о том, что война между Асой и Баашой началась лишь через пятнадцать лет правления Асы, и это противоречит тому, что сказано здесь. Объясняя эту неувязку, Мальбим пишет, что во Второй Книге Хроник говорится о полномасштабной войне между Асой и Баашой, которая действительно началась в пятнадцатый год правления Асы. Но и до этого взаимоотношения двух еврейских государств были совсем не дружескими: период до начала полномасштабной войны характеризовался чередой провокаций и постоянными пограничными конфликтами.

  17. И поднялся Бааша, царь Израиля, на Йехуду, и построил Раму, чтобы не дать выходить и входить к Асе, царю Йехуды.

    Здесь начинается рассказ о полномасштабной войне между Йехудой и Израилем, инициатором которой, как здесь сказано, стал Бааша.

    Книга Царей не рассказывает о том, когда именно произошли описываемые ниже события, но в параллельном месте Второй Книги Хроник (16, 1) говорится о том, что война началась в тридцать шестой год правления Асы. Вместе с этим, указание на тридцать шестой год нельзя понимать в прямом смысле. Как будет сказано ниже, Бааша взошел на престол в третий год правления Асы и царствовал на протяжении двадцати четырех лет, так что его война с Асой никак не могла произойти в тридцать шестой год правления Асы. Поэтому следует сказать, что эта война случилась в тридцать шестой год, считая от раздела единого еврейского государства на Йехуду и Израиль. После этого в течение двадцати лет Йехудой правили Рехавам и Авиям (см. предложение №9), так что на самом деле война между Йехудой и Израилем началась через пятнадцать лет правления Асы.

    Почему, в таком случае, во Второй Книге Хроник не сказано, что война между Йехудой и Израилем случилась в шестнадцатый год правления Асы? «Седер Олам Раба» (глава 15) пишет, что упоминание тридцати шести лет во Второй Книге Хроник обусловлено тем, что на протяжении этого периода еврейское царство должно было оставаться разделенным на два государства, а затем должно было объединиться. Период раскола в тридцать шесть лет был установлен Богом по числу лет, в течение которых Шломо был женат на дочери фараона (он женился на ней в четвертый год своего правления, а правил Шломо в течение сорока лет). Но и по истечении тридцати шести лет после раскола объединения не произошло из-за совершенного Асой проступка, о котором будет рассказано ниже.

    «Мецудат Давид» понимает слово «рама» (רמה) как «башня», и в соответствии с его мнением, здесь говорится о том, что перед воротами Иерусалима Бааша построил высокую башню, с вершины которой его люди забрасывали камнями каждого, кто входил в Иерусалим или выходил из него. Такое объяснение имело бы смысл, если бы Иерусалим был пограничным городом и люди Баашы забрасывали посетителей Иерусалима, находясь на территории своего государства. Но так как граница между Йехудой и Израилем проходила в 17км. к северу от Иерусалима, а дальнобойной артиллерии в то время еще не существовало, следует признать мнение «Мецудат Давид» лишенным всяческого основания.

    «Даат Микра» считает, что слово «Рама» является именем собственным и здесь идет речь о городе Рама, относившемуся к наделу колена Биньямина (см. Книгу Йехошуа 18, 25). В настоящее время на месте этого города находится арабская деревня Э-Рам (31°50'57.43"N, 35°14'0.77"E), расположенная к северу от современного иерусалимского района Неве Яаков:

    Рама

    В таком случае, здесь идет речь о вторжении Бааши на территорию сопредельного государства и о завоевании им города Рама, который он, как здесь сказано «построил», что означает укрепил и превратил в плацдарм для дальнейших завоеваний.

    Город Рама располагался рядом с Царской дорогой, одним из важнейших международных путей, который, пересекая Йехуду и Израиль с юга на север, вел из Египта в арамейские царства и Месопотамию. Заняв Раму, Бааша блокировал Царскую дорогу и воспрепятствовал движению людей и торговле между Йехудой и собственным государством, а также северными странами.

  18. И взял Аса все серебро и золото, оставшиеся в сокровищницах Дома Господа и в сокровищницах царского дома, и отдал их в руки рабов своих, и послал их царь Аса к Бен Хададу, сыну Тавримона, сына Хезьона, царю Арама, сидящему в Дамесеке, говоря:

    В предложении №26 предыдущей главы было сказано, что фараон Шишак захватил в качестве трофеев все находившиеся в Иерусалиме ценности, включая те, что хранились в сокровищницах Храма и дворца Рехавама. Но из сказанного в нашем предложении следует, что некоторая их часть в этих сокровищницах все-таки оставалась. Вероятно, эти ценности были спрятаны Рехавамом перед тем, как он сдал Иерусалим Шишаку, а тот их не особо искал, так как и того, что он взял в Иерусалиме, ему было более чем достаточно. В предложении №15 говорилось о том, что спрятанные Рехавамом ценности были возвращены Асой в сокровищницу Храма, и к этим ценностям он добавил свои собственные пожертвования. А здесь сказано, что Аса изъял из сокровищницы Храма все хранившиеся в ней богатства, опустошил также свою сокровищницу, и все собранные таким образом ценности послал арамейскому царю Бен Хададу.

    Как неоднократно упоминалось выше, словосочетание «рабы царя» указывает не на царских рабов, а на его придворных. Таким образом, здесь говорится о том, что все собранные сокровища Аса вручил своим придворным, которых послал к арамейскому царю Бен Хададу с официальной дипломатической миссией. Следует заметить, что в данном случае Аса назван и по имени, и по своему титулу (царь Аса), и это говорит о том, что его придворные отправились к Бен Хададу в качестве официальных представителей царя Йехуды.

    Бен Хадад упоминается здесь как по своему имени отчеству (сын Тавримона), так и по имени своего деда (сын Хезьона). Это указывает на то, что Хезьон являлся основателем царской династии, к которой принадлежал Бен Хадад. Более того, возможно, что Хезьон – восставший против Шломо и захвативший власть в Араме Рзон, о котором рассказывалось в главе 11, предложениях №23-25.

    Хадад – это имя верховного божества арамейцев и некоторых семитских народов, проживавших в Месопотамии, а слово «бен» (בן) переводится с иврита как «сын». На этом основании часть исследователей считает, что Бен Хадад – это не имя царя, к которому Аса послал своих придворных, а титул всех правивших в Араме царей.

    Имя Тавримон (טברימון) является производным от слов «тов» (טוב) и «римон» (רימון). Слово «тов» переводится с иврита как «хороший», «добрый», а слово «римон» переводится как «гранат» (или «граната», осколочная и т.п.). Но в данном случае это слово следует писать с большой буквы, так как здесь идет речь об имени арамейского божества Римоне. Таким образом, имя Тавримон означает «Добрый бог Римон».

    Слово «сидящий», употребляемое по отношению к царю, в ТАНАХе означает «сидящий на троне», то есть, здесь говорится о том, что столица Бен Хадада находилась в Дамесеке, городе, который в настоящее время является столицей Сирии.

    Как выяснится ниже, Аса направил своих людей к Бен Хададу со всеми находившимися в его распоряжении ценностями, чтобы купить его поддержку в войне против Бааши. Именно в этом заключается совершенный Асой проступок, названный в параллельном месте Второй Книги Хроник (16, 9) глупостью, вследствие которого не состоялось объединение Йехуды и Израиля в одно государство (см. комментарий к предложению №17), а сам Аса был поражен болезнью ног (см. Вторую Книгу Хроник 16, 12).

    Почему это действие Асы было расценено Богом, как проступок? Во-первых, для того, чтобы собрать для подкупа Бен Хадада необходимые средства, Асе пришлось опустошить сокровищницу Храма, то есть ограбить Бога, а Он таких вещей не прощает. Во-вторых, во Второй Книге Хроник (16, 7-9) приведено обращение к Асе Ханани-провидца, где он говорит Асе о том, что ему следовало полагаться на Бога, а не на арамейского царя Бен Хадада, так как Бог, а не Бен Хадад решает, какая из сторон победит в войне, а какая потерпит поражение. Таким образом, даже не принимая в расчет ограбление сокровищницы Храма, следует сказать, что, обратившись за помощью к Бен Хададу, Аса проявил свое маловерие в помощь Всевышнего, и это также было засчитано ему, как проступок.

  19. «Союз между мной и между тобой, между отцом моим и между отцом твоим! Вот, послал я тебе подкуп, серебро и золото тебе, иди расторгни союз твой с Баашой, царем Израиля, и поднимется он от меня!».

    В начале своего обращения к Бен Хададу, Аса просит его заключить с ним такой же союз, который был заключен между их отцами. Книга Царей не упоминает о заключенном между Авиямом и Тавримоном союзе, но, по всей видимости, Авиям заключил военный союз с Арамом во время войны с Яравамом, которая была упомянута в предложении №7.

    Обращаясь к Бен Хададу, Аса называет вещи своими именами: он желает подкупить Бен Хадада, чтобы тот расторг свой мирный договор с Баашой и выступил против него на стороне Асы. Царство Бааши граничило с Йехудой на юге, а с Арамом – на севере, и если бы Бен Хадад начал против него военные действия одновременно с Асой, Бааше пришлось бы вести войну на два фронта, и на севере, и на юге. Это наверняка заставило бы Баашу свернуть военные действия против Асы, уйти из Рамы (см. предложение №17) и сосредоточится на войне против Бен Хадада. Об этом Аса говорит в заключительных словах своего обращения к Бен Хададу («и поднимется он от меня»). Из этого следует, что в основном воевать с Баашой должен был не Аса, а Бен Хадад, услуги которого были щедро оплачены Асой.

  20. И послушал Бен Хадад царя Асу, и послал он военачальников, которые у него, на города Израиля, и побил он Ийон, и Дан, и Авель Бейт Мааху, и все Кинереты, на всей Земле Нафтали.

    В начале нашего предложения говорится о том, что Бен Хадад принял сделанное ему Асой предложение. Следует заметить, что, по мнению Йосефа Флавия, Бен Хадад с радостью согласился разорвать мирный договор с Баашой и вступить в военный союз с Асой.

    Сразу же после этого Бен Хадад послал своих военачальников с подчиненными им войсками на территорию Израиля. Бааша не ожидал вторжения на своей северной границе, полагаясь на заключенный с Арамом мирный договор. Поэтому его войска были сосредоточены на юге, где они вели военные действия против Йехуды, и военачальникам Бен Хадада с легкостью удалось завоевать перечисленные здесь города и местности.

    Победы арамейской армии над Израилем обозначены здесь словом «побил», а не словом «захватил». Это означает, что Бен Хадад победил еврейские воинские формирования, защищавшие перечисленные здесь места, но не стал аннексировать завоеванные территории и присоединять их к своему государству, ограничившись лишь тем, что он их разграбил и разрушил. Следует заметить, что, несмотря на то, что войну с Израилем вел не сам Бен Хадад, а посланные им военачальники, слово «побил» стоит здесь в единственном числе, а не во множественном, так как военачальники вели военные действия не по собственной воле, а от имени их царя.

    Город Ийон упоминался во Второй Книге Шмуэля (24, 6) как Дан Яан. Этот город дал название окружавшей его долине Ийон, которая в настоящее время носит арабское название Мардж Аюн, и расположена на территории Южного Ливана, к северу от Метулы. Сам город Ийон сейчас также называется Мардж Аюн (33°21'33.31"N, 35°35'21.76"E), и представляет собой ливанский поселок, расположенный в 8км. к северу от израильской границы и в 9км. северней Метулы:

    Ийон

    Город Дан упоминался в главе 5, предложении №5, и о его местонахождении можно прочесть там в комментарии. Кроме этого, в главе 12, предложении №29 говорилось о том, что в этом городе Яравам поместил одного из изготовленных им золотых тельцов.

    Город Авель Бейт Мааха упоминался во Второй Книге Шмуэля (глава 20), где рассказывался о том, что в этом городе засел, а затем в буквальном смысле сложил голову восставший против Давида Шева, сын Бихри. Авель Бейт Мааха был очень важным городом, и его название следует понимать как Авель, административный центр района Бейт Мааха. Во Второй Книге Шмуэля этот город назван «мать в Израиле», что означает «метрополия». Это говорит о том, что укрепленный Авель Бейт Мааха был материнским городом по отношению к административно относившимся к нему неукрепленным городам и поселкам. Авель Бейт Мааха – очень древний город, он был основан представителями народа кнаани в третьем тысячелетии до н. э. и принадлежал к кнаанскому царству Хацор. Этот город упоминается в списке городов, завоеванных фараоном Тутмосом III в 1468г. до н. э. Авель Бейт Мааха был завоеван Давидом во время проведенной им серии войн с северными царствами (см. Вторую Книгу Шмуэля, главы 8 и 10) и присоединен им к территории надела колена Нафтали. В настоящее время город Авель Бейт Мааха представляет собой курган с одноименным названием (33°15'29.05"N, 35°34'48.42"E), и находится на так называемом Галилейском Пальце точно посередине между городом Метулой и кибуцем Кфар Гилади:

    Авель Бейт Мааха

    Вид кургана Авель Бейт Мааха с близлежащей горы:

    Курган Авель Бейт Мааха

    Следует заметить, что этот курган вплоть до недавнего времени не раскапывался, и лишь с 2013г. на нем производятся археологические раскопки силами Еврейского Университета и Azusa Pacific University из США.

    В параллельном месте Второй Книги Хроник (16, 4) город Авель Бейт Мааха назван Авель Маим.

    Кроме вышеупомянутых городов, здесь говорится о том, что войско Бен Хадада завоевало «все Кинереты». Это означает, что был завоеван весь округ, административно относившийся к городу Кинерет, включая сам этот город. Город Кинерет упоминается в Книге Йехошуа (19, 35) в числе укрепленных городов, отошедших к наделу колена Нафтали. Город Кинерет неоднократно упоминается в египетских источниках, и относительно его местонахождения существуют три версии. Первая из них, основанная на сказанном в Иерусалимском Талмуде, говорит о том, что в настоящее время на месте города Кинерет расположен кибуц Гиносар (32°50'55.04"N, 35°31'24.63"E). Вторая – о том, что Кинерет сейчас представляет собой курган Тель Кинерет (32°52'12.64"N, 35°32'23.54"E), расположенный рядом с берегом озера Кинерет в 3км. к северо-востоку от Гиносара:

    Кинерет

    В соответствии с третьей версией, имеющей свои корни в мидраше Берешит Раба (88, 17), город Кинерет в более поздний период назывался Бейт Йерах. Сейчас он представляет собой курган Тель Бейт Йерах (32°43'5.82"N, 35°34'19.19"E), который находится недалеко от южного окончания озера Кинерет и рядом с выходом из него реки Иордан:

    Кинерет

    Следует заметить, что в свете результатов археологических раскопок, вторая версия представляется верной.

    В конце нашего предложения рассказывается о том, что армией Бен Хадада были также завоеваны все укрепленные города надела колена Нафтали. Список этих городов приведен в Книге Йехошуа (19, 35-38). Следует заметить, что в параллельном месте Второй Книги Хроник (16, 4) о городах надела колена Нафтали сказано несколько по-другому: «…и все хранилища городов Нафтали». Таким образом, там говорится о том, что армией Бен Хадада были захвачены все города-хранилища надела колена Нафтали. Как было сказано в комментарии к главе 9, предложению №19, все города-хранилища были укрепленными городами и являлись административными центрами государства. В этих городах располагались хранилища сельскохозяйственной продукции, поступавшей в казну в виде налога. Из этого следует, что вся эта продукция, находившаяся на территории надела колена Нафтали, досталась Бен Хададу.

    Расположение всех перечисленных в нашем предложении городов можно видеть на следующем снимке местности:

    Города, завоеванные Бен Хададом

  21. И было, как услыхал Бааша, и перестал строить Раму, и сел в Тирце.

    По всей видимости, во время вторжения армии Бен Хадада на территорию Израильского царства, Бааша находился в завоеванной им у Йехуды Раме, где лично руководил возведением фортификационных сооружений. Как только он узнал, что его царство подверглось нападению с севера, он немедленно оставил Раму, увел оттуда свое войско и вернулся в свою столицу Тирцу, чтобы попытаться взять ситуацию под контроль. Следует заметить, что, по мнению Радака и переводчика на арамейский Йонатана, Бааша очень испугался, и вернулся в столицу, сосредоточив вокруг нее свое войско.

    О местонахождении города Тирца – см. комментарий к главе 14, предложению №17.

  22. А царь Аса провозгласил всей Йехуде, нет чистого, и понесли они камни Рамы и дерева ее, которые построил Бааша, и построил из них царь Аса Геву Биньямина и Мицпу.

    В нашем предложении рассказывается о том, что сразу же после того как Бааша со своим войском убрался из Рамы, Аса мобилизовал всех своих подданных на производство указанных здесь работ.

    Слово «провозгласил» означает, что Аса произвел мобилизацию народа с помощью глашатаев, которых разослал во все города и поселки своего царства. Эта мобилизация была полной, все мужчины Йехуды должны были участвовать в работах, ни одна из категорий населения не была от них освобождена, и любые личные обстоятельства не могли быть приняты во внимание. На это указывает фраза «нет чистого», и Раши в своем комментарии пишет, что посланные Асой глашатаи уводили даже женихов из их спален. Это является из ряда вон выходящим случаем, так как, по законам Торы, в течение всего первого года после свадьбы мужчина освобождается не только от мобилизации на общественные работы, но и от призыва в армию (если речь не идет о вражеском вторжении). В Торе (Дварим 24, 5) сказано: «Если возьмет муж жену новую, не выйдет он в войско, и не пройдет на него для дела любого, чист будет для дома своего один год, и будет веселить жену свою, которую взял он». В Вавилонском Талмуде (Сота 10, а) говорится также о том, что для проведения указанных здесь работ Аса мобилизовал даже мудрецов.

    В чем заключалась работа, для которой Аса мобилизовал всех своих подданных? Как здесь сказано, эти люди разобрали фортификационные сооружения, построенные Баашой возле Рамы, в результате чего получили большое количество строительного материала, а именно, камней и древесины. Относительно камней особых вопросов не возникает, а относительно древесины следует сказать, что в описываемый здесь исторический период в крепостные стены было принято включать ряды толстых деревянных балок. Эти балки придавали некоторую гибкость крепостным стенам и заметно усиливали их прочность к воздействию осадных орудий неприятеля.

    Дерево и камни, извлеченные из фортификационных сооружений Рамы, подданные Асы перенесли в города Геву Биньямина и Мицпу, где опять сложили из них укрепления, на этот раз обращенные на север, в сторону Израиля.

    Город Гева Биньямина упоминается в Книге Йехошуа (18, 24) как Гава, и там он присутствует в списке городов, отошедших к наделу колена Биньямина. Этот город получил свое название из-за того, что был построен на холме («гива» (גבע) в переводе с иврита – «холм»). Считается, что в настоящее время Гева Биньямин – это арабская деревня Джаба (31°51'30.08"N, 35°15'38.95"E), расположенная в 2км. к северо-востоку от иерусалимского района Неве-Яаков и в 1км. к северо-западу от современного поселения Гева Биньямин.

    Город Мицпа упоминается в Книге Йехошуа (18, 26) как Мицпэ, и там говорится о том, что он также отошел к наделу колена Биньямина. Город Мицпэ был очень важным городом, и, как таковой, неоднократно упоминается в ТАНАХе. Название города (מצפה) является однокоренным с глаголом «лицпот» (לצפות), означающим «обозревать», что указывает на то, что город располагался на высоте, с которой хорошо просматривались все окрестности. Большинство исследователей полагают, что в настоящее время город Мицпэ представляет собой курган Тель А-Нацбэ (31°53'2.97"N, 35°13'0.66"E), расположенный на границе с ПА (граница с ПА проходит через курган, деля его посередине) между арабским городом Рамаллой и аэродромом Атарот.

    Гева Биньямина расположен в 3км. к северо-востоку от Рамы, а Мицпа – в 4км. к северо-западу. По всей видимости, эти два города находились практически на границе Йехуды с Израилем, и Аса использовал доставшийся ему от Бааши строительный материал для того, чтобы превратить их в мощный заслон перед его войском, если оно еще раз вторгнется на территорию царства Асы. О том, что Гева Биньямина и Мицпа были пограничными городами, свидетельствует тот факт, что идиома «от Дана до Беэр Шевы», использовавшаяся во времена единого еврейского царства (см. главу 5, предложение №5), во времена существования Йехуды приняла вид «от Гевы до Беэр Шевы» (см. Вторую Книгу Царей 23, 8). Относительное расположение городов Гевы Биньямина, Мицпы и Рамы можно видеть на следующем снимке местности:

    Гева Биньямина, Рама и Мицпа

  23. И остальные все деяния Асы, и все мужество его, и все, что сделал он, и города, которые построил он, все они записаны в книге «Летопись царей Йехуды», лишь ко времени старости его заболел он ногами.

    Начиная подводить итоги правления того или иного царя, Книга Царей обычно использует фразу «И остальные деяния…», и только относительно Асы в этой фразе добавлено слово «все». Это говорит о том, что за время своего царствования Аса совершил великое множество деяний, и в Книге Царей упомянута лишь малая их часть. Следует заметить, что Вторая Книга Хроник уделяет гораздо больше внимания правлению Асы, чем Книга Царей, рассказывая о нем на протяжении трех глав, с четырнадцатой по шестнадцатую, и там рассказывается о тех деяниях Асы, о которых Книга Царей умалчивает. Но и Книга Хроник наверняка не рассказывает обо всех его деяниях, полный перечень которых присутствовал в книге «Летопись царей Йехуды», не дошедшей, к сожалению, до нашего времени.

    В этой книге, в частности, рассказывается о мужестве Асы, и, вероятно, там идет речь о его войне против Зераха, которая упоминается также во Второй Книге Хроник (14, 8-14). Там также говорится о том, что кроме вышеупомянутых Гевы Биньямина и Мицпы, Аса укрепил другие города своего царства, но и Вторая Книга Хроник не приводит их названия.

    В конце нашего предложения говорится о том, что в старости Аса начал страдать болезнью ног, а во Второй Книге Хроник (16, 12) сказано, что это случилось в тридцать девятый год его правления, то есть за два года до его смерти. Вавилонский Талмуд (Сота 10, а) говорит о том, что Аса заболел подагрой, во время приступов которой ему казалось, что игла впивается в его плоть. Во Второй Книге Хроник говорится также о том, что страдая от болезни, Аса обращался за помощью к врачам, а не к Богу, из чего следует, что он понимал, что его болезнь является наказанием, наложенным на него Богом. В Вавилонском Талмуде (Сота 10, а) приведено мнение, что болезнь Асы явилась наказанием за то, что он мобилизовал мудрецов на общественные работы, о которых рассказывалось в предыдущем предложении. Ральбаг высказывает предположение, что болезнь ног, которой был поражен Аса, явилась наложенным на него наказанием за то, что он послал Бен Хадада воевать с Баашой, как будто сам он был безногим и не мог вести свое войско на войну. По мнению «Даат Микра», Бог поразил ноги Асы болезнью за то, что в свое время он сказал Бен Хададу: «…иди расторгни союз твой с Баашой…» вместо того, чтобы попросить помощи у Бога. Следует заметить, что и по мнению Ральбага, и по мнению «Даат Микра», болезнь ног Асы была наказанием, наложенным на него Богом в соответствии с принципом «мера за меру».

  24. И лег Аса с отцами его, и был похоронен с отцами его в Городе Давида, отца его, и стал царствовать Йехошафат вместо него.

    Как неоднократно указывалось выше, фраза «лег…с отцами его» указывает на естественную смерть от старости. Однако следует заметить, что лишь относительно Асы и Шломо Книга Царей указывает на то, что Город Давида был городом «отца его» (см. комментарий к главе 14, предложению №31).

    Во Второй Книге Хроник (16, 14) рассказывается о том, что Аса был похоронен не в семейной усыпальнице дома Давида, а в отдельной погребальной пещере, которая была высечена по его велению рядом с пещерой, в которой покоились его предки.

  25. И Надав, сын Яравама, стал царствовать над Израилем во второй год Асы, царя Йехуды, и царствовал он над Израилем два года.

    Так как Аса царствовал довольно продолжительное время (см. предложение №10), периоды правления семи царей Израиля, сменявших друг друга во время его правления, указаны в Книге Царей относительно времени правления Асы.

    В предложении №20 предыдущей главе говорилось о том, что Яравам царствовал над Израилем 22 года, а в предложении №9 нашей главы было сказано, что Аса взошел на престол в двадцатый год царствования Яравама. Так как годы правления еврейских царей считаются, начиная от месяца нисана, следует сказать, что Яравам умер во второй год правления Асы и сразу же был сменен на троне своим сыном Надавом. Таким образом, первый год правления Надава был неполным, и неполным был также его второй год. Из этого следует, что на самом деле Надав процарствовал лишь год с небольшим, который выпал на второй и третий годы правления Асы (см. предложение №28).

  26. И делал он зло в глазах Господа, и пошел по пути отца своего и по греху его, которым совращал он Израиль.

    Здесь говорится о том, что Надав проявил себя «достойным» продолжателем дела своего отца, который, из корыстных соображений, оставил путь служения Богу и изобрел свою собственную религию, включавшую явные элементы идолопоклонства, в частности, служение золотым тельцам. Религия, придуманная Яравамом, описывалась в главе 12, предложениях №28-32, а причины, по которым он ее придумал, были приведены там же, в предложениях №26-27. Как здесь сказано, Надав не только лично придерживался придуманной его отцом религии, но и заставлял это делать подвластный ему народ, что является злом в его наивысшем проявлении.

  27. И связал на него Бааша, сын Ахии, из дома Иссахара, и побил его Бааша в Гибтоне, который у плиштим, а Надав и весь Израиль осаждают Гибтон.

    В начале нашего предложения говорится о том, что Бааша «связал на него», и это означает, что он создал против Надава преступную связь, то есть речь идет о заговоре с целью бунта против царской власти. Книга Царей умалчивает о причине этого заговора, но «Даат Микра» высказывает предположение, согласно которому этой причиной послужили военные неудачи Яравама, Авияма и Надава в войнах против Йехуды и против плиштим.

    «Дом Иссахара» – это колено Иссахара, то есть здесь говорится о том, что Бааша принадлежал к колену Иссахара.

    Имя Бааша очень редкое и его значение в настоящее время не известно, но имя его отца Ахия было очень распространенным, и оно означает «Мой брат – Бог».

    Город Гибтон упоминается в Книге Йехошуа (19, 44) среди городов, отошедших к наделу колена Дана. Там же (21, 23) говорится о том, что этот город был отдан коленом Дана в пользование колену Леви. Но, как сказано в Книге Йехошуа (19, 47) и в Книге Судей (1, 34-35) колено Дана не смогло завоевать большую часть своего надела, на которой продолжали проживать представители местных народов и народа плиштим. В описываемый здесь исторический период город Гибтон принадлежал плиштим, и здесь рассказывается о том, что Надав со своей армией попытался отвоевать его, но, по всей видимости, без особого успеха. В то время как Надав со своим войском вел осаду Гибтона, он был атакован с тыла и побежден мятежниками во главе с Баашой.

    Город Гибтон упоминается в ассирийских источниках периода царя Саргона. Предполагается, что до недавнего времени он представлял собой курган Тель Эль-Малат, бесследно исчезнувший под домами современного Реховота. То, что здесь говорится об осаде Гибтона, означает, что он был хорошо укрепленным городом.

  28. И умертвил его Бааша в третий год Асы, царя Йехуды, и стал царствовать вместо него.

    Здесь говорится о том, что Надав был убит лично Баашой, который после его смерти узурпировал власть в Израиле и воцарился на троне.

    В предложении №25 говорилось о том, что Надав взошел на престол на второй год правления Асы и царствовал два года, а здесь рассказывается, что на третий год правления Асы Надав был убит. Это возможно лишь в том случае, если и оба года правления Надава были неполными, и на самом деле он процарствовал лишь год с небольшим.

  29. И было, как стал царствовать он, побил он весь дом Яравама, не оставил ни единой души у Яравама до уничтожения его, как слово Господа, которое говорил Он рабу Его, Ахие шилонцу.

    После того как Бааша занял трон убитого им Надава, он прежде всего перебил всех членов семьи и родственников предыдущего царя, не оставив, как здесь сказано, в живых ни единой души. Это означает, что Бааша не пощадил ни женщин, ни детей, и все потомки Яравама были перебиты поголовно.

    Во второй части нашего предложения говорится о том, что в данном случае Бааша выступил исполнителем пророчества Ахии шилонца, приведенного в главе 14, предложениях №6-16. Суть этого пророчества состояла в том, что за грехи Яравама все его семейство будет стерто с лица земли, и трупы их представителей не будут похоронены, а достанутся хищным животным и птицам. Именно так все и случилось во времена Бааши.

    Ральбаг обращает внимание на то, что ниже будет рассказано о том, что Бааша был наказан за совершенные им злодеяния, и, в частности, за то, что он уничтожил семью Яравама. Из этого возникает вопрос: почему Бааша был наказан за то, что он уничтожил всех представителей семейства Яравама, если, уничтожая их, он выступил исполнителем пророчества, а значит, воли Бога? Отвечая на этот вопрос, Ральбаг пишет, что в то время, когда Бааша уничтожал семейство Яравама, его нисколько не заботило, что, делая это, он исполняет волю Бога. Он уничтожил семейство Яравама лишь из-за того, что остававшиеся в живых представители этого семейства являлись претендентами на престол, то есть создавали опасность для его правления. Поэтому Бааша всех их уничтожил, то есть поубивал множество людей только из-за того, что они могли нанести вред его благополучию, за что и был наказан, как будет сказано ниже. «Мецудат Давид» с таким пониманием не согласен, и утверждает, что уничтожение семейства Яравама было исполнением пророчества, то есть заведомо хорошим делом, но, кроме этого, Бааша много грешил, и был наказан из-за того, что его грехи перевесили его заслуги.

  30. За грехи Яравама, которые грешил он, и которыми склонял к греху Израиль в гневе Его, которым гневил он Господа, Бога Израиля.

    Как описывалось в главе 12 (предложение №26 и далее), Яравам, озаботившись сохранением своей власти, решил отделить подвластный ему народ от Бога. Поэтому он придумал новую религию, а себя назначил главным священником. При этом Яравам прекрасно отдавал себе отчет в том, что его действия пробудят гнев Бога и против него самого, и против подвластного ему народа, но его это нисколько не заботило. Он сам поклонялся изготовленным им золотым тельцам и заставлял служить этим тельцам свой народ, поэтому здесь говорится о том, что Яравам грешил сам и склонял к греху Израиль, пробуждая тем самым гнев Бога. Именно это послужило причиной того, что все его потомки были уничтожены Баашой в полном соответствии с пророчеством Ахии, приведенным в главе 14.

  31. И остальные дела Надава и все, что он совершил, все они записаны в книге «Летопись царей Израиля».

  32. И война была между Асой и между Баашой, царем Израиля, все дни их.

    Это предложение дословно повторяет предложение №16 настоящей главы, и требуется понять, по какой причине Книга Царей дает ту же самую информацию дважды. По мнению «Даат Микра», это обусловлено тем, что выше рассказывалось о войне Бааши с домом Яравама, и к этому здесь добавляется, что Бааша также воевал с Асой. По мнению Мальбима, это повторение обусловлено тем, что ниже (см. предложение №34) будет рассказано о причине войны между Баашой и Асой.

    Следует заметить, что, несмотря на то, что здесь сказано, что война между Баашой и Асой велась на протяжении всего периода их параллельного царствования, на самом деле это не совсем так. В параллельном месте Второй Книги Хроник (13, 23) рассказывается о том, что начало правления Асы ознаменовалось десятилетним мирным периодом.

  33. В третий год Асы, царя Йехуды, стал царствовать Бааша, сын Ахии, над всем Израилем в Тирце двадцать четыре года.

    Здесь говорится о том, что Бааша начал царствовать над Израилем в третий год правления Асы над Йехудой, а в предложении №28 было сказано, что предыдущий царь Израиля Надав умер в третий год правления Асы. Это означает, что в третий год правления Асы Израилем правили и Надав, и Бааша, то есть, что смена власти в Израиле произошла во время третьего года правления Асы.

    Словосочетание «весь Израиль» в данном случае означает не весь еврейский народ, а десять колен, за исключением колен Йехуды и Биньямина, которыми правил не Бааша, а Аса. Следует заметить, что слова «весь Израиль» используются в Книге Царей только в отношении царствования Бааши, во всех остальных случаях говорится лишь об Израиле, без указания «весь». В этом содержится намек на то, что избрание Бааши царем вместо Надава было поддержано всем населявшим Израиль еврейским народом.

    Как здесь сказано, столицей царства Бааши оставался город Тирца, последняя столица Яравама, о местонахождении которой можно прочесть в комментарии к главе 14, предложению №17.

  34. И делал он зло в глазах Господа, и пошел по пути Яравама и по греху его, которым склонял он к греху Израиль.

    Здесь рассказывается о том, что уничтоживший семейство Яравама Бааша остался верен введенной Яравамом религии. Он следовал ей сам и заставлял следовать ей подвластный ему народ, и Мальбим пишет, что именно это явилось причиной войны между ним и праведником Асой.

Комментарии   

+1 #1 ОтзывНадар Элькис 04.07.2016 18:37
Шалом, рав Михаэль Шафир!
И не важно: есть смиха или нет.
Рав от слова рав.
Меня всегда восхищает и поражает бескорыстный и самоотверженный гигантский труд людей. А объем такого труда я очень хорошо представляю и знаю. Также балуюсь немного подобными вещами.
Если бы мог, я бы обязательно поклонился низко до земли.
Больших творческих удач, Михаэль.
Отдельное спасибо за качественные, превосходные иллюстрации.
Н.Э.
Сообщить модератору

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator