Книга Ишаяху

Глава 36

  1. И было в четырнадцатый год царя Хизкияху, поднялся Санхерив, царь Ашура, на все города Йехуды укрепленные, и захватил их.

    До сих пор в Книге Ишаяху приводились лишь его пророчества, но в главах 36-39 Ишаяху повествует о важных исторических событиях, произошедших во время правления царя Йехуды Хизкияху, в частности, о вторжении ассирийского царя Санхерива в Йехуду и о чудесном разгроме его армии под Иерусалимом. Следует отметить, главы 36-39 Книги Ишаяху практически идентичны тому, что написано во Второй Книге Царей (18, 13 – 20, 19), и Мальбим пишет, что автор Книги Царей пророк Ирмияху, который жил после Ишаяху, переписал этот фрагмент из Книги Ишаяху, незначительно изменив некоторые детали. Вторая Книга Царей снабжена развернутым комментарием на описанные здесь события, и копировать его еще раз не имеет никакого смысла. Поэтому читателю очень рекомендуется обратиться к комментарию ко Второй Книге Царей, здесь же будет дан более краткий комментарий, и он сфокусируется на деталях, которые во Второй Книге Царей не присутствуют.

    Как неоднократно указывалось выше, царь Йехуды Ахаз, отец Хизкияху, добровольно стал вассалом Ашура, чтобы его царь Тиглат Пилесер помог ему противостоять агрессии со стороны Рецина, царя Арама, и Пекаха, царя Израиля. Но, как рассказывается во Второй Книге Царей (18, 7), царь Хизкияху, сын Ахаза, восстал против власти царя Ашура, которым тогда был Санхерив. Это выразилось в том, что он перестал платить Санхериву вассальную дань, а также организовал противостоявшую Ашуру коалицию, в которой заметную роль играл Египет. Подробней об этом – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 7). Таким образом, Хизкияху своим волевым решением вернул Йехуде независимость, и именно это послужило причиной вторжения армии Санхерива в Йехуду. Как здесь сказано, армии Санхерива удалось с легкостью завоевать все укрепленные города Йехуды, за исключением ее столицы Иерусалима. Подробней об этом – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 13).

  2. И послал царь Ашура рав шаке из Лахиша в Иерусалим к царю Хизкияху с войском тяжелым, и встал он на канале Верхнего пруда, на дороге прачечного поля.

    Здесь начинается рассказ о том, как Санхерив послал в Иерусалим своих вельмож с требованием о его сдаче, но во Второй Книге Царей (18, 14-16) рассказывается о том, что произошло до этого. Там сказано, что в то время, когда Санхерив вел осаду города Лахиш, Хизкияху послал к нему своих парламентеров, через которых выразил свое «чистосердечное» раскаяние, а также готовность заплатить любой штраф, который наложит на него Санхерив. Штраф, наложенный Санхеривом, был огромным, и, чтобы его заплатить, Хизкияху пришлось опустошить свою сокровищницу, а также сокровищницу Храма, и даже ободрать золотое покрытие с порогов и дверей Храма. Сразу же после рассказа об этом там начинается рассказ о появлении вельмож Санхерива под Иерусалимом с требованием о капитуляции, и это выглядит очень нелогичным, учитывая только что выраженную Хизкияху покорность власти Ашура и выплаченный им штраф. Разъясняя эту неувязку, Мальбим привлекает Вторую Книгу Хроник (32, 3-8), где рассказывается о том, что Хизкияху всемерно укреплял обороноспособность Иерусалима, усилил его стены, сосредоточил в нем свою армию, обеспечил ее первоклассным оружием и т.д. Кроме этого, для того, чтобы вражеская армия испытывала недостаток в питьевой воде, он перекрыл все водные источники. Из этого следует, что, посылая к Санхериву парламентеров, выражая ему свое раскаяние и выплачивая штраф, Хизкияху выигрывал время для подготовки своего государства к ведению военных действий против захватчиков. Когда сведения о развитой Хизкияху деятельности дошли до ушей Санхерива, он понял, что Хизкияху раскаялся лишь для отвода глаз и заключил с ним союз, которого и не думал придерживаться. В древности царь, нарушивший вассальную клятву, подлежал смертной казни, и поэтому Санхерив послал своих вельмож в Иерусалим с требованием о капитуляции. Другие комментаторы объясняют появление людей Санхерива под Иерусалимом иначе, и их мнения приведены в комментарии ко Второй Книге Царей (18, 17). Следует отметить, что здесь «Даат Микра» приводит еще одно объяснение, которое отсутствует в его комментарии ко Второй Книге Царей. Оно состоит в том, что, когда до Санхерива дошли сведения о непокорстве Хизкияху, он послал к нему рав шаке, чтобы тот уговорил его покориться, а сопровождавшее рав шаке тяжелое войско предназначалось для устрашения Хизкияху.

    Почему Ишаяху ничего не рассказывает о посланных Хизкияху к Санхериву парламентерах и о том, что он ободрал золотое покрытие с дверей и порогов Храма? По мнению «Даат Микра», Ишаяху не написал об этом из уважения к Хизкияху, царю Йехуды. Кроме этого, «Даат Микра» пишет, что Ишаяху рассказывает об исторических событиях, связанных с Хизкияху и Санхеривом, для того, чтобы читатели поняли сказанное в его нижеприведенном пророчестве. Для понимания этого пророчества рассказ о парламентерах и о снятии золотого покрытия с дверей и порогов Храма совершенно не важен, поэтому Ишаяху его пропускает.

    Следует отметить, что во Второй Книге Царей (18, 17) рассказывается о том, что в Иерусалим был послан не только рав шаке, но и два других вельможи. «Даат Микра» пишет, что здесь говорится лишь об одном рав шаке из-за того, что другие вельможи не играют никакой роли для понимания нижеприведенного пророчества. Относительно других мнений по этому поводу – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 17).

    Относительно смысла сказанного в этом предложении, должности, которую занимал рав шаке, и упоминаемых здесь топонимов – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 17).

  3. И вышел к нему Эльяким, сын Хилкияху, который над домом, и Шевна-писец, и Йоах, сын Асафа, секретарь.

    Во Второй Книге Царей (18, 18) параллельное предложение начинается словами «И позвали они царя…», но в остальном оно идентично нашему предложению. Из сказанного во Второй Книге Царей следует, что рав шаке обратился к находившимся на стенах Иерусалима воинам и потребовал аудиенции с царем Хизкияху, но тот отказался его принять, и послал к нему своих вельмож.

    Относительно сказанного в этом предложении – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 18).

  4. И сказал им рав шаке: «Скажите-ка Хизкияху: «Так сказал царь великий, царь Ашура: «Что за уверенность эта, которой уверен был ты?

    Это предложение идентично параллельному предложению во Второй Книге Царей (18, 19), и относительно сказанного в нем см. там в комментарии.

  5. Сказал я: «Лишь слово губ, совет и мужество для войны», теперь на кого надеялся ты, что восстал ты против меня?

    Это предложение отличается от предложения №20 главы 18 Второй Книги Царей лишь первыми словами: здесь оно начинается «Сказал я…», а во Второй Книге Царей – «Сказал ты…». О том, как комментаторы объясняют это различие, а также о том, как они объясняют смысл сказанного в этом предложении – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 20).

    Единственным комментатором, который объясняет смысл сказанного в первой части нашего предложения не совсем так, как он объясняет смысл сказанного во Второй Книге Царей, является Раши. Здесь он пишет, что Санхерив устами своего вельможи говорит Хизкияху, что то, что он отказывается служить Санхериву, является лишь пустой болтовней. После того как Хизкияху увидит мощную ассирийскую армию под стенами своей столицы, он наверняка передумает и станет верным вассалом Санхерива. Теперь, когда Хизкияху ее увидел, он должен либо стать вассалом Санхерива, либо собирать совет и запасаться мужеством для ведения военных действий.

  6. Вот, надеялся ты себе на посох тростниковый расщепленный этот, на Египет, если понадеется муж на него, и войдет он в ладонь его, и продырявит ее, так фараон, царь Египта, для всех надеющихся на него.

    Параллельное предложение во Второй Книге Царей (18, 21) начинается словом «теперь». В остальном, оба эти предложения идентичны, и о смысле того, что в них сказано, можно прочесть в комментарии ко Второй Книге Царей (18, 21).

  7. А если скажешь ты мне: «На Господа, Бога нашего, надеялись мы», ведь Он, чьи возвышения и жертвенники убрал Хизкияху, и сказал Йехуде и Иерусалиму: «Перед жертвенником этим поклоняйтесь!»»».

    Это предложение отличается от параллельного предложения Второй Книги Царей (18, 22) двумя деталями. Во-первых, там оно начинается словами «А если скажете вы мне…», из чего следует, что Санхерив устами своего посланника обращается к посланным Хизкияху вельможам, здесь же он обращается непосредственно к Хизкияху. Во-вторых, во Второй Книге Царей это предложение заканчивается словами «в Иерусалиме», которые Ишаяху опускает. По всей видимости, эти слова были добавлены пророком Ирмияху, чтобы было понятно, о каком именно жертвеннике идет речь.

    Относительно смысла сказанного в этом предложении – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 22). Следует отметить, что «Даат Микра» добавляет к своему комментарию ко Второй Книге Царей несколько деталей. Во-первых, он пишет, что, вкладывая в уста Хизкияху веление «Перед жертвенником этим поклоняйтесь!» Санхерив руководствуется точкой зрения типичного идолопоклонника, который считает, что люди поклоняются жертвеннику, а не тому, для кого он построен. Во-вторых, Санхерив не упоминает о том, что жертвенник, которому велел поклоняться Хизкияху, находится в иерусалимском Храме, то есть в месте, где находится Божественное Присутствие. Из этого следует, что он совершенно не различает между частными жертвенниками, которые снес Хизкияху, и иерусалимским Храмом. В третьих, Санхерив искажает веление Хизкияху, так как на самом деле он запретил не поклоняться Богу вне Храма, а лишь совершать вне Храма жертвоприношения. Другие виды поклонения Богу вне Храма (например, молитва) не были им запрещены.

  8. И теперь побейся-ка об заклад с господином моим царем Ашура, и дам я тебе две тысячи лошадей, если сможешь ты дать себе на них всадников.

    Это предложение идентично параллельному предложению во Второй Книге Царей (18, 23), и о смысле того, что здесь сказано, можно прочесть там в комментарии.

  9. И как ответишь ты лицу наместника, одного из рабов господина моего малых, и будешь надеяться себе на Египет в отношении колесниц и всадников?

    Это предложение идентично параллельному предложению во Второй Книге Царей (18, 24), и о смысле того, что здесь сказано, можно прочесть там в комментарии.

    Следует отметить, что в комментарии к нашему предложению «Даат Микра» добавляет несколько деталей, о которых он не упоминает в своем комментарии ко Второй Книге Царей. Во-первых, здесь рав шаке говорит о том, что, несмотря на то, что он является наместником, он всего лишь незначительный раб своего царя. Тем самым он сознательно принижает себя по отношению к Санхериву, представляя его очень могущественным правителем, и выказывает свое полное презрение к Хизкияху, который, по его словам, гораздо более незначителен, чем один из малых рабов Санхерива. Во-вторых, «Даат Микра» обращает внимание на то, что слово «фахат» (פַחַת), переведенное здесь как «наместник», стоит в сопряженной форме, и является производным от слова «пэха» (פחה), которое дошло до наших дней в форме «паша». Сопряженная форма слова «фахат» может указывать на то, что оно сопряжено со словами об одном «из рабов господина моего малых», и рав шаке говорит о том, что он является наместником одного из самых незначительных рабов своего господина, царя Ашура Санхерива. В таком случае, рав шаке принижает себя еще больше, и, соответственно, выказывает еще большее презрение в отношении Хизкияху. В соответствии с этим, во второй части нашего предложения рав шаке говорит о том, что все лошади и всадники Египта не смогут противостоять даже такому незначительному вельможе царя Ашура, которым он является. Таким образом, здесь рав шаке выказывает свое полное презрение уже по отношению к Египту.

  10. И теперь, разве без Господа поднялся я на землю эту погубить ее? Господь сказал мне: «Поднимись на землю эту и погуби ее!»».

    Это предложение отличается от сказанного во Второй Книге Царей (18, 25) двумя деталями. Во-первых, наше предложение начинается предлогом «и», который отсутствует во Второй Книге Царей. Во-вторых, вместо первого слова «землю» во Второй Книге Царей сказано «место». Вместе с этим, комментаторы из этих расхождений никаких выводов не делают, и о смысле того, что здесь сказано, можно прочесть в комментарии ко Второй Книге Царей (18, 25).

  11. И сказал Эльяким, и Шевна, и Йоах рав шаке: «Говори, пожалуйста, с рабами твоими по-арамейски, ибо понимаем мы, и не говори с нами по-еврейски в уши народа, который на стене».

    Это предложение отличается от сказанного во Второй Книге Царей (18, 26) лишь тем, что там Эльяким назван также по имени своего отца Хилкияху. Комментаторы не делают из этого расхождения никаких выводов, и о смысле сказанного можно прочесть там в комментарии.

    «Даат Микра» дополняет свой комментарий ко Второй Книге Царей тем, что из сказанного здесь следует, что рав шаке не только говорил с посланниками Хизкияху на иврите, но, к тому же, говорил очень громко, чтобы его слова были услышаны всеми, кто находился на иерусалимских стенах. Но посланники Хизкияху не стали его прерывать, они дождались окончания его речи, и лишь затем попросили перейти на арамейский. Их просьба может означать, что они подумали, что рав шаке, презирая их, считает, что они не владеют арамейским, международным языком того времени.

    Раши пишет, что, прося рав шаке говорить по-арамейски, вельможи Хизкияху сказали ему о том, что его речи пугают находящийся на иерусалимских стенах народ. А так как произнесенную им речь рав шаке потребовал передать Хизкияху (см. предложение №4), посланники Хизкияху посчитали, что запугивание жителей Иерусалима не входит в его намерения. И, несмотря на то, что рав шаке действует от имени пославшего его царя Санхерива, сам он, будучи евреем, хоть и перешедшим на сторону врага, все же примет во внимание чувства своих соплеменников.

  12. И сказал рав шаке: «Разве к господину твоему и к тебе послал меня господин мой говорить слова эти?! Разве не к людям, сидящим на стене, есть испражнения свои, и пить мочу свою вместе с вами?!».

    За исключением некоторых грамматических деталей, это предложение идентично параллельному предложению Второй Книги Царей (18, 27), и о смысле того, что здесь сказано, можно прочесть там в комментарии.

  13. И встал рав шаке, и воззвал голосом великим по-еврейски, и сказал он: «Слушайте слова царя великого, царя Ашура!

    Это предложение отличается от параллельного предложения во Второй Книге Царей (18, 28) следующими деталями. Во-первых, там сказано: «и говорил он, и сказал», а здесь сказано лишь «и сказал». Во-вторых, там сказано «слово царя», а здесь – «слова царя». Из второго расхождения комментаторы не делают никаких выводов, а относительно первого, а также смысла того, что здесь сказано, см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 28).

    В комментарии к нашему предложению «Даат Микра» отмечает, что здесь говорится о том, что рав шаке обратился к жителям Иерусалима громким голосом. Это означает, что слова, приведенные в предыдущем предложении, он произнес тихо, и о том, что во время осады жители Иерусалима будут питаться своими фекалиями и есть свою мочу, услышали лишь посланные Хизкияху люди.

  14. Так сказал царь: «Да не уговорит вас Хизкияху, ибо не сможет он спасти вас!

    Это предложение отличается от параллельного предложения во Второй Книге Царей (18, 29) лишь тем, что там оно завершается словами «от руки его», и о смысле сказанного можно прочесть там в комментарии.

    Здесь же следует отметить, что слово «яши» (יַשִּׁא) переведено как «уговорит» в соответствии с мнением Мальбима, которое разъясняется в комментарии ко Второй Книге Царей. Вместе с этим, Раши считает, что это слово означает «введет в заблуждение», «Мецудат Давид» – что его следует переводить как «соблазнит» и «будет подстрекать». «Даат Микра» пишет, что это слово означает «соблазнит».

  15. И да не побудит вас Хизкияху полагаться на Господа, говоря: «Спасет Господь нас, не будет отдан город этот в руки царя Ашура»!».

    Это предложение отличается от параллельного предложения во Второй Книге Царей (18, 30) лишь тем, что там перед словами «не будет» стоит предлог «и». Относительно смысла сказанного – см. там в комментарии.

    Мальбим в комментарии к нашему предложению пишет, что рав шаке предостерегает жителей Иерусалима от того, чтобы они прислушивались к своему царю Хизкияху, который может им сказать две вещи. Во-первых, он может сказать им, что они будут спасены Богом из-за своих заслуг. Во-вторых, что Бог спасет их из-за того, что не захочет отдавать Иерусалим в руки завоевателей.

    «Даат Микра» обращает внимание на то, что рав шаке говорит жителям Иерусалима, что их не спасет ни Хизкияху, ни его Бог, но ни слова не говорит о том, что им не поможет и египетская армия. «Даат Микра» объясняет это тем, что на помощь со стороны Египта полагались лишь Хизкияху и его придворные, в то время как жители Иерусалима полагались лишь на своего царя и на Бога.

  16. Не слушайте Хизкияху, ибо так сказал царь Ашура: «Сделайте со мной благословение, и выйдите ко мне, и ешьте, каждый – виноград свой, и каждый – смоквы свои, и пейте, каждый – воду ямы своей.

    За исключением одной чисто грамматической детали, это предложение идентично параллельному предложению во Второй Книге Царей (18, 31), и о смысле того, что здесь сказано, можно прочесть там в комментарии.

    Следует отметить, что в комментарии ко Второй Книге Царей приводится несколько объяснений слову «враха» (בְרָכָה), которое, согласно своему прямому значению, переведено как «благословение». В комментарии к нашему предложению Раши переводит это слово на старофранцузский как «salud», что означает «приветствие», и «Даат Микра» пишет, что Санхерив предлагает жителям Иерусалима выйти из города, и тогда они смогут друг друга по-дружески поприветствовать.

  17. До прихода моего, и возьму я вас в страну, как страна ваша, в страну злаков и винограда, в страну хлеба и виноградников.

    Это предложение идентично первой части параллельного предложения Второй Книги Царей (18, 32), и о смысле сказанного можно прочесть там в комментарии. Следует отметить, что пророк Ирмияху, переписывая наше предложение во Вторую Книгу Царей, добавил к нему слова «в страну оливок масляных и меда, и будете жить вы, и не умрете», по всей видимости, для того, чтобы показать что страна, в которую будут изгнаны жители Иерусалима, будет ничуть не хуже Земли Израиля.

  18. Да не убедит вас Хизкияху, говоря: «Господь спасет нас!», спасли ли боги народов, каждый – страну свою, от руки царя Ашура?

    Первая часть нашего предложения соответствует второй части предложения №32 главы 18 Второй Книги Царей, а вторая его часть соответствует предложению №33. Вместе с этим, Ирмияху несколько перефразировал слова рав шаке, и во Второй Книге Царей их начало звучит как: «и не слушайте Хизкияху, ибо убеждать вас он будет…».

    Относительно сказанного в этом предложении – см. комментарий ко Второй Книге Царей (18, 32-33).

    Мальбим в комментарии к нашему предложению пишет, что выше (см. предложение №15) рав шаке предостерегал жителей Иерусалима от того, чтобы прислушиваться к Хизкияху, который будет пытаться побудить их положиться на Бога. Здесь он предостерегает их от того, чтобы прислушиваться к выдвигаемой Хизкияху аргументации. Хизкияху наверняка предоставит жителям Иерусалима доказательства того, что Бог не даст Санхериву завоевать Иерусалим, например, различные пророчества. Заранее опровергая его аргументы, рав шаке говорит о том, что еще ни один бог не смог спасти свой народ от завоевания царем Ашура, несмотря на то, что все они пытались предотвратить страдания своих народов. Точно так же этого не сможет сделать и еврейский Бог, даже если очень этого захочет. Следует отметить, что, сравнивая Бога с идолами, рав шаке наносит Ему оскорбление, что весьма печально скажется на судьбе Санхерива и всей его армии.

  19. Где боги Хамата и Арпада, где боги Сфарваим, спасли ли они Шомрон от руки моей?

    Во Второй Книге Царей (18, 34) Ирмияху добавляет к перечисленным здесь столицам стран, боги которых не смогли спасти свои народы от завоевания Санхеривом, также Хену и Иву. В остальном оба предложения являются идентичными, и о том, что здесь сказано, можно прочесть в комментарии ко Второй Книге Царей (18, 34).

  20. Разве кто-то из всех богов стран этих спас страну свою от руки моей, что спасет Господь Иерусалим от руки моей?»».

    Это предложение отличается от параллельного предложения во Второй Книге Царей (18, 35) лишь тем, что там опущено местоимение «этих». В остальном эти предложения идентичны, и о смысле сказанного можно прочесть там в комментарии.

    Мальбим в комментарии к нашему предложению пишет, что здесь рав шаке отвечает на возможное возражение жителей Иерусалима, которые могли сказать, что то, что другие боги не спасли свои народы от завоевания армией Санхерива, свидетельствует не об их неспособности это сделать, а лишь об их нежелании. На это рав шаке отвечает, что если бы дело обстояло так, как утверждают жители Иерусалима, бог хотя бы одного из завоеванных Санхеривом народов пожелал бы спасти свой народ, и армия Санхерива потерпела бы поражение. Но так как этого не случилось, и все народы, против которых Санхерив направлял свою армию, были им завоеваны, то это означает, что ни один из богов не был способен противостоять Санхериву, и нет никаких оснований утверждать, что еврейский Бог чем-то от них отличается.

  21. И промолчали они, и не ответили ему ни слова, ибо веление царя это, говоря: «Не отвечайте ему».

    Это предложение отличается от параллельного предложения во Второй Книге Царей (18, 36) лишь тем, что вместо местоимения «они» там используется слово «народ». О том, что здесь сказано, см. там в комментарии.

    Мальбим в комментарии к нашему предложению пишет, что оскорблявший Бога рав шаке заслуживал достойного ответа, но ответа на его речь не последовало только из-за того, что Хизкияху запретил это делать. «Даат Микра» обращает внимание на то, что в начале нашего предложения сказано и «промолчали они», и «не ответили ему ни слова», что, на первый взгляд, является повторением. По мнению «Даат Микра», слова «промолчали они» означают, что ни один из жителей Иерусалима не соблазнился произнесенной рав шаке речью, а слова «не ответили они ему ни слова» говорят о том, что ни один из иерусалимских жителей не начал с ним спорить. Кроме этого, «Даат Микра» пишет, что Хизкияху запретил своим подданным отвечать рав шаке, после того как ему стало известно о том, что рав шаке явился не за тем, чтобы вести с ним переговоры, а для того, чтобы угрожать ему и подстрекать его народ к мятежу против его власти.

  22. И пришел Эльяким, сын Хилкияху, который над домом, и Шевна-писец, и Йоах, сын Асафа, секретарь, к Хизкияху, разорванные одеждами, и рассказали ему слова рав шаке.

    Это предложение идентично параллельному предложению Второй Книги Царей (18, 37), и о том, что здесь сказано, можно прочесть там в комментарии.

     

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator