Книга Ирмияху

Глава 16

  1. И было слово Господа мне, говоря:

  2. «Не бери себе жену, и не будет у тебя сыновей и дочерей в месте этом».

    Бог запретил Ирмияху жениться, чтобы у него не было детей, и причина этого запрета выяснится в предложении №4. То, что Бог запретил Ирмияху иметь жену и детей, у комментаторов, кроме Радака, особых вопросов почему-то не вызывает, но они расходятся во мнениях относительно того, что подразумевается под словами «в месте этом»: вся Йехуда или только город Анатот, в котором проживал Ирмияху. Основываясь на том, что будет сказано в конце следующего предложения, «Даат Микра» считает, что под запрет Бога подпадала вся территория Йехуды, но Радак и Мальбим с этим несогласны. По их мнению, Ирмияху запрещалось заводить семью лишь в своем родном городе Анатот, так как в предложениях №21-№23 главы 11 Бог ему сообщил, что жители этого города будут Им уничтожены без остатка. Радак, доказывая это, привлекает то, что будет сказано в следующем предложении, поэтому его мнение будет приведено ниже.

  3. Ибо так сказал Господь о сыновьях и о дочерях, рождающихся в месте этом, и о матерях их, рожающих их, и об отцах их, зачинающих их в Земле этой:

    В следующем предложении будет сказано, что и дети, и их родители, погибнут от болезней, от меча и от голода, а здесь говорится о том, что речь идет о жителях «Земли этой», поэтому «Даат Микра» считает, что Бог запретил Ирмияху жениться и заводить детей на всей территории Йехуды. В соответствии с этим, слова «в месте этом» и «в Земле этой» обладают идентичным значением. По мнению «Даат Микра», Бог велел Ирмияху оставаться холостым, чтобы жители Йехуды его спрашивали, почему он не заводит семью, и тем самым нарушает заповедь плодиться и размножаться. Тогда бы Ирмияху, отвечая на эти вопросы, мог бы рассказать жителям Йехуды о том, что их ожидает в будущем.

    Мальбим не спорит с тем, что слова «в Земле этой» означают всю территорию Йехуды, но, как было сказано в комментарии к предыдущему предложению, считает, что под словами «в месте этом» подразумевается город Анатот, в котором проживал Ирмияху. В соответствии с этим получается, что дети будут погибать лишь в Анатот, а их родители – на территории всего государства, и в Анатот включительно. Причина этого состоит в том, что Бог решил уничтожить жителей Анатот без остатка, как было сказано в комментарии к предыдущему предложению. Вместе с этим, Мальбим обращает внимание на то, что в Книге Эзры (2, 23) сказано о том, что в числе вернувшихся из Вавилонского изгнания евреев было 128 жителей Анатот, а это означает, что они не подверглись тотальному уничтожению во время завоевания Йехуды армией Невухаднэцера. Объясняя, как это могло произойти, Мальбим пишет, что люди, о которых говорится в Книге Эзры, были детьми жителей Анатот, родившиеся в других городах Йехуды, поэтому не погибли во время ее завоевания.

    Радак пишет, что запрет Ирмияху жениться и заводить детей, чтобы те не погибли во время завоевания Йехуды, вызывает два следующих вопроса. Известно, что смерть малолетних детей обусловлена лишь грехами их родителей. Ирмияху был праведником, поэтому непонятно, почему его дети должны были разделить судьбу грешников. Кроме этого, несмотря на то, что в следующем предложении будет сказано, что дети и их родители будут погибать от болезней, меча и голода, речь не идет о полном уничтожении жителей Йехуды, так как некоторая часть их выжила и отправилась в изгнание, поэтому и дети Ирмияху не обязательно должны были умереть.

    По мнению Радака, на эти вопросы можно ответить лишь в том случае, если Бог запретил Ирмияху жениться и заводить детей только в его родном городе Анатот, так как всех его жителей Бог решил уничтожить, как было сказано в предложениях №21-№23 главы 11. В соответствии с этим, во время завоевания Йехуды армией Невухаднэцера жители Анатот были уничтожены, а выжила и отправилась в изгнание часть жителей Иерусалима и других городов Йехуды. Если бы во время завоевания дети Ирмияху находились в Анатот, они бы тоже разделили судьбу остальных его жителей, и никакие заслуги Ирмияху перед Богом не уберегли бы их от гибели, так как одинокий праведник всегда погибает вместе с окружающими его грешниками. Именно по этой причине ангелы велели Лоту и его семейству убраться из Сдома до его разрушения, сказав «дабы не погиб ты из-за греха города этого» (см. Берешит 19, 15). Из этого следует, что сам Ирмияху мог погибнуть, если бы он пребывал в Анатот во время уничтожения его жителей, не говоря о его детях, которые не обладали собственными заслугами перед Богом. В принципе, на это можно возразить, что Ирмияху мог убрать своих детей из Анатот прежде, чем в него вторгнутся завоеватели, но Радак пишет, что родственники Ирмияху, которые очень его не любили и не верили в его пророчества, не позволили бы ему это сделать. Поэтому Бог велел Ирмияху не жениться в Анатот, чтобы в нем не было его детей во время завоевания Йехуды армией Невухаднэцера. Так же как Мальбим, Радак обращает внимание на то, что в Книге Эзры упоминаются 128 жителей Анатот, вернувшихся на Землю Израиля по окончании Вавилонского изгнания. По его мнению, эти люди избежали уничтожения из-за того, что раскаялись в своих грехах после вторжения в Йехуду армии Невухаднэцера, и поэтому были прощены Богом. Вместе с этим, ввиду того, что от разрушения Первого Храма до возвращения евреев на Землю Израиля прошло 52 года, следует сказать, что во время завоевания Йехуды жители Анатот, вернувшиеся на Землю Израиля, были еще детьми, а значит, более логичным представляется мнение Мальбима.

  4. «Смертями от болезней умрут они, не будут оплаканы они, и не будут похоронены они, навозом на лице земли будут они, и мечом и голодом истреблены будут они, и будет труп их пищей птице небесной и животному земному».

    Здесь Бог объясняет свой запрет Ирмияху жениться и заводить детей тем, что очень скоро жители Анатот, по мнению Радака и Мальбима, или все жители Йехуды, по мнению «Даат Микра», подвергнутся массовому уничтожению. «Даат Микра» пишет, что дети гораздо слабее взрослых, хуже переносят болезни и голод, и поэтому во время бедствий, которые обрушатся на жителей Йехуды, в первую очередь будут гибнуть именно они. Вместе с этим, следует отметить, что в нашем предложении идет речь не только о детях, но и о взрослых, так как в нем упоминается истребление мечом, которое в основном относится к взрослому населению.

    В соответствии с простым пониманием текста, в начале нашего предложения говорится о том, что жители Анатот или Йехуды будут погибать от различных болезней. Вместе с этим, в предложении №18 главы 14 жители городов Йехуды были названы «больными голодом», и Радак с «Мецудат Давид», основываясь на этом, считают, что в начале нашего предложения идет речь о смерти от голода. Обосновывая свое мнение, Радак пишет, что любой человек в конечном итоге умирает от какой-нибудь болезни, поэтому в начале нашего предложения имеются в виду не болезни, а голод. Вместе с этим, следует отметить, что такому пониманию сказанного сильно мешает то, что далее явно говорится о том, что жители Анатот или Йехуды будут истреблены «и голодом», а значит, в начале нашего предложения о голоде речь не идет. Поэтому Мальбим и «Даат Микра» считают, что здесь говорится о том, что жители Анатот или Йехуды будут умирать от эпидемий заразных болезней, и Мальбим пишет, что они не будут оплаканы и похоронены из-за того, что их родственники побоятся к ним прикасаться, чтобы тоже не заразиться. «Даат Микра» считает, что умерших от голода жителей Йехуды некому будет оплакивать и хоронить, так как все остальные жители Йехуды либо тоже умрут от болезней, меча или голода, либо будут изгнаны завоевателями. По мнению Радака и «Мецудат Давид», погибших от голода жителей Анатот некому будет оплакивать и хоронить, так как все остальные еще не умершие жители этого города будут заняты своими проблемами, которых у каждого из них будет предостаточно. В любом случае, далее Бог говорит о том, что они останутся лежать и разлагаться на поверхности земли как навоз, то есть как испражнения домашних животных.

    Во второй части нашего предложения сказано, что жители Анатот или Йехуды будут также подвергаться истреблению мечом и голодом. Из сказанного в предложении №18 главы 14 следует, что от меча будут в основном погибать те, кто был обнаружен завоевателем на открытой местности, а от голода будут умирать жители осажденных завоевателями городов. Эти люди также не удостоятся погребения, и, как сказано в конце нашего предложения, их трупы станут пищей хищным зверям и птицам.

    Следует отметить, что Мальбим понимает все сказанное в этом предложении в хронологическом порядке. По его мнению, сначала в Анатот начнутся эпидемии заразных болезней, и умерших от этого жителей Анатот их родственники побоятся хоронить, чтобы тоже не заразиться. В это время жизнь в городе еще будет продолжаться, поэтому нашествия в него хищных зверей и птиц еще не будет, и тела тех, кто погибнет от болезней, останутся лежать на поверхности земли как навоз. Затем Анатот подвергнется осаде, и его жители начнут умирать от голода, а когда завоеватели в него ворвутся, те, кого пощадят болезни и голод, погибнут от их мечей. После того как завоеватели покинут опустошенный город, в него явятся хищные звери и птицы, и трупы его жителей станут им пищей.

  5. Ибо так сказал Господь: «Не приходи в дом скорби, и не иди оплакивать, и не кивай им, ибо отобрал Я мир Мой у народа этого, – речь Господа, – доброту и милосердие.

    Слово «ибо», начинающее это предложение, особой роли не играет, и «Даат Микра» пишет, что в данном случае оно обозначает начало новой темы.

    Следует отметить, что в этом предложении используется неясное слово «марзэах» (מַרְזֵחַ), которое переведено здесь как «скорбь» из-за того, что именно так объясняет его значение мудрец мар Уква, слова которого приведены в трактате Ктубот (69, б) Вавилонского Талмуда. Кстати, из того, что там сказано, следует, что это слово уже 2,000 лет назад было малоупотребительным. Вместе с этим, Радак приводит мнение своего отца, в соответствии с которым это слово означает «повышение голоса», и пишет, что именно в этом значении оно используется в арабском. Более того, современные исследователи обнаружили, что это слово присутствовало также в древних финикийском и угаритском языках, и там тоже оно означало «повышение голоса». Таким образом, «марзэах» означает место, в котором говорят на повышенных тонах, и это может быть дом, где кто-либо умер, то есть дом скорби, либо дом, где идет пиршество. По мнению Мальбима, здесь это слово используется в обоих своих значениях, то есть означает «поминки», и Бог запретил Ирмияху приходить именно на них.

    В любом случае, Бог запрещает Ирмияху посещать жителей Йехуды, находящихся в трауре из-за смерти близкого родственника, запрещает оплакивать умерших жителей Йехуды, и даже кивать их родственникам в знак сочувствия. Причину этого запрета комментаторы понимают по-разному. По мнению «Даат Микра», такое поведение Ирмияху должно было показать жителям Йехуды, что в самом скором будущем их самих некому будет оплакивать, некому будет утешать их родственников и проявлять в их отношении свое сочувствие, так как подавляющее их большинство либо погибнет, либо будет изгнано завоевателями. Так как вторая часть нашего предложения начинается словом «ибо», другие комментаторы считают, что в нем приведена причина запрета, о котором сказано в первой части нашего предложения. По мнению «Мецудат Давид», запрет Ирмияху утешать и оплакивать жителей Йехуды, и даже выражать им свое сочувствие, должен был послужить им знаком, что Бог отобрал у них свой мир, свою доброту и свое милосердие, которыми Он ранее их наделял. Радак и Мальбим исходят из того, что Ирмияху, в сущности, был посланником Бога. По мнению Радака, здесь Бог говорит Ирмияху о том, что, так как Он отобрал у жителей Йехуды свои мир, доброту и милосердие, Ирмияху также не следует проявлять к ним никаких добрых чувств. Мальбим считает, что каждое из перечисленных во второй части понятий объясняет один из трех запретов, указанных в первой части нашего предложения. Ирмияху было запрещено Богом являться на поминки жителей Йехуды, где люди собирались для того, чтобы утешить горевавших родственников умершего, так как Бог отобрал у жителей Йехуды мир, и после этого ни о каком утешении не могло быть и речи. Оплакивая умерших, человек проявляет в их отношении свою доброту, так как умершие поблагодарить его за это не могут. Но Бог отобрал свою доброту у жителей Йехуды, поэтому и Ирмияху больше не мог их оплакивать. И из-за того, что Бог отобрал свое милосердие у жителей Йехуды, то есть перестал его проявлять в их отношении, Ирмияху также запрещалось проявлять к ним свое сочувствие.

  6. И умрут они, большие и малые, на Земле этой, не будут похоронены они, и не будут оплакивать их, и не будет оцарапано для них, и не будет выбрито для них.

    Так как здесь используются слова «на Земле этой», Мальбим считает, что в нашем предложении идет речь обо всех жителях Йехуды, а не только о жителях Анатот.

    По мнению Раши, здесь Бог объясняет Ирмияху причину приведенных в предыдущем предложении запретов. Он считает, что Бог говорит Ирмияху: «Так как все жители Йехуды умрут, зачем тебе их оплакивать?». Следует отметить, что такое понимание сказанного выглядит довольно странным. По мнению «Даат Микра», здесь Бог рассказывает Ирмияху, к каким последствиям приведет то, что Он отобрал у жителей Йехуды свой мир, доброту и милосердие. В соответствии с этим, предлог «и», начинающий наше предложение, используется в значении «поэтому», и следует отметить, что в таком же значении этот предлог используется в Торе (Шмот 3, 19-20).

    Слова «большие и малые» означают «взрослые и дети», и в начале нашего предложения Бог говорит Ирмияху о том, что умрут все жители Йехуды, от мала до велика. Далее сказано, что умершие жители Йехуды не удостоятся погребения, и что их никто не будет оплакивать. Об этом Бог уже говорил в предложении №4 (по мнению большинства комментаторов, там шла речь лишь о жителях Анатот). Так же как в предложении №4, Радак и «Мецудат Давид» объясняют это тем, что умерших жителей Йехуды очень много, и их родственники будут так погружены в свои собственные бедствия, что у них произойдет помрачение сознания, из-за чего они перестанут обращать внимания на тех, кто уже умер. Этим объясняется также сказанное в конце нашего предложения, которое будет прояснено ниже.

    Царапание до крови собственного тела с помощью различных острых предметов, а также обривание голов и бород, в древности были знаками скорби и траура. Таким образом, в конце нашего предложения говорится о том, что по умершим жителям Йехуды никто не будет совершать никаких траурных обрядов. Мальбим пишет, что в древности, когда умирал человек, его скорбящие родственники сначала до крови царапали себя острыми предметами и брили головы и бороды, затем оплакивали умершего, и лишь после этого хоронили. Так как в нашем предложении эти действия перечислены в обратном порядке, Мальбим считает, что при их перечислении следует использовать слова «и даже». Умерших жителей Йехуды никто не будет хоронить, и даже никто не будет оплакивать, и даже никто не оцарапает себя и не обреет свою голову и бороду в знак скорби и траура. Это означает, что для умерших жителей Йехуды никто не сделает ничего из того, что обычно люди делают для тех, кто умер.

    Следует отметить, что Тора (Ваикра 19, 28 и Дварим 14, 1) строго запрещает евреям царапать свои тела острыми предметами и сбривать волосы в знак скорби и траура. Более того, из сказанного в Первой Книге Царей (18, 28) следует, что царапание тела до крови острыми предметами было одним из обрядов служения Баалю. Так как евреям запрещены такие знаки траура, Раши считает, что жители Йехуды не царапали себя и не брили себе волосы, и Бог приводит эти знаки лишь в качестве примера, чтобы подчеркнуть, что по умершим жителям Йехуды никто не будет соблюдать траур. Вместе с этим, мнение Раши выглядит очень странным, ведь в предложении №5 главы 41 будет рассказано о людях, которые пришли из различных мест с обритыми бородами, в разорванных одеждах, и царапая свое тело в знак траура. Поэтому другие комментаторы считают, что во времена Ирмияху жители Йехуды, будучи грешниками, нарушали запреты сбривать волосы и царапать себя точно так же, как они нарушали другие запреты Торы.

  7. И не разломят им из-за траура, утешить его за умершего, и не напоят их бокалом утешения за отца его и за мать его.

    Здесь идет речь о еще двух обычаях, связанных с трауром, которые жители Йехуды перестанут соблюдать из-за многочисленных бедствий, которые на них обрушатся во время завоевания их государства армией Невухаднэцера. По мнению большинства комментаторов, в начале нашего предложения говорится о том, что жители Йехуды перестанут разламывать хлеб для того, кто находится в трауре, чтобы его утешить. В соответствии с еврейской традицией, первую после похорон трапезу тому, кто находится в трауре, обеспечивают его друзья и соседи. Первое упоминание об этом обычае присутствует во Второй Книге Шмуэля (3, 35), где рассказывается о том, что люди принесли еду, чтобы накормить Давида после похорон убитого Йоавом Авнера, и следует отметить, что этот обычай соблюдается до сих пор. Радак в своем комментарии приводит это понимание сказанного от имени своего отца. Но сам он считает, что слово «ифресу» (יִפְרְסוּ), которое здесь переведено как «разломят» в соответствии с его прямым значением и мнением большинства комментаторов, следует понимать как «יִפְרְשוּ», что читается так же, но пишется по-другому, и в данном случае означает «всплеснут». В таком случае, в начале нашего предложения говорится о том, что жители Йехуды перестанут всплескивать руками в знак сочувствия к тому, кто находится в трауре, и для его утешения.

    Во второй части нашего предложения сказано, что жители Йехуды перестанут поить бокалом утешения тех, кто находится в трауре по своему отцу или матери. В древности существовал обычай подавать пребывающему в трауре человеку бокал вина, который назван здесь бокалом утешения, и следует отметить, что этот обычай не дошел до настоящего времени. По мнению «Даат Микра», сказанное в конце нашего предложения означает, что люди перестанут подавать бокал утешения даже тому, кто находится в трауре по своему отцу или своей матери, то есть в самом тяжелом трауре. Вместе с этим, «Даат Микра» приводит также мнение, согласно которому обычай подавать бокал утешения соблюдался лишь в тех случаях, когда человек пребывал в трауре по своему отцу или матери, но не по другим родственникам.

    По мнению Раши, в нашем предложении Бог объясняет Ирмияху причину, по которой Он запретил ему оплакивать жителей Йехуды: это должно было послужить знаком, что в будущем они сами станут поступать точно так же. По мнению Мальбима, в предыдущем предложении говорилось о том, что во время завоевания Йехуды армией Невухаднэцера ее жители перестанут соблюдать траур по своим умершим родственникам, а здесь сказано, что они также перестанут заботиться о тех, кто находится в трауре. «Даат Микра» считает, что в этом и в предыдущем предложении рассказывается о том, что во время завоевания Йехуды армией Невухаднэцера погибших будет так много, и на жителей Йехуды обрушатся такие многочисленные и тяжелые бедствия, что их сердца очерствеют, и они перестанут скорбеть об умерших родственниках и придерживаться законов, связанных с трауром.

  8. И в дом пиршества не приходи, сидеть с ними, есть и пить».

    Раши считает, что «дом пиршества» – это тот же самый «дом скорби», запрет входить в который был дан Ирмияху в предложении №5 (относительно причины этого мнения Раши – см. там в комментарии). По его мнению, здесь Бог повторяет этот ранее данный Ирмияху запрет, так как в следующем предложении Он укажет на его причину. Вместе с этим, другие комментаторы понимают значение «дом пиршества» в его самом прямом значении, то есть как дом, где идет пир, а «Мецудат Давид» и «Даат Микра», основываясь на том, что будет сказано в следующем предложении, считают, что здесь речь идет о свадьбах. В таком случае, здесь идет речь еще об одном, четвертом запрете, который был наложен Богом на Ирмияху, и его причина будет указана в следующем предложении.

    Мальбим считает, что это предложение следует понимать в соответствии с принципом «и даже». По его мнению, Бог запрещает Ирмияху входить в дома жителей Йехуды, где идет пир. Это касается даже тех случаев, когда он не собирается принимать участие в общем веселье, и заходит лишь посидеть из-за уважения к хозяевам. И даже если Ирмияху голоден или страдает от жажды, ему запрещается являться на пир, который устроили жители Йехуды, чтобы утолить голод или жажду.

  9. Ибо так сказал Господь Воинств, Бог Израиля: «Вот, Я упраздняю в месте этом на глазах ваших и в дни ваши голос веселья и голос радости, голос жениха и голос невесты.

    Здесь Бог объясняет причину, по которой Ирмияху запрещается принимать участие в устраиваемых жителями Йехуды пиршествах. Он говорит о том, что в самом ближайшем будущем всякая радость и всякое веселье будет Им на территории Йехуды упразднено. На то, что это случится очень скоро, здесь указывают три следующих детали, хотя достаточно было бы лишь одной. Во-первых, здесь используется слово «вот» в сочетании с глаголом настоящего времени «упраздняю». Это означает, что Бог уже приступает к упразднению радости и веселья на территории Йехуды. Кроме этого, Бог говорит о том, что это упразднение произойдет на глазах и в дни, то есть во время жизни, современников Ирмияху. Тем самым Бог говорит жителям Йехуды, что они не должны успокаивать себя мыслями о том, что наказания, о которых пророчествует им Ирмияху, произойдут в очень отдаленном будущем, и они до них не доживут.

    По мнению «Мецудат Давид» и «Даат Микра», сказанное во второй части нашего предложения является повтором, то есть что голос веселья и голос радости является ничем иным, как голосом жениха и голосом невесты. Кроме этого, эти комментаторы считают, что голосом жениха и голосом невесты названы не голоса новобрачных, а шум, издаваемый теми, кто гуляет на их свадьбе, то есть звуки празднующих бракосочетание людей. При этом «Даат Микра» пишет, что наблюдаемое здесь многословие призвано подчеркнуть, что когда Йехуда пребывала в мире, она была наполнена радостными голосами ее жителей, в особенности, когда они гуляли на свадьбах. Мальбим, считающий, что повторов в ТАНАХе не бывает, понимает сказанное во второй части нашего предложения иначе. По его мнению, здесь Бог говорит о том, что в самом ближайшем будущем Он упразднит на территории Йехуды всякое веселье и радость. Кроме этого, в Йехуде перестанут раздаваться голоса женихов и невест даже без того, чтобы их бракосочетания сопровождались весельем и радостью.

    Подводя итог всему, что было сказано в нашей главе выше, «Даат Микра» пишет, что Бог наложил на Ирмияху три типа запретов. Ему запрещалось заводить семью, придерживаться связанных с трауром обычаев, а также принимать участие в различных празднествах. Как было сказано выше в комментарии, все это должно было послужить жителям Йехуды знаком того, что с ними случится в самом ближайшем будущем. Несомненно, жители Йехуды находили поведение Ирмияху очень странным, и ниже Бог укажет ему, как он должен отвечать на вопросы жителей Йехуды, связанные с его поведением и с его пророчествами.

  10. И будет, когда расскажешь ты народу этому все слова эти, и скажут они тебе: «За что говорил Господь о нас все зло великое это, и в чем грех наш, и в чем прегрешение наше, которым согрешили мы Господу, Богу нашему?!».

    Под определение «слова эти» подпадает не только сказанное в предыдущем предложении, но и то, что было сказано в предложениях №4-№7. Таким образом, Ирмияху не только не должен был заводить семью, пренебрегать законами траура и не принимать участия в празднествах, но и объяснять жителям Йехуды, почему он так поступает. Из приведенной здесь реакции жителей Йехуды на слова Ирмияху следует, что они искренне не понимали, за что они будут так сурово наказаны Богом.

    Вместе с этим, непонимание жителями Йехуды причин, по которым Бог подвергнет их суровому наказанию, вызывает недоумение, ведь с самого начала своей пророческой деятельности Ирмияху призывал их раскаяться в своих грехах и предупреждал, что в противном случае они будут наказаны. Причину, по которой жители Йехуды не ощущали свою вину перед Богом, разъясняют Мальбим и «Даат Микра», но делают это по-разному. В оригинальном тексте слово «грех наш» звучит как «авонэну» (עֲוֹנֵנוּ), а слово «прегрешение» звучит как «хататэну» (חַטָּאתֵנוּ). «Даат Микра» считает, что эти слова обладают идентичным значением «грех», а их совместное использование усиливает их значение, то есть превращает грех в очень тяжелый грех. В соответствии с этим, услышав о том, что их ожидает, жители Йехуды спросят Ирмияху, какой такой очень тяжелый грех они совершили, что Бог решил подвергнуть их всем перечисленным выше бедствиям. При этом «Даат Микра» обращает внимание на то, что жители Йехуды называют Бога Господь, Бог наш, и, по его мнению, это означает, что жители Йехуды одновременно служили и Богу и идолам, считая, что это в порядке вещей, и поэтому не ощущали тяжести греха идолопоклонства. Мальбим считает, что слово «авонэну» означает сознательно совершенные жителями Йехуды грехи, а слово «хататэну» означает грехи, которые они совершили по ошибке. По его мнению, жители Йехуды спросят Ирмияху, почему Бог решил подвергнуть наказанию именно их, в то время как предыдущие поколения действительно грешили, например, в период правления царя Менаше, а они не грешили совершенно, ни сознательно, ни даже по ошибке.

  11. И скажешь ты им: «За то, что покинули отцы ваши Меня, – речь Господа, – и шли за богами другими, и служили им, и поклонялись им, и Меня покинули они, и Тору Мою не хранили они.

    Отвечая на заданный жителями Йехуды вопрос, Ирмияху должен начать с указания на грехи, совершенные их отцами, но в следующем предложении он скажет, что его современники гораздо хуже своих отцов, несмотря на все грехи, которые те совершали.

    В соответствии с простым пониманием текста, Ирмияху должен обвинить предков своих современников в том, что они перестали служить Богу и превратились в идолопоклонников. При этом две завершающих наше предложение фразы выглядят лишними, так как общий смысл сказанного понятен и без них, в особенности, принимая во внимание, что слова «и Меня покинули они» повторяют сказанное в начале нашего предложения. По мнению «Мецудат Давид», слова «и Меня покинули они» означают, что предки жителей Йехуды перестали верить в Бога, а это явилось причиной того, что они перестали хранить и Его Тору, то есть перестали соблюдать ее заповеди.

    «Даат Микра» рассматривает сказанное в этом предложении более детально. По его мнению, то, что отцы жителей Йехуды покинули Бога, означает, что они перестали Ему служить. Вместе с этим, они не превратились в атеистов, а пошли за другими богами, то есть стали переняли религию других народов. При этом они не только стали верить в идолов, а не в Бога, но и начали им служить, то есть обращались к ним с молитвами и совершали им жертвоприношения. Более того, они поклонялись идолам, то есть падали перед ними ниц, выражая этим свое полное им подчинение. «Даат Микра» обращает внимание на то, что слова во фрагменте «Меня покинули они» стоят в обратном порядке по сравнению с похожим фрагментом в начале нашего предложения. По его мнению, такая конструкция используется для того, чтобы подчеркнуть первопричину всех совершенных предками жителей Йехуды грехов. В конце нашего предложения, по мнению «Даат Микра», Бог говорит о том, что предки жителей Йехуды перестали относиться к заповедям Торы даже как к национальной традиции, то есть перестали их соблюдать даже формально.

    По мнению Мальбима, отвечая жителям Йехуды, Ирмияху должен был оправдать их предков, сказав о том, что Бог отнесся к ним снисходительно, так как они Его покинули из-за того, что не хранили Его Тору. Это означает, что предки жителей Йехуды перестали служить Богу и превратились в идолопоклонников из-за того, что совершенно забыли Его Тору и содержащиеся в ней заповеди. Они были подобны еврею, который в младенческом возрасте был пленен идолопоклонниками, и вырос в их среде, ничего не зная ни о Боге, ни о Его Торе. Поэтому ко всем совершенным им грехам следует относиться как к одному совершенному по ошибке греху, что не подразумевает строгого наказания. Следует отметить, что связанные с таким ребенком вопросы обсуждаются в главе 7 трактата Шабат в обоих Талмудах. В следующем предложении будет сказано, что к современникам Ирмияху нельзя относиться как к еврею, который в младенчестве был пленен идолопоклонниками.

  12. Но вы злодействуете больше, чем отцы ваши, и вы идете, каждый, за видением сердца своего злого, не слушая Меня.

    По мнению Радака, Ирмияху должен сказать жителям Йехуды, что, так как те тоже являются грешниками, Бог подвергнет их наказанию не только за совершенные ими грехи, но и за грехи, совершенные их предками. Вместе с этим, такое понимание сказанного не принимает во внимание то, что жители Йехуды злодействовали больше своих отцов, поэтому другие комментаторы понимают то, что здесь сказано, по-другому.

    Самое простое понимание сказанного предлагает «Мецудат Давид». По его мнению, Ирмияху должен сказать жителям Йехуды, что причина, по которой Бог терпел грехи их предков, а совершаемые ими грехи терпеть не желает, заключается в том, что они грешат гораздо больше, чем их отцы, то есть превысили порог терпения Бога.

    Слова «идти за видением сердца своего злого» уже неоднократно встречались в Книге Ирмияху, и о понимании их смысла различными комментаторами можно прочесть в комментарии к предложению 17 главы 3. Здесь, по мнению «Даат Микра», сказано, что жители Йехуды предпочли пойти за видением своих злых сердец, когда их царь Йошияху попытался их вернуть на путь служения Богу. При этом слово «каждый» указывает на то, что все жители Йехуды предпочли служить идолам, продолжая не слушать Бога. В соответствии с этим, Ирмияху должен был сказать жителям Йехуды, что Бог решил подвергнуть их суровому наказанию по двум следующим причинам. Во-первых, из-за того, что они злодействуют гораздо больше, чем их предки, хотя и их предков невозможно назвать праведниками, как было сказано в предыдущем предложении. Во-вторых, из-за того, что они предпочли продолжать идти за видением их злых сердец даже тогда, когда их царь Йошияху попытался вернуть их на путь истинный.

    По мнению Мальбима, Бог решил наказать именно современников Ирмияху, а не их предков, из-за того, что их грехи в корне отличались от грехов, совершенных их предками. Как было сказано в комментарии к предыдущему предложению, Мальбим считает, что первопричиной совершенных предками жителей Йехуды грехов было то, что они забыли Тору и ее заповеди, и поэтому были подобны еврею, который в младенчестве был пленен идолопоклонниками. Современники Ирмияху на такого человека совершенно не похожи. Они знают Тору и ее заповеди, но при этом предпочитают идти за видением своих злых сердец, не слушая Бога. Это означает, что жители Йехуды отказываются слушать  и исполнять слова Торы из-за своих злых сердец, то есть относительно каждой из ее заповедей они находят причину, по которой им не следует ее соблюдать. Если предки современников Ирмияху шли за видением своих злых сердец из-за того, что ни разу не слушали Бога и Его заповедей, современники Ирмияху, наоборот, не слушают Бога из-за того, что идут за видением своих злых сердец. Если их предки грешили из-за того, что искренне заблуждались, то они грешат сознательно, бунтуя против Бога. И если отцы современников Ирмияху грешили из-за того, что не знали Тору, современники Ирмияху ее знают и преднамеренно нарушают ее заповеди.

  13. И выброшу Я вас из Земли этой на землю, которую не знали вы и отцы ваши, и служить будете вы там богам другим днем и ночью, так как не дам Я вам пощады.

    Предлог «и», начинающий это предложение, используется в значении «поэтому», то есть здесь идет речь о следствии того, о чем говорилось выше. Таким образом, здесь Бог говорит жителям Йехуды о том, что из-за совершаемых ими грехов Он их выбросит из Земли, в которой они проживают, в землю, которая не была известна ни им самим, ни их предкам. По мнению «Даат Микра», глагол «выброшу» используется для того, чтобы подчеркнуть жестокость, с которой завоеватели будут относиться к изгоняемым ими жителям Йехуды. Кроме этого, то, современники Ирмияху окажутся в изгнании в совершенно неизвестной им стране, означает, что ее жители будут им совершенно чужими, а они, в свою очередь, будут в ней чужаками, поэтому на доброе к себе отношение им надеяться не следует.

    Если первая часть этого предложения особых вопросов не вызывает, то сказанное во второй его части комментаторы понимают по-разному. В соответствии с простым пониманием текста, Бог говорит жителям Йехуды о том, что, оказавшись в изгнании, они будут служить другим богам днем и ночью, то есть постоянно. Такое наказание выглядит несколько странным, ведь жители Йехуды подвергнутся изгнанию в неизвестную им страну именно из-за практикуемого ими идолопоклонства. «Даат Микра», объясняя, в чем заключается наказание жителей Йехуды согласно простому пониманию текста, пишет, что оно будет наложено Богом в соответствии с принципом «мера за меру». Современники Ирмияху, проживая в своем государстве, служили идолам по своему собственному желанию, поэтому Бог накажет их тем, что они в изгнании будут им служить вынужденно, чтобы удовлетворить своих поработителей. Похожего мнения придерживается Мальбим, который считает, что, так как жители Йехуды ранее служили идолам добровольно, теперь они будут им служить под принуждением своих поработителей. По мнению Раши, это означает, что жители Йехуды во время пребывания в изгнании будут вынуждены платить налог языческим жрецам, то есть будут косвенно участвовать в идолопоклонстве. Радак и «Мецудат Давид» считают, что жители Йехуды будут круглосуточно служить не идолам, а поработившим их идолопоклонникам. Вместе с этим, следует отметить, что такому пониманию сказанного очень мешает то, что здесь все же сказано о «других богах», а не о тех, кто им служит.

    По мнению Радака и «Мецудат Давид», в конце нашего предложения Бог говорит о том, что идолопоклонники, которые будут властвовать над жителями Йехуды, не будут их щадить, то есть поработят с крайней жестокостью. По мнению Мальбима, сказанное в конце нашего предложения означает, что местное население будет безжалостно принуждать изгнанных жителей Йехуды к идолопоклонству. «Даат Микра» считает, что сказанное в конце нашего предложения относится к его началу. В таком случае, Бог говорит о том, что Он не пощадит жителей Йехуды, и безжалостно выбросит их из их государства в неизвестную им страну.

  14. Поэтому вот, дни приходят, – речь Господа, – и не сказано будет более «Жив Господь, который поднял сынов Израиля из Земли Египетской».

    Как было сказано в комментарии к предложению №4 главы 4, слова «Жив Господь» являются формулировкой начала клятвы, давая которую, человек говорит о том, что его слова так же истинны, как то, что жив Господь. При этом указание на то, что Бог освободил еврейский народ из египетского рабства, используется клянущимся человеком в качестве доказательства всемогущества Бога. В следующем предложении будет сказано, что вместо приведенной здесь клятвы люди будут клясться жизнью Бога, который освободил еврейский народ из Земли северной и т.д. Таким образом, здесь Бог говорит о том, что в будущем еврейский народ удостоится такого освобождения, по сравнению с которым поблекнут освобождение из египетского рабства и сопровождавшие его чудеса. По мнению «Мецудат Давид», это произойдет из-за того, что бедствия, которым подвергнутся евреи в изгнании, будут гораздо более тяжелыми, чем бедствия, которые они испытывали во время египетского рабства.

  15. Не иначе как «Жив Господь, который поднял сынов Израиля из Земли северной, и из всех земель, в которые изгнал Он их туда», и верну Я их на Землю их, которую дал Я отцам их.

    Здесь Бог говорит о том, что в будущем евреи будут клясться Его Именем, упоминая не то, что Он освободил их из египетского рабства, а так, как сказано в нашем предложении. Это означает, что освобождение еврейского народа «из Земли северной, и из всех земель, в которые изгнал Он их туда» по всем параметрам превзойдет их освобождение из Египта.

    Не задаваясь вопросом, о каком именно освобождении здесь идет речь, «Мецудат Давид» пишет, что здесь приведена клятва, которую будут давать освобожденные из будущего изгнания евреи, и она включает завершающий фрагмент нашего предложения. По его мнению, Бог произносит его от своего имени, но его следует понимать как «и вернул Он их на Землю их, которую дал Он отцам их». Вместе с этим, следует отметить, что глагол «вахашивотим» (וַהֲשִׁבֹתִים), переведенный здесь как «и верну Я их» стоит в прошедшем времени, но снабжен так называемым переворотным вавом, который меняет его прошедшее время на будущее. Поэтому мнение «Мецудат Давид» относительно завершающего фрагмента нашего предложения следует признать довольно проблематичным.

    Радак и Мальбим считают, что люди перестанут клясться так, как было сказано в предыдущем предложении, и начнут клясться так, как сказано в нашем, не после освобождения из Вавилонского изгнания, а после прихода Машиаха. По их мнению, Бог говорит здесь об этом для того, чтобы жители Йехуды не теряли надежду из-за изгнания, которое их ожидает. Очевидно, эти комментаторы исходят из того, что возвращение евреев из Вавилонского изгнания не сопровождалось такими впечатляющими чудесами, какими сопровождался выход евреев из Египта. Следует отметить, что во фрагменте «в которые изгнал Он их туда» местоимение «Он» обладает заглавной буквой, так как до этого здесь шла речь о Боге. По мнению Радака, в этом фрагменте говорится не о Боге, а о враге, в соответствии с чем это местоимение следует писать со строчной буквы.

    По мнению Мальбима, в нашем предложении указаны три причины, по которым евреи будут клясться так, как здесь сказано, а не упоминать о том, что Бог освободил еврейский народ из египетского рабства. Первой причиной является то, что в будущем Бог соберет евреев «из Земли северной, и из всех земель», то есть со всех краев света, в то время как во время пребывания в Египте весь еврейский народ находился в одной стране. Во-вторых, в Египет евреи отправились добровольно, но в будущем Бог вернет их из стран, «в которые изгнал Он их туда» из-за тяжких грехов, которые они совершили. Таким образом, возвращая еврейский народ из рассеяния, Бог поступит как отец, который сначала изгнал из своего дома непокорного сына, но затем вернул его обратно. В-третьих, когда Бог освободил еврейский народ из Египта, Земля Израиля ему еще не принадлежала, но в будущем Он вернет евреев на ту Землю, которую Он отдал их предкам, то есть вернет их на их историческую родину.

    Несмотря на то, что освобождение евреев из Вавилонского изгнания не сопровождалось такими же чудесами, как их освобождение из египетского рабства, «Даат Микра» считает, что именно его будут упоминать евреи в своих клятвах. Следует отметить, что территории Бавеля и Ашура, куда были изгнаны современники Ирмияху, находились не к северу от Йехуды, а к северо-востоку, но именно их Бог называет Землей северной по трем следующим причинам. Во-первых, из-за того, что армия Невухаднэцера вторглась в Йехуду с севера, как было сказано в предложениях №14-№15 главы 1. Во-вторых, из-за того, что слово «цафон» (צָפוֹן), означающее «север», похоже на слово «цфуна» (צפונה), которое означает «неизвестная», «неизведанная». В соответствии с этим, речь идет о возвращении евреев из страны, которая ранее была им неизвестна (см. комментарий к предложению №15 главы 1). В-третьих, из-за того, что жители Йехуды, отправляясь в изгнание, покинут Землю Израиля через ее северную границу. Объясняя фрагмент «и из всех земель, в которые изгнал Он их туда», «Даат Микра» пишет, что в результате завоевания Йехуды армией Невухаднэцера множество евреев оказалось не только в Ашуре и в Бавеле, но и в сопредельных с Йехудой государствах. Прежде всего, во Второй Книге Царей (24, 2) рассказывается о том, что второе вторжение в Йехуду армии Невухаднэцера сопровождалось вторжением ряда армий вассально подчиненных ему царств, таких как Арам, Моав и Амон. Воины этих армий захватывали жителей Йехуды в плен, превращали в рабов и уводили в свои государства. Кроме этого, в предложениях №11-№12 главы 40 будет рассказано о возвращении в Йехуду евреев, пребывавших на территории Моава, Амона, Эдома и в других странах. По всей видимости, это были не только изгнанники, но и те, кто бежал в сопредельные с Йехудой страны во время ее завоевания армией Невухаднэцера. По мнению «Даат Микра», на то, что здесь имеется в виду возвращение евреев из Вавилонского изгнания, указывает также то, что это возвращение здесь обозначено глаголом «поднял». Так как территории Ашура и Бавеля представляют собой главным образом низменности, а территория Йехуды – холмы и горы, то возвращение евреев в Йехуду из Бавеля и Ашура очень хорошо описывается именно этим глаголом.

    По мнению «Даат Микра», в завершающем фрагменте нашего предложения Бог указывает причину, по которой евреи будут клясться именно так, как здесь сказано, а не упоминать о том, что Бог освободил их из египетского рабства. «Даат Микра» также отмечает, что глагол «вахашивотим» (וַהֲשִׁבֹתִים), переведенный здесь как «и верну Я их», можно также перевести как «и поселю Я их», и, по его мнению, он здесь используется в обоих своих значениях. Таким образом, в конце нашего предложения сказано, что евреи будут клясться так, как здесь сказано, из-за того, что Бог вернет их из изгнания в Землю Израиля, которую Он дал их отцам, и поселит их на ней. А так как Земля Израиля была дана Богом еврейскому народу, она является его собственностью, и евреи вернутся в нее на законных основаниях.

  16. Вот, Я посылаю за рыбаками многими, – речь Господа, – и выловят они их, а затем пошлю Я за многими охотниками, и изловят они их с каждой горы, и с каждого холма, и из расщелин скальных.

    Это предложение начинается словом «вот», за которым следует глагол «посылаю», стоящий в настоящем времени. Как неоднократно указывалось выше, такая конструкция означает, что то, что здесь сказано, Бог собирается осуществить в самом ближайшем будущем. Под рыбаками и под охотниками здесь подразумеваются воины армии Невухаднэцера, местоимение «их» указывает на жителей Йехуды, а глаголы «посылаю» и «пошлю» означают «вызываю» и «вызову». Таким образом, в нашем предложении Бог говорит о том, что вскоре Он вызовет в Йехуду воинов армии Невухаднэцера, которые поймают всех ее жителей.

    По мнению всех комментаторов, рыбаками здесь названы люди, которые ловят рыбу не удочкой, а сетью, забросив которую, они одновременно извлекают из водоема большое количество рыбы. Охотники, в отличие от рыбаков, ловят по одному животному. Вместе с этим, объясняя смысл сравнения воинов армии Невухаднэцера с рыбаками и охотниками, комментаторы разделились на два лагеря. К одному из них относятся Мальбим, «Мецудат Давид» и «Даат Микра», которые считают, что в нашем предложении описываются два этапа пленения жителей Йехуды завоевателями. Сначала воины армии Невухаднэцера будут действовать как рыбаки, хватая тех жителей Йехуды, которых можно схватить легко и в массовом порядке. По мнению «Мецудат Давид», здесь имеются в виду жители Йехуды, которые проживают в городах. После этого свободными останутся те, кто попытается найти укрытие в горах, на холмах и в скальных расщелинах. Тогда воины армии Невухаднэцера станут действовать как охотники и не успокоятся, пока не схватят всех спрятавшихся жителей Йехуды. Ко второму лагерю относятся Раши и Радак, которые следуют арамейскому переводу Йонатана. Так же как «Мецудат Давид», Раши пишет, что в роли рыбаков воины армии Невухаднэцера выступят в ходе завоевания городов Йехуды, но главная причина такого сравнения состоит не в этом. Раши и Радак указывают на то, что рыба, вытащенная из воды рыбаком, обязательно погибает, а пойманное охотником животное остается в живых. В соответствии с этим, здесь Бог говорит о том, что воины армии Невухаднэцера сначала будут производить массовые убийства жителей Йехуды, а тех, кто останется, они изловят там, где те спрятались, и уведут в изгнание.

  17. Ибо глаза Мои на все пути их, не скрыты они от Меня, и не утаен грех их от глаз Моих.

    По мнению большинства комментаторов, здесь Бог дважды повторяет то же самое, чтобы подчеркнуть смысл сказанного. Вместе с этим, относительно смысла того, что говорит Бог, их мнения разделились. Радак считает, что здесь Бог опровергает жителей Йехуды, утверждавших, что Бог не видит совершаемые ими злодеяния. По мнению «Даат Микра», здесь Бог говорит о том, что Он видит все совершаемые каждым жителем Йехуды грехи, поэтому каждый из них понесет соответствующее своим грехам наказание.

    Как неоднократно указывалось выше, Мальбим считает, что повторов в ТАНАХе не бывает по определению, и что каждое используемое в нем слово несет определенную смысловую нагрузку. По его мнению, слово «скрытый» означает, что определенный предмет полностью скрыт другим предметом, а «утаенный» относится к предмету, который ничем не скрыт, но находится вне поля зрения человека, от которого он утаен. Путями, по мнению Мальбима, Бог называет пути душ жителей Йехуды, то есть их душевные качества, которые являются источником совершаемых ими грехов. Такими душевными качествами Мальбим считает гордыню, жестокость, мстительность и т.п. В соответствии с этим, в начале нашего предложения Бог говорит о том, что Он видит все душевные качества жителей Йехуды, которые служат источником их грехов, и они от Него не скрыты, то есть все они Ему известны. Кроме этого, Бог видит следствия этих душевных качеств, то есть совершаемые жителями Йехуды злодеяния, которые все находятся в поле Его зрения. По мнению Мальбима, все это означает, что зрение Бога в корне отличается от обычного зрения. Люди видят лишь деяния, то есть следствия душевных качеств других людей, но Бог, кроме самих деяний, видит их первопричину, то есть душевные качества.

  18. И отплачу Я сначала вдвойне за грех их и прегрешение их, за то, что осквернили они Землю Мою, мертвечиной мерзостей их и скверн их наполнили они Надел Мой».

    Слова «грех» и «прегрешение» используются здесь в агрегативном значении, то есть их следует понимать как «грехи» и «прегрешения». Таким образом, в начале нашего предложения Бог говорит о том, что Он отплатит жителям Йехуды за совершаемые ими грехи и прегрешения, то есть подвергнет жителей Йехуды наказанию за совершаемые ими грехи. Вместе с этим, следует прояснить, почему Бог говорит о том, что Он отплатит «сначала», почему Он собирается отплатить жителям Йехуды «вдвойне», и чем между собой различаются грехи и прегрешения.

    Займемся значением слова «сначала». Основываясь на том, что в предложениях №14-№15 Бог обещал вернуть жителей Йехуды из изгнания обратно на Землю Израиля, Раши и «Мецудат Давид» считают, что здесь Бог говорит о том, что «сначала», то этого возвращения, Он отплатит им за все совершенные ими грехи. По мнению Радака и Мальбима, слово «сначала» следует понимать как «в первую очередь», и Бог здесь определяет, за что Он накажет жителей Йехуды в первую очередь. Радак считает, что в первую очередь жители Йехуды будут наказаны Богом за то, что они осквернили Его Землю, то есть Землю Израиля, и наполнили ее «мертвечиной мерзостей их и скверн их», как сказано здесь далее. По мнению Мальбима, здесь Бог говорит о том, что в первую очередь Он накажет жителей Йехуды за их грехи и прегрешения, то есть за их злые деяния, а не за то, что они обладали отрицательными душевными качествами (см. комментарий к предыдущему предложению). Слово «ришона» (רִאשׁוֹנָה) переведено здесь как «сначала» в соответствии с мнением большинства комментаторов, но «Даат Микра» считает, что его следует понимать как «немедленно». В таком случае, Бог здесь говорит о том, что Он незамедлительно накажет жителей Йехуды за совершенные ими грехи и прегрешения.

    Теперь рассмотрим причину, по которой Бог говорит о том, что Он накажет жителей Йехуды «вдвойне», то есть, вроде бы, отступает от принципа «мера за меру». В предложении №11 Бог упоминал грехи, совершенные предками жителей Йехуды, а в предложении №12 сказал, что сами жители Йехуды грешат еще больше. Поэтому Раши, Радак и «Мецудат Давид» считают, что здесь Бог говорит о том, что подвергнет их наказанию и за их собственные грехи, и за грехи, совершенные их отцами, так как жители Йехуды все их повторили. «Даат Микра» предлагает два объяснения двойного наказания жителей Йехуды. В соответствии с одним из них, Бог говорит о двойном наказании, чтобы испугать жителей Йехуды, и тем самым побудить их к раскаянию. Согласно второму объяснению, жители Йехуды понесут двойное наказание, так как и совершенные ими грехи также были двойными. Во-первых, они состояли в нарушении заповедей Торы, и во-вторых, совершая грехи, жители Йехуды оскверняли Землю и Надел Бога, то есть нарушали святость Земли Израиля. Слово «мишнэ» (מִשְׁנֵה) переведено здесь как «вдвойне» в соответствии с мнением большинства комментаторов, но Мальбим понимает его значение как «двойной». В соответствии с этим, здесь Бог говорит о том, что Он отплатит жителям Йехуды за их двойные грехи и прегрешения. Во-первых, они состояли в том, что жители Йехуды осквернили Землю Бога, и во-вторых, в том, что они наполнили Его Надел мертвечиной своих мерзостей и скверн, как здесь сказано далее.

    Теперь займемся грехами и прегрешениями. По мнению большинства комментаторов, это является повтором, то есть Бог дважды говорит о тех же самых грехах. «Даат Микра» считает, что посредством этого повтора Бог говорит о том, что совершенных жителями Йехуды грехов было очень много. Слова «грех их» в оригинальном тексте звучат как «авонам» (עֲוֹנָם), а «прегрешение их» – как «хататам» (חַטָּאתָם). По мнению Мальбима, здесь идет речь о двух различных типах грехов: слово «авонам» означает грехи, совершенные преднамеренно с целью бунта против власти Бога, а слово «хататам» означает те грехи, которые жители Йехуды совершили под воздействием страстей, из корыстных побуждений и т.п.

    Рассмотрим сказанное во второй части нашего предложения, где сказано, что Бог накажет жителей Йехуды «за то, что осквернили они Землю Мою, мертвечиной мерзостей их и скверн их наполнили они Надел Мой». Мертвечиной Бог называет идолов, которым поклонялись жители Йехуды, тем самым указывая на то, что идолы представляют собой всего лишь мертвые куски дерева, металла или камня. Под мерзостями и сквернами, опять же, подразумеваются идолы.

    По мнению Мальбима, здесь Бог объясняет, в чем состоял двойной грех, который совершили жители Йехуды. Во-первых, он состоял в том, что они осквернили Его Землю, то есть Землю Израиля. Это выразилось в том, что жители Йехуды не соблюдали заповеди Торы, связанные с ее святостью, такие как субботний год, когда землю запрещается обрабатывать, отделение десятины от собранного урожая и т.д., и кроме этого, оскверняли ее кровопролитием. Слова «Надел Мой», по мнению Мальбима, означают «Храм». В таком случае, второй совершенный жителями Йехуды грех состоял в том, что они наполнили Храм идолами, что произошло во время правления царя Йехуды Менаше (см. комментарий к предложению №4 предыдущей главы).

    Запятая перед фрагментом «мертвечиной мерзостей их и скверн их» поставлена в соответствии с мнением Мальбима, и в соответствии с его же мнением после этого фрагмента она не стоит. Вместе с этим, «Даат Микра» считает, что этот фрагмент относится не только к тому, что здесь сказано далее, но и к тому, что сказано до него. В соответствии с этим, здесь Бог говорит о том, что мертвечиной своих мерзостей и скверн жители Йехуды осквернили Его Землю, и ей же они наполнили Его Надел. В отличие от Мальбима, «Даат Микра» считает, что слова «Земля Моя» и «Надел Мой» обладают идентичным значением «Земля Израиля». Таким образом, по его мнению, во второй части нашего предложения Бог говорит о том, что жители Йехуды осквернили Землю Израиля своими идолами, причем заполнили ими ее всю, так что на Земле Израиля не осталось ни одного неоскверненного места.

  19. Господь, сила моя, и крепость моя, и прибежище мое в день беды! К Тебе народы придут из краев Земли, и скажут они: «Действительно, ложь унаследовали отцы наши, тщету, и нет среди них полезного!

    Рассмотрим, что здесь говорит Ирмияху, а затем разберемся, по какой причине.

    В начале нашего предложения Ирмияху, обращаясь к Богу, говорит, что Он – его сила, крепость и прибежище в день беды. То, что Бог является силой Ирмияху, означает, что Он придает ему силы в противостоянии с его противниками, которых у Ирмияху было очень много среди жителей Йехуды, осыпавших его проклятиями и намеревавшихся его убить. Слова «крепость моя» в оригинальном тексте звучат как «маузи» (מָעֻזִּי), то есть здесь идет речь о том, что Бог является для Ирмияху крепостью в смысле твердыней. Это означает, что под защитой Бога Ирмияху ощущает себя как в неприступной крепости, которую никакой враг не способен завоевать. Называя Бога своим прибежищем в день беды, Ирмияху говорит о том, что в беде он надеется лишь на Бога. Слово «менуси» (מְנוּסִי) переведено здесь как «прибежище мое» в соответствии с мнением большинства комментаторов. Вместе с этим, Раши приводит также другое мнение, в соответствии с которым это слово является производным от слова «нэс» (נס), что означает «чудо». В таком случае, здесь Ирмияху говорит Богу о том, что во время бедствия он надеется лишь на то, что Бог сотворит чудо. Впрочем, для понимания смысла того, что здесь сказано, это большой роли не играет.

    Во второй части нашего предложения Ирмияху говорит Богу о том, что, будучи пророком, он знает, что в будущем к Богу, то есть в Его Храм, явятся все народы Земли и признают ошибочность идолопоклонства. Ложью и тщетой они назовут идолов, которым они и их предки поклонялись из поколения в поколение, и заявят, что среди всех этих идолов нет ни одного, кто бы приносил пользу. Упоминая о своих отцах, народы Земли будут преследовать две цели. Во-первых, они этим попытаются в некоторой степени оправдаться. Народы Земли скажут, что идолопоклонство было ими унаследовано от их отцов, то есть что они с детства были приучены служить идолам, а не Богу. Во-вторых, этим они выразят свое сожаление по поводу того, что их отцы не уразумели всей глупости поклонения идолам, и не стали служить Богу, вследствие чего их дети тоже стали идолопоклонниками.

    На первый взгляд, две части нашего предложения никак между собой не связаны, но это не так. По мнению «Даат Микра», они противопоставлены одна другой. Говоря о том, что Бог является его силой, крепостью и прибежищем в день беды, Ирмияху подчеркивает различие между Богом и идолами, про которых сами идолопоклонники скажут, что они ложь, тщета, и что нет ни одного идола, который приносил бы им пользу.

    В предыдущем предложении Бог говорил о том, что вскоре Он подвергнет жителей Йехуды наказанию за идолопоклонство. По мнению Мальбима, Ирмияху, услышав об этом, попытался убедить Бога в том, что этого делать не следует. Сначала он сказал Богу о том, что Бог является его силой, крепостью и прибежищем в день беды, и всем известно, что лишь Он является настоящим Богом. Идолопоклонство является всего лишь глупостью, на которую Богу не следует обращать внимания, так как в будущем все народы Земли, потомственные идолопоклонники, осознают свою ошибку и признают власть Бога. Поэтому Богу следует относиться к идолопоклонству жителей Йехуды точно так же, как взрослые относятся к шалостям неразумных детей.

  20. Сделает ли себе человек бога, а они – не бог?».

    По мнению большинства комментаторов, здесь приведено окончание слов народов Земли, которые осознают ошибочность идолопоклонства. Приведенный здесь вопрос явно является риторическим, и предполагает отрицательный ответ: человек не может сделать себе бога. Вместе с этим, смысл сказанного комментаторы понимают по-разному. По мнению «Мецудат Давид», бывшие идолопоклонники скажут, что человек не может сделать себе бога, так как сами люди богами не являются, и поэтому неспособны сделать то, что будет лучше их самих. «Даат Микра» считает, что бывшие идолопоклонники скажут, что человек себе бога сделать не может, и все изготовленные ими идолы богами не являются.

    По мнению Мальбима, сказанное в этом предложении является словами Ирмияху. Он говорит Богу о том, что люди неспособны сделать себе богов, и все изготовленные ими идолы божественной силой не обладают. Поэтому Богу не следует ревновать к идолам, так как они Ему не соперники.

  21. «Поэтому, вот, Я сообщаю им в этот раз, сообщу Я им руку Мою и могущество Мое, и узнают они, что Имя Мое Господь».

    По мнению «Мецудат Давид» и «Даат Микра», местоимения «им» и «они» указывают на народы Земли, которые явятся в Храм и признают ошибочность идолопоклонства. Чтобы понять сказанное в этом предложении, следует прояснить значение используемых в нем слов. Глаголы «сообщаю» и «сообщу» в данном случае следует понимать в значении «сделаю так, чтобы они узнали». Слова «в этот раз» следует понимать как «в отличие от того, что было ранее». Слова «рука Бога» в ТАНАХе употребляются в значении «сила Бога». В соответствии с этим, Бог говорит Ирмияху, что после того как все народы Земли осознают ошибочность идолопоклонства, Он поступит не так, как поступал ранее, открываясь лишь еврейскому народу, а сделает так, чтобы все народы Земли узнали Его силу и могущество. Тогда все народы узнают, то есть поймут, что Именем Бога является Господь, то есть что лишь Он истинный Владыка Мира.

    По мнению Мальбима, местоимения «им» и «они» указывает на жителей Йехуды, и здесь Бог отвечает на заявления Ирмияху о том, что Ему не следует ревновать к идолам. Бог ему говорит, что к идолам Он, действительно, не ревнует, но, вместе с этим, жители Йехуды должны понести наказание за то, что они Им пренебрегли, предпочтя Ему бесполезных идолов. В результате наказания, которому подвергнутся жители Йехуды, они должны осознать силу и могущество Бога, и понять, что Его Именем является Господь, то есть что Он может направлять ход истории так, как захочет. Действительно, в будущем все народы Земли признают власть Бога, но Он желает, чтобы жители Йехуды признали ее «в этот раз», то есть в ближайшем будущем, после того как подвергнутся наказанию.

    Кроме этого, Мальбим предлагает альтернативное понимание сказанного в нашем предложении, в соответствии с которым местоимения «им» и «они» указывают на народы Земли. В этом случае, Бог говорит о том, что Он собирается сделать так, чтобы все народы Земли узнали Его силу и могущество. Это произойдет сразу же после того как Бог сделает так, что все они будут завоеваны армией Невухаднэцера, которую Он будет направлять.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator